Новости

28.09.2019 14:01
Рубрика: Культура

Что говорил Марк Захаров о театре, традициях и современности

Не стало великого режиссера Марка Захарова. Он снял менее десятка фильмов, и каждый из них принес Марку Захарову оглушительный успех: зрители до сих пор с удовольствием смотрят "Обыкновенное чудо" под Новый год, смеются над приключениями барона Мюнхгаузена и напевают "Уно моменто".

Сегодня ушел из жизни режиссер, но вечны будут его фильмы. И мы ни в коем случае не прощаемся с картинами, которые оставляют такое приятное послевкусие - чувство спокойствия и дружескую атмосферу.

В 2000 году вышли мемуары Марка Захарова. В книге "Суперпрофессия" режиссер поделился не только своим взглядом на профессию, но и поразмышлял о традициях и современности.

О юности

Почему фронтовики с удовольствием вспоминают свою окопную жизнь? Таково свойство человеческой психики. Все, что было в молодости, вспоминать и смешно, и приятно. И не только фронтовикам - даже бывшим зекам ГУЛАГа.

Об учебе

Андрей Михайлович Лобанов, как справедливо заметили многие его истинные ученики и исследователи творчества, являл собой предтечу новой советской режиссуры. Новая режиссура собирала в послевоенные годы силы для борьбы с болезненными наростами в нашем театральном деле, готовилась к восстановлению утраченного режиссерского могущества, к утверждению новых дерзких способов сценического мышления.

Теперь я понимаю, как важно в начале своего творческого пути оказаться в зоне притяжения сильной личности, непременно с самостоятельным художественным характером и авторитетом. Таких людей сравнительно немного в жизни, и встречи такие сравнительно редки, но счастлив тот, кто все-таки побывал рядышком. Я побывал.

О старших

Не исключено, что книгу мою будут читать молодые люди, поэтому мне бы очень хотелось научить их правильно жить, работать и при этом еще правильно себя вести. Со всеми здороваться, не грубить старшим, и даже вовремя сдавать зачеты, посещать все без исключения лекции. Такая у меня благородная задача. Чтобы молодые люди прониклись ко мне доверием, я бы хотел сказать, что раньше (в период моей молодости) все без исключения было лучше, чем теперь. (Написав эту ироническую фразу, я ужаснулся: а вдруг это действительно так? Двадцатое столетие любит преподносить сюрпризы. Не обернулась бы моя ирония черным юмором!). Но, действительно, погода была лучше, снегу зимой было больше, и молодежь тоже… Например, мы со значительно большим энтузиазмом играли прежде маленькие роли в различных московских театрах и с радостным старанием участвовали в массовых сценах.

О своем предназначении

Режиссером я все-таки стал не случайно. Просто никогда не мечтал о режиссерской профессии, но, когда случайно, как мне кажется, соприкоснулся с ней, понял и ощутил себя человеком, имеющим к этой профессии некоторую генетическую и психическую предрасположенность. В последующие годы это ощущение окрепло.

О смешной глупости

Смешная глупость мне, наверное, все-таки нравится больше, чем юмор умный и чересчур тонкий. Конечно, делаю вид, что тянусь к формам изысканным, на самом деле любимое место у Горина в "Том самом Мюнхгаузене", когда неожиданно и не вовремя в городе звучит музыка, герцог недоумевает и спрашивает у главнокомандующего, откуда оркестр.

- Ваше величество, - объясняет главнокомандующий, - сначала намечались торжества, потом аресты… Потом решили совместить.

О силе традиции

В природе театра есть своеобразное буйство, в нем живут атомы древних вакхических безумств, которым предавались наши предки. Можно жаловаться на дурную наследственность, но генетика упряма, полную независимость от нее мы не обретем и потому попытаемся понять некоторые первоосновы нашего вдохновения утопленные в позднейших напластованиях, скрытые под фундаментальными сооружениями иногда лишь мнимой идейно-художественной значимости.

О театре

Театр в моем представлении - всегда поэтическая фантазия при самых смелых прозаических допусках и скрупулезных бытовых деталях. Но эти детали в моих намерениях - всегда акции высокого поэтического тонуса. Это не означает обязательных романтических или пафосных интонаций, но вместе с тем спектакль для меня всегда сочинение. Я очень боюсь позиции, которую занимают наши средние (средние по качеству) кинематографисты. "Смотрите, - как бы говорят они, - вот оно, как в жизни!" А к жизни показанное не имеет никакого отношения.

О современности

Всемирная телевизионная индустрия насытила нас таким количеством художественной и псевдохудожественной информации, что в сочетании с остальными СМИ мы превратились в людей, которых удивить чем-либо вообще крайне затруднительно.

Эти и некоторые другие особенности нового бытия сильно ударили по театру. В особенности когда он начинал подражать кинематографу. Изменилось отношение ко времени. Оно стало дороже. Мы перестали смеяться над формулой: "Время - деньги". Всерьез и надолго подключить зрительское внимание к происходящему на сцене, более того, добиться самого главного в театре, - сопереживания, - оказалось теперь делом чрезвычайной сложности.

Фрагменты из книги Марка Захарова "Суперпрофессия" (издательство "Вагриус", серия "Мой ХХ век").

Культура Кино и ТВ Наше кино Общество Утраты Скончался режиссер Марк Захаров
Добавьте RG.RU 
в избранные источники