К 75-летию освобождения столицы Беларуси Минска от гитлеровских войск на интернет-портале Минобороны России опубликован цикл рассекреченных документов из фондов Центрального архива военного ведомства. Он называется "Из Минска виделся Берлин" и через директивы, донесения, приказы, наградные документы и газетные материалы рассказывает о до сих пор неизвестных страницах истории одной из самых крупных наступательных операций Великой Отечественной войны "Багратион".
Советские танки на улицах освобожденного города. Июль 1944-го. Фото: Фотохроника ТАСС. Советские танки на улицах освобожденного города. Июль 1944-го. Фото: Фотохроника ТАСС.
Советские танки на улицах освобожденного города. Июль 1944-го. Фото: Фотохроника ТАСС.

Пожелтевшие и стершиеся от времени машинописные страницы, несмотря на официальные учетные номера, хранят живое дыхание тех героических дней. Вот удивительное донесение начальника политуправления 3-го Белорусского фронта от 4 июля 1944 года. Из него ясно: Минск заняли стремительно.

Настолько, что темпы операции сбили с толку даже командование вермахта, которое в этот день не имело абсолютно никаких данных об освобождении города советскими войсками.

В итоге в городской черте садится "Мессершмитт 109": из кабины, не подозревая о том, что аэродром перешел под контроль частей Красной Армии, спокойно вылезает пилот и неторопливо осматривает свой самолет... И попадает в плен к нашим солдатам.

А вот боевое донесение начальника штаба 3-го Белорусского фронта. Генерал-лейтенант Александр Покровский в деталях докладывает начальнику Генштаба Красной Армии Александру Василевскому об освобождении Минска. Например, рассказывает, что первыми в город на предельной скорости ворвались танки под командованием старшего лейтенанта Александра Яковлева, командира роты 26-й гвардейской танковой бригады 2-го гвардейского танкового Тацинского корпуса. За это отважного танкиста представили к званию Героя Советского Союза. Наградные документы тоже можно посмотреть.

Публикация минобороны "засветила" еще одного героя той войны. Лейтенант Михаил Довбыш, командир батареи 529-го армейского истребительно-противотанкового артполка. Его батарея прокладывала путь нашей пехоте при прорыве вражеской обороны. На сайте представлены его наградные документы.

О том, что немцы не ожидали такой стремительности в штурме города, говорит донесение начальника политического отдела 5-й гвардейской танковой армии гвардии генерал-майора Шарова начальнику политуправления 3-го Белорусского фронта генерал-майору Казбинцеву. Как отмечается в донесении, "немецкое командование было застигнуто врасплох стремительными темпами наступления на Минск".

А вот документ "с другой стороны". В донесении приводятся слова сдавшегося в плен радиста разведывательного батальона 25-й гренадерской танковой дивизии вермахта обер-ефрейтора Леопольда Люттенбергера, который рассказывает, что столицу Белоруссии обороняли "чрезвычайные полки", сформированные из остатков ранее "разбитых и рассеянных" немецких дивизий: "Нам приказали занять оборону по дороге Могилев - Минск... Не успели мы по-настоящему закрепиться на занимаемом участке, как утром 3 июля показались русские танки. Несмотря на то что мы ожидали наступления русских, оно для нас оказалось совершенно неожиданным. Солдаты, увидев русские танки, говорили, что это пришел конец... Но затем нам последовал приказ отступать в направлении на Вильно (Вильнюс). Не отъехали мы и трех-пяти километров от Минска на запад, как образовалась страшная пробка: сгрудились сотни автомашин, тысячи солдат. В этот момент нас настигли русские танки. Сразу же все побежали кто куда. Я с группой солдат побежал в лес, а затем, встретив русских, сдался им в плен".

Уже вечером 3 июля Москва салютовала "доблестным войскам, овладевшим Минском двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий". Об этом говорится в представленном на сайте приказе Верховного Главнокомандующего СССР и Указе Президиума Верховного Совета СССР. Из этого же документа следует, что соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение белорусской столицей, были удостоены почетного наименования "Минские" и представлены к награждению орденами.

Солдаты, увидев русские танки, говорили, что это пришел конец... Я с группой солдат побежал в лес, а затем, встретив русских, сдался им в плен

"Салютовал" своим освободителям и Минск. Жители разрушенного фашистами города встречали Красную Армию с ликованием. Читаем архивы: "Колонны танков, проходя по городу, забрасывались цветами, так что были больше похожи на огромные букеты цветов, а не на грозные боевые машины...". Минские пацаны не отставали от взрослых: "Ребятишки, раздобывшие где-то чистые конверты и бумагу, забрасывали танкистов бумажным салютом, когда те въехали в город".

Впрочем, противник пытался отбить столь важный стратегический плацдарм: хотя 3 июля 1944 года Минск был освобожден, вокруг города еще находились разрозненные гитлеровские части, которые представляли угрозу и пытались продвигаться в западном направлении, в том числе и к столице Белоруссии. И только в ночь на 6 июля последние попытки противника контратаковать были отбиты, а несколько тысяч гитлеровцев попали в плен.

Представленные в разделе документы рассказывают о тщательной подготовке операции "Багратион". С документами не поспоришь: уникальная артподготовка и отличная работа бомбардировщиков с ключевыми укрепрайонами и позициями противника позволили освободить Минск на пять дней раньше установленных сроков.

Хронику войны во время освобождения Минска, Бобруйска, Жлобина, Рогачева, Барановичей и других белорусских городов вели советские газеты, в том числе "Красная Армия", передовицы в характерном для того времени мажорном стиле передают настроение исторической эпохи и рассказывают о мужестве и героизме.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.