Штаммы и штампы

В борьбе с гриппом белорусские и российские ученые пошли новым путем
Главное коварство гриппа - в его изменчивости. Каждый год с началом эпидемии бывает трудно угадать, окажется ли эффективной подготовленная вакцина. Ученые МГУ (НИИ Физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского) совместно с коллегами из Белорусского медицинского государственного университета нашли свой, оригинальный подход к проблеме. Доктор биологических наук Лариса Кордюкова рассказала "СОЮЗу" об общей работе по изучению тонкой структуры вирусной частицы, в результате которой станет возможным создание препаратов, эффективных против всех штаммов вируса гриппа.
"Особенные" вирусы гриппа - "птичий", "свиной" - действительно опаснее привычных штаммов. Фото: Сергей Куксин "Особенные" вирусы гриппа - "птичий", "свиной" - действительно опаснее привычных штаммов. Фото: Сергей Куксин
"Особенные" вирусы гриппа - "птичий", "свиной" - действительно опаснее привычных штаммов. Сергей Куксин

Лариса Валентиновна, почему именно белорусские ученые стали вашими коллегами в этой работе?

Лариса Кордюкова: В Беларуси направление биоинформатики начало развиваться в конце 80-х - начале 90-х годов. К тому времени, как в МГУ открылся факультет биоинформатики, белорусы работали в этом направлении уже десятки лет. У истоков биоинформатики там стоял профессор Евгений Барковский - он, собственно, начал заниматься этой наукой еще до того, как она получила свое название.

Биоинформатика очень помогает биологам. Это профессия на стыке математики, информатики и биологии. Мой белорусский коллега Владислав Хрусталев - ученик профессора Барковского.

Хрусталев преподает и ведет исследования в БГМ. Мы познакомились на конференции в Португалии. Написали проект, подали заявку на грант. С российской стороны финансирует исследование Российский фонд фундаментальных исследований, с белорусской - Белорусский республиканский фонд фундаментальных исследований. У исследования общий план, общие цели. В каждой команде - примерно по десять человек. В нашем НИИ находится лаборатория, в которой мы проводим физико-химические измерения, работаем в том числе методом кругового дихроизма - представьте себе, стоит прибор, и в нем крутятся пептиды, давая нам возможность разобраться с их вторичной структурой. Заведующий лабораторией кругового дихроизма Александр Арутюнян - просто гуру, лучший в этом методе. А вот Владислав и его коллектив в Минске - ведущие специалисты по биоинформатическому анализу белковых структур.

А что, собственно, вы рассчитываете найти в ходе исследований?

Лариса Кордюкова: Каждый год возникает вопрос: надо ли вакцинироваться? Нельзя сказать, что поиск ответа - гадание на кофейной гуще, но вероятность не угадать велика. Какой штамм придет в этом году? Эпидемия идет - лаборатории собирают клинический материал, выделяют вирусы. Чаще всего один штамм идет два года. Но что дальше? Если вирус окажется близкородственный - то вакцина еще будет работать. Если же придет новый штамм, то полгода работы, деньги - насмарку. Вирус гриппа изучают уже 90 лет, ищут такой его компонент, который можно блокировать - и остановить инфекционный процесс. Как найти "кусочек", который одинаков у разных штаммов? Надо изучить структуру всех белков. Мы остановились на гемагглютинине, поверхностном белке вируса. Одна часть этого белка изменчива, и именно против нее направлены все вакцины, ее изучают все вирусологи мира. А мы сделали наоборот: взяли тот его кусочек, который не меняется и мало интересует вирусологов. Этот кусочек нужен вирусу, чтобы проникнуть в клетку-хозяина, после чего начинается бум, образуется много-много вирусных частиц и запускается инфекционный процесс. Если изучить структуру этого компонента, то можно заблокировать эти процессы.

То есть можно создать не вакцину, а лекарство от всех штаммов гриппа? Для уже заболевшего человека?

Лариса Кордюкова: Да, возможно, лекарства для заболевшего, возможно, профилактические препараты. За два года, на которые рассчитан проект и получен грант, невозможно создать готовый лекарственный препарат. Наши исследования - пионерские, это самое начало. Два года - срок как раз на то, чтобы наладить контакты с белорусскими коллегами и понять, будет ли работа плодотворной. И мы видим, что да. Часть наработанного материала мы уже представили на московской конференции по биоинформатике. Сейчас идет следующий этап исследований. Владислав уже прислал свои предварительные данные по структуре коротких молекул, которые потенциально могут связываться с нашим "кусочком" вирусного белка и блокировать его.

Вирус так мал, что его невозможно удержать марлевой повязкой

Эпидемиологический сезон скоро начнется. Сейчас часто можно видеть даже на улицах людей в марлевых повязках. Они правда защищают?

Лариса Кордюкова: Вирус так мал, что его невозможно удержать повязками. Но от брызг, несущих вирус, повязка частично защищает. Вокруг нас много всяческой "заразы", но чтобы вирус проник в клетку, он должен быть "живчиком" - активным, вирулентным. У клиницистов есть понятие инфицирующей дозы, и у гриппа она равна 0,0001 мл носоглоточного секрета. Для сравнения, инфицирующая доза чумы - всего одна бактерия. Меня часто спрашивают, как я не боюсь работать с вирусом гриппа. Если это какой-нибудь чахлый инактивированный вирус, который провалялся на полке полгода, то ничего страшного, ваш иммунитет с ним справится. Это как человек: встал с утра выспавшийся, бодрый, бежит за автобусом, всех расталкивает. А к вечеру, усталый - ну куда он побежит? Вот так же и вирус.

Время от времени мы узнаем об эпидемиях "особенного" гриппа - птичьего, свиного. По их поводу поднимается изрядный шум. Но правда ли, что эти вирусы намного опаснее "обычных" штаммов?

Лариса Кордюкова: Правда. К птичьему гриппу у людей нет иммунитета. Вирус может чуть изменяться каждый год. Ну, скажем, вы взяли и прицепили на джемпер брошечку - и у вас немного другой имидж. А вот вы надели совсем другой джемпер, совсем другие брюки, поменяли имидж полностью. Так же и вирус. Никто не знает, когда он "наденет совсем другие брюки". Все птицы - носители вируса птичьего гриппа. Вот вирус как-то изменился - и от птиц заразился человек. А люди раньше с этим вирусом не сталкивались, у нас нет к нему иммунных "заготовок". Именно таким был вирус птичьего гриппа H5N1. Было несколько его вспышек, но вирус не пошел далее: он не изменился так, чтобы начать передаваться от человека к человеку. Иначе началась бы страшная, с высокой смертностью пандемия.

Как бы вы ответили на вопрос, надо ли всем прививаться от гриппа?

Лариса Кордюкова: Конечно, вирусологи, которые занимаются вакцинами, прививаются сами и всем рекомендуют. Но это вопрос, который надо решать индивидуально: нет ли у тебя аллергических реакций, не ослаблен ли организм после болезни.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.