Уроки русского

Мой прапрадед всю жизнь переводил на украинский язык Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова

В год 365-летия воссоединения России и Украины редакция "Родины" ведет рубрику, которая напоминает читателям об общем славном прошлом двух братских народов (rg.ru/rodina/tag/Родичi_Родины/)

 Михаил Федорович Комаров. Около 1910 года.
Михаил Федорович Комаров. Около 1910 года.

Мой прапрадед всю жизнь переводил на украинский язык Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Некрасова

Ранней весной 1991 года я первый раз оказался в Одессе. На вокзале спали какие-то всеми заброшенные люди. Каштаны еще не цвели, море было холодным. Город был похож на обиженного ребенка.

Последний поезд

Я нашел дом на Пироговской улице, где в 1937 году родилась моя мама, вошел во двор. Желтый "Запорожец" дремал у подъезда, уткнувшись побитой мордой в ворох прошлогодних листьев. Я постоял под окнами, потом нашел комнату в коммуналке, где жила наша семья до войны и откуда в августе 1941 года малышка-мама и моя прабабушка Вера Михайловна уехали в эвакуацию. Чудом попали в последний поезд на Москву. По дороге и бомбили, и обстреливали. Когда поезд добрался до столицы, все вагоны были изрешечены пулями и осколками.

Вера Михайловна надеялась: уехали временно, после войны вернемся. В 1942 году она пишет брату из Новосибирска: "У нас лежит снег и будет лежать до мая - просто ужас. Я так тоскую по нашей дорогой Одессе, по солнечной прекрасной Украине. Увижу ли я день освобождения ее от этих проклятых фашистов?.."

День освобождения пришел, но вернуться нашей семье в Одессу не было суждено. Вера Михайловна умерла на Урале, в Свердловске, в 1963 году, успев дождаться моего появления на свет.

Дача Михаила Комарова на 10-й станции Среднего Фонтана. Одесса. 1910-е годы.

По соседству с Ахматовой

С Пироговской я отправился искать 10-ю станцию Среднего Фонтана, где была дача моего прапрадеда Михаила Федоровича Комарова. Неподалеку - 11я станция, где в ту же пору, в конце XIX века, снял дачу капитан 2го ранга Андрей Антонович Горенко, отец великой Ахматовой. Тут Анна и родилась.

Дачу Комаровых я не нашел: задержался у моря, кидая камни с местными детьми, а потом стемнело, и я подумал, что найду дачу на другой день. Но что-то помешало и на другой день.

А ведь у меня в руках была записка, которую мне дала в дорогу бабушка Вера Елисеевна Волянская: "Дача Комаровых - вровень с 10й станцией. Надо пройти мимо электростанции и повернуть направо, 5-10 минут от моря". И еще - сделанный бабушкой по памяти рисунок: двухэтажный дом с террасой, увитой виноградом.

Когда Вера Елисеевна рассказывала мне о жизни у дедушки на даче в Одессе, я слышал, как шумит море и колышется занавеска на окне: "По утрам, когда еще все спали, мы бродили по залитым солнцем аллеям, и я держала дедуся за руку, такую теплую, родную. Выходили на лужок. Этот лужок мы называли степок - маленькая степь. В конце степка была горка. На ней стояли две скамейки. Мы садились и сверху любовались всей дачей. Было так рано, что еще не успевала высохнуть роса, сверкавшая в траве..."

Семья Комаровых и ее гости на 10-й даче Среднего Фонтана. Весна 1911 года.

Рай на 10-й станции

У Михаила Федоровича было семь детей - Маргарита, Любовь, Галина, Леонида, Вера, Богдан, Юрий - и к началу ХХ века почти все дочери были уже замужем. С весны до глубокой осени дача звенела от детских голосов. Звучало фортепиано, ставились спектакли в домашнем театре, устраивались концерты, выпускались рукописные журналы и литературные альманахи. Огромный сбор гостей был 30 сентября, когда в семье Комаровых отмечались именины пяти (!) Верочек и двух Любочек.

Много лет спустя, в голодном 1933 году, высланная из Одессы в деревню врач и переводчица Любовь Михайловна Комарова писала брату Богдану, сосланному в Среднюю Азию: "Тут страшная эпидемия сыпняка... Смотрела в окно, как солнце заходит, и так ясно вспомнилась дача и вечерняя поливка цветов. "Минувшие годы, веселые дни, как вешние воды промчались они..." Хочется думать, что еще вернутся те дни. Какие мы были счастливые, когда были все вместе..."

Дача на 10-й станции была для Комаровых обетованной землей, и даже когда в 1932 году власти вынудили навсегда с домом расстаться, легенда о маленьком рае переходила из поколение в поколение и жива до сих пор.

Строитель этого рая одесский нотариус Михаил Федорович Комаров остался не только в памяти нашей семьи, но и в истории отечественной культуры (под ней я понимаю культуру бывшей Российской империи в ее нераздельности на русскую и украинскую). Статью о Михаиле Комарове еще при его жизни можно было найти, открыв Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона.

Благодаря трудам Михаила Комарова украинская литература прорастала сквозь русскую.

Русский адвокат украинской литературы

О судьбе прапрадеда я был наслышан с отрочества, и эта судьба не казалось мне необычной. Но сейчас, в трагических отблесках той катастрофы российско-украинских отношений, что мы переживаем, судьба Михаила Комарова видится мне удивительной. В ней есть что-то очень важное для нас всех. Для понимания того, как нам жить дальше.

Михаил Федорович Комаров родился в русской семье, принадлежавшей, очевидно, к мещанскому сословию. В 40-х годах XIX века Комаровы переехали из Центральной России в большое село Дмитровка Екатеринославской губернии. Не знаю, что их привело в малороссийскую провинцию - нужда, перевод по службе отца семейства или какие-то иные обстоятельства, но очевидно, что Федор Комаров приехал в Дмитровку с открытым сердцем. Его сыновья Михаил, Александр и Павел, родившиеся в Дмитровке, выросли в любви к культуре Малороссии, в доме говорили по-украински.

Окончив екатеринославскую гимназию и получив высшее образование в Харьковском университете, братья с энтузиазмом восприняли народнические идеи, отправились сеять разумное, доброе, вечное - каждый на своей ниве.

Александр Комаров, окончивший физико-математический факультет, занялся распространением научных знаний среди крестьянства, писал учебники по естествознанию и стал вначале инспектором дирекции народных училищ по Острогожскому уезду Воронежской губернии, а затем директором Белгородского учительского института.

Михаил Комаров, окончивший юридический факультет, встал на защиту языка, на котором разговаривала крестьянская Малороссия, но который власти считали неполноценным и не хотели признавать. Вскоре молодого юриста стали называть "адвокатом украинской литературы". Через хлебосольный дом Комаровых в Киеве, а потом в Одессе прошли не только все украинские писатели и поэты того времени, но и ученые, актеры, певцы, художники.

Так русский человек (быть может, неожиданно для самого себя!) стал одним из самых ярких подвижников украинской культуры.

Благодаря трудам Михаила Комарова украинская литература прорастала сквозь русскую.

Тарас Бульба на рiдний мове

Начинал Михаил с исследований по этнографии и фольклористике. Еще в студенческие годы пять статей опубликовал в "Вестнике Европы". Попытавшись собрать воедино все сведения об изданиях на украинском языке, в 1883 году 35-летний ученый выпустил первый "Библиографический указатель новой украинской литературы". Его мечтой было снять путы цензуры с малороссийской словесности, добиться для нее тех же прав, какие имела русская словесность, освободить украинскую литературу от любительской, графоманской провинциальности и ввести ее в контекст мировой культуры.

К концу жизни Михаил Комаров составил полный свод украинских изданий XIX века, но издать его не успел и огромная рукопись сгинула в годы революции.

Комаров создал наиболее полный для того времени русско-украинский словарь, вышедший в 1893-1898 годах в четырех томах. Работал над составлением и украинско-русского словаря, собрал для него огромную картотеку (пропала после 1917 года).

"Опыт русско-украинского словаря" с пометками Михаила Комарова. 1874 год.

Почти все свои доходы от работы нотариусом Комаров отдавал нуждавшимся писателям и поэтам и на поддержку созданного им первого украинского издательства в Одессе.

В доме был целый сундук переписки Михаила Федоровича с Лесей Украинкой, Михаилом Коцюбинским, Иваном Франко, с многими другими украинскими и русскими писателями. В 1941 году Юрий Комаров, младший сын Михаила Федоровича, взял сундук с собой в эвакуацию, но пароход, на котором он плыл, был потоплен немцами. Юрий чудом спасся.

Комаров переводил на украинский язык рассказы Толстого, статьи Короленко, стихи Пушкина, Лермонтова и Некрасова. Тарас Бульба впервые заговорил на родной сочной мове благодаря переводу повести Гоголя, сделанному Михаилом Комаровым.

Так украинская литература прорастала сквозь русскую.

Последняя работа Михаила Федоровича была посвящена его заветной теме - проблемам перевода на украинский Святого Евангелия. Еще в юности Комаров познакомился с поэтом и филологом Филиппом Морачевским, создавшим лучший перевод на украинский язык всех четырех Евангелий. Академия наук признала переводы превосходными, но цензура запретила их к изданию. Переводы Морачевского, возможно, были бы навсегда утрачены, если бы их рукописи не сохранил Михаил Комаров.

Свое огромное собрание книжной украинистики Михаил Федорович завещал Одессе, и оно составило основу Одесской государственной научной библиотеки имени М. Горького.

Леся

На доме, где жили Комаровы в Одессе (улица Жуковского, 27), висят две мемориальные доски. Одна гласит: "В этом доме с 1887 по 1913 год жил выдающийся деятель украинской культуры Михаил Федорович Комаров".

На другой можно прочитать: "В этом доме в 1889, 1890 и 1893 годах жила выдающаяся украинская писательница Леся Украинка".

Михаил Федорович относился к Лесе как к дочке, помогал с публикацией стихов, организовывал ее лечение на местном курорте. Маргарита, старшая дочь Михаила Федоровича, стала близкой подругой Леси. Одну из первых своих поэм Леся посвятила семье Комаровых. Моя бабушка бережно хранила ленту-стричку, расшитую руками Леси. В начале 1970х передала реликвию в киевский музей Леси Украинки.

Когда в 1913 году Леся умерла, Михаил Федорович не выдержал этой утраты и скончался через две недели после похорон своей любимицы.

В ту пору еще не говорили: "вовремя умер".

18 апреля 1935 года Вера Михайловна Комарова писала брату: "Как тяжело сложилась жизнь всех нас. Как нашим родителям было бы тяжело знать про своих детей. Все-таки как-то надо жить..."

Михаил Федорович Комаров.

Час разлуки

Горька судьба детей Михаила Федоровича после 1917 года: голод, нищета, аресты, ссылки, высылки... Но еще горше - судьба внуков.

На Первой мировой войне в бою погиб 18летний начинающий художник Ростислав Сидоренко. По обвинению в участии в "украинской контрреволюционной националистической организации" расстрелян в 1937 году аспирант университета орнитолог Богдан Волянский. Пропал без вести в 1941-м Михаил Волянский. На фронте попал в плен, а вернувшись, получил десять лет лагерей биолог Юрий Волянский.

До конца дней все Комаровы возвращались памятью к даче на 10-й станции.

Дети и внуки Михаила Комарова на крыльце дачи. Вскоре ее отберут, а пятеро с этого снимка отправятся по лагерям и ссылкам.1928 год.

В 1932 году, когда дом отбирали, Любовь Михайловна Комарова писала брату Богдану Михайловичу в ссылку в Орел:

"Хоть бы кусочек был за нами и мы могли бы когда-нибудь собраться, хоть в тесноте, но вместе... Последние дни напомнили мне наше давнее... И хочется верить, что хорошая наша дружная жизнь когда-то еще вернется. Может, тебе и не долго доведется там пробыть, может, и быстро увидимся, но во всяком случае между нами вернулось старое. Надеюсь (я же оптимистка), что жизнь покажет молодым, что на самом деле ценного в ней. До боли хочется, чтобы они не так практично смотрели на жизнь. Я с ними спорю... Наше теперешнее состояние напоминает мне время после папиной смерти. Помнишь, как нам казалось, что все порушилось и нельзя себе представить, как будет дальше. Может, и теперь как-нибудь уладится лучше, чем мы думаем... За работой ты не заметишь, как пролетит короткий час разлуки... Пиши, родной братик..."

Они так больше и не увиделись. Богдана Михайловича Комарова сослали еще дальше, в Ходжент (Ленинабад), где он умер в 1975 году, создав первый "Определитель растений Таджикистана" и став профессором Ленинабадского педагогического института.

Сегодня никого из потомков Михаила Комарова в Одессе не осталось. Моя мама, телевизионный редактор Зоряна Рымаренко, правнучка Михаила Федоровича, живет на Урале, в Екатеринбурге. Другая правнучка, астроном Маргарита Волянская, уехала к детям и внукам в Канаду, живет в Торонто.

Надо ли еще что-то добавлять к этому рассказу?..

Дай Бог, судьба Михаила Комарова и его семьи поможет понять тому, кто еще не понимает: русская культура и украинская культура - это левая и правая руки одного человека.

Перестанем рубить себе руки.

Мемориальная доска моему прадеду в Одессе на улице Жуковского, 27.

Текст опубликован в ноябрьском номере журнала "Родина"