Новости

10.07.2019 15:25
Рубрика: Общество

Михаил Мягков: Предложение снести памятник под Прохоровкой - кощунство

Призыв снести памятник под Прохоровкой, прозвучавший в публикации Die Welt, в которой журналист Свен Феликс Келлерхофф указал, что на месте, где стоит памятник, не было большого танкового сражения, решившего исход войны, комментирует для "РГ" научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.
 Фото: Юрий Кавер/РИА Новости  Фото: Юрий Кавер/РИА Новости
Фото: Юрий Кавер/РИА Новости
Прямая речь

- Заявление немецкого журналиста, который предлагает снести памятник нашим погибшим воинам, иначе как кощунством называть нельзя. Это прямое оскорбление памяти советских воинов, погибших в ходе Курской битвы, это оскорбление наших ветеранов и нынешнего поколения россиян, которые любят свою историю и должны гордиться своими прадедами, которые победили нацизм, освободили Европу и внесли решающий вклад в победу во Второй мировой войне. В конце концов, они освободили саму Германию от нацистского режима, но немецкий корреспондент это забывает, и, по меньшей мере, он должен принести глубокие извинения за то, что написал.

Что было на самом деле? На самом деле сражение под Прохоровкой (южный фас Курской дуги) и сражение под Понырями (северный фас Курской дуги) были ключевыми моментами всей Курской битвы. Курская битва в нашей историографии по праву считается завершением коренного перелома в войне, когда наступательная стратегия Германии потерпела окончательный крах и в скором времени был освобожден Орел, Белгород, Харьков. Дальше была битва за Днепр, освобождение Киева, освобождение всей территории Советского Союза и затем освобождение уже европейских стран.

Немцы, строя свои планы на 1943 год, пытались окружить наши войска на Курском выступе, сосредоточили здесь отборные части. На южном фланге наступала самая мощная немецкая группировка, были применены новые немецкие танки "Тигр", "Пантера", самоходные орудия "Фердинанд", которые могли тогда поражать наш основной танк Т-34 с дальнего расстояния, примерно полтора километра. Наши танки могли ответить только в ближнем бою, поэтому было принято решение сражаться с немцами именно в ближнем бою. Надо отметить, что западная историография говорит о том, что сражение под Прохоровкой было 12 июля 1943 года, но из наших документов мы знаем, что это сражение длилось несколько дней, на большой площади. Уже 11 июля завязались бои в районе Прохоровки и продолжались до 14 июля. Конечно, с нашей стороны были большие потери. С немецкой стороны в этих боях участвовало около 500 танков, с нашей - более 700, и по данным объективных специалистов, немцы потеряли в этих сражениях около 300 танков, а наши - около 500. Но ударная танковая группировка немцев была обескровлена, мы же смогли восполнить свои потери, и в конце концов начать решительное контрнаступление.

Как немцы сегодня могут говорить, что мы проиграли сражение под Прохоровкой, если дальше этого населенного пункта они не продвинулись и вскоре отошли на исходные позиции, а мы повели решительное контрнаступление. Мне кажется, что подобные заявления иначе как частью информационной войны против России назвать нельзя, из нас пытаются сделать манкуртов, не помнящих родства, и лишить генетической памяти.

Еще в конце 40-х, в 50-х и 60-х годах ХХ столетия немецкие генералы в своих мемуарах пытались взвалить всю вину за свои поражения на Гитлера, якобы он отдавал неправильные приказы, тем самым выгораживая себя. Вот эта ревизионистская школа сегодня продолжает расцветать буйным цветом, тем более, что журналист Die Welt, ссылаясь на данные только немецкой стороны, фактически не изучал советских архивов, которые сейчас имеются в открытом доступе.

Более того, тематика Курской битвы изучается на международных исторических конференциях. На Западе существуют различные школы, которые изучают историю Великой Отечественной и Второй мировой войн. Некоторые историки занимают объективную позицию, работают и в немецких, и в отечественных архивах, изучают массу источников. А есть ревизионистские школы, в том числе представленные немецким историком Фризером, которые говорят, что Германия делала все правильно, а Красная Армия завалила вермахт трупами советских солдат. Сегодня этот научный дискурс выдергивается из контекста и используется в политической плоскости. Это не приведет немецких историков к каким-то правильным и серьезным выводам, а политики на этой основе решают свои конкретные задачи.

Напомним, что ранее Председатель попечительского Совета РВИО Сергей Иванов предупредил о появлении антироссийских фейков в канун 80-летия начала Второй мировой войны.

Военный историк: Победа на полях под Прохоровкой безусловна

Журналист Свен Феликс Келлерхофф, ведущий редактор исторического раздела Die Welt, опубликовал статью, в которой призвал снести памятник Победы на Прохоровском поле. Журналист слабо разбирается в истории Великой Отечественной войны, уверен военный историк Алексей Исаев.
Прямая речь

- Ответ на вопрос, почему в Германии вдруг сегодня вспомнили про Прохоровку, для специалистов вполне очевиден. 75 лет назад гремела операция "Багратион", принесшая крупнейший разгром германской армии за всю ее историю. Вспоминать об этом будет уместно, но с неизбежным ударом по национальному самолюбию немцев. Колоссальные потери людей и техники, массовая сдача в плен солдат и офицеров, включая сразу два десятка генералов, марш пленных по Москве. Этот урок вспоминать не хотят. Поэтому в некруглую дату решили вспомнить о Прохоровском поле.

Вспоминая о Прохоровке, немецкая сторона тоже врет. Делается акцент на потерях 5-й гвардейской танковой армии, которые стали достоянием общественности с открытием архивов. Хотя еще в советский период признавалось, что потери под Прохоровкой были тяжелыми.

Однако забывается, что доступны оказались архивы обеих сторон. Напирая на тему потерь в конкретном бою, немецкие историки и журналисты стремятся вывести из рассмотрения более неприятную для Германии тему неудачи операции "Цитадель" в целом и, если уж возвращаться к Прохоровке, провала немецкой разведки во вскрытии подхода советских резервов. Переданная из резерва Ставки 5-я гвардейская танковая армия оказалась не вскрыта разведкой, и о ее появлении известили командиров и командующих германскими войсками фиолетовые ракеты из передовых окопов (они означали "атакованы танками") только утром 12 июля 1943 года. Скрытно проведенный марш 5 танковой армии под командованием Павла Алексеевича Ротмистрова обошелся практически без потерь от ударов с воздуха. Это резко контрастирует с событиями июля 1942 года, когда 5-я танковая армия (еще не гвардейская, и Ротмистров пока командует в ней танковым корпусом) подверглась жесточайшим налетам, существенно снизившим ее боеспособность. По существу, лето 1943 года очень ярко показало, как за год выросли возможности и мастерство Красной Армии и деградировал Вермахт. Хотят об этом вспоминать в Германии? Судя по всему, не хотят.

К появлению свежих, не замеченных разведкой сил немцы не подготовились, а потому не провели корректировку планов, и это все знаменовало собой неудачу наступлений немецкой группы армий "Юг". Как раз из-за событий на северном фасе Курского выступа и начала советского контрнаступления.

Поэтому памятники и часовни на месте боев - это не только дань памяти павшим, но и обозначение рубежа, на котором остановилось последнее немецкое наступление со стратегическими целями. Именно на этом рубеже армия Третьего Рейха навсегда утратила стратегическую инициативу. Начинался отход на запад, перешедший в 1944 году в бегство.

Общество История Общество СМИ и соцсети В мире Европа Германия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники