Граффити согласия

Обустройство жизни не должно насаждаться сверху, как картофель при Екатерине II

Дискуссию о том, какими быть городам, "Российская газета" открыла статьей Николая Андреева "Игра не стоит "свечек" . Тогда архитекторы, застройщики и жители Калуги сошлись на том, что высотки размывают атмосферу и отношения между людьми, умножая ссоры. Агентство стратегических инициатив (АСИ) нашло альтернативу градостроительным конфликтам. Чтобы не наступать на грабли Екатеринбурга, Калуги или Вологды, моногородов или жилищных баррикад, АСИ предлагает формулу "городов согласия". Ее платформа - жители через сообщество "100 городских лидеров" становятся сопроектировщиками генплана развития. Как? - разбирается "Российская газета".
Амбиции проекта "100 городских лидеров" - более миллиона человек из 100 городов России станут "компасом" оказания  помощи людям - как стать сопроектировщиками городской жизни. Фото: Константин Семенец. Амбиции проекта "100 городских лидеров" - более миллиона человек из 100 городов России станут "компасом" оказания  помощи людям - как стать сопроектировщиками городской жизни. Фото: Константин Семенец.
Амбиции проекта "100 городских лидеров" - более миллиона человек из 100 городов России станут "компасом" оказания помощи людям - как стать сопроектировщиками городской жизни. Фото: Константин Семенец.

Клинч согласия

В программу "100 городских лидеров", рассчитанную на пять лет - до 2024 года, пока вошли 25 городов и около 50 тысяч человек, но амбиции проекта - более миллиона человек из 100 городов. Ведь "100 городских лидеров" априори исходят из того, что город, как двор, - пространство несовпадающих интересов - бабушки на лавочке, автомобилисты и байкеры, мамы с колясками, рэперы… А если двор помножить на город, околоконфликтная среда обитания умножится сто крат. Как в Вологде, где борьба за главную достопримечательность - набережную вогнала горожан в клинч.

Где резной палисад?

И все из-за лица Вологды - ее набережной, берега которой стали усыхать и сыпаться. По генплану развития набережную решено было забетонировать, что вызвало акции протеста.

Кто определяет архитектурный облик города? Разговор на эту тему "Российская газета" начала 9 октября 2019-го.

- Это все равно что вокруг Покрова на Нерли построить высотные дома, - говорит архитектор проектной "Группы 8" из Вологды Надежда Снигирева, - памятник древнерусской архитектуры померкнет, ведь культурный ландшафт, в который он вписан, - это фактически машина времени. Вологодская набережная с ее естественными берегами тоже создает культурный ландшафт. Его сохранить, бетонируя набережную, невозможно, к тому же бетонные берега меняют русло реки, что рождает экологические и ландшафтные проблемы. Мы предложили технологию, когда берег укрепляется со дна деревом, что не наносит урон природе и сохраняет культуру резной Вологды.

Снигирева и городские активисты опирались на опыт "живой" реставрации озера Кабан в Казани, где внедрен республиканский опыт соучастия жителей в составлении генплана развития городов. Принцип прост - на обсуждение людей выносится не готовый генплан, а его макет, дорабатываемый вместе с жителями. В Вологде вышло наоборот: муниципальный проект предусматривал бетонирование набережной, но народные протесты и опыт Казани дали надежду - Вологда села за стол переговоров.

В том же Якутске граффити на стенах жилых домов устраивают далеко не всех, но согласие на них соседей - итог компромисса сообщества

Теперь ключевая проблема - как снять бетон, уложенный за бюджетные 236 миллионов рублей? Его снятие - автоматическое подозрение городских властей в нецелевом расходовании средств, а "живые" технологии обойдутся хоть и в меньшую, но близкую по тратам сумму. Так в Вологде болезненно, но складывается общественное пространство со смыслом, когда смысл не только в скамейках, фонарях и тротуарах, а во взаимодействии людей. С подобными проблемами - реконструкция или реновация, утверждение генплана до общественных слушаний или после них - столкнутся много городов, где по итогам Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений ожидается переустройство - Плес, Касимов, Таруса, Каргополь, Выборг - до 80 населенных пунктов. Если в них проекты-победители окажутся такими же сырыми, как в Вологде, поднимется волна градостроительных конфликтов.

Краски компромисса

- Метка времени - обустройство жизни не должно насаждаться "сверху", как картофель при Екатерине II или кофе при Петре I, иначе вместо культурного ландшафта мы получим каменные джунгли, - считает руководитель Центра городских компетенций АСИ Татьяна Журавлева, - поэтому вовлечение жителей в проектирование городских пространств - стандарт новой урбанистики. Его суть - этапность и варианты обсуждений генплана с включением в полемику НКО и бизнеса, отказ от практики "одобрения" утвержденных проектов. Они как воздух нужны, чтобы потом эксплуатационные издержки перенести на бизнес и НКО. Так жители станут сопроектировщиками, а бизнес войдет в долю, чтобы территория окупалась.

По такому пути пошел город Полярные Зори в Мурманской области. Там концепцию светового дизайна города, где день длится 21 минуту, не без конфликтов отдали бизнесу. 14-тысячный городок атомщиков, построенный на государственные средства, освещаться стал людьми от бизнеса, включая художников Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. В итоге через опросы были вычислены маршруты на работу и отдых, в школу и детский сад, и придумана арт-подсветка "Северное сияние". Утром город светится одним цветом, днем - другим, вечером - третьим, по пути на работу - четвертым, в школу - пятым, а вместе - всеми цветами северного сияния.

- Гражданское участие дает возможность влиять на выбор подрядчиков, отвечающих за городские объекты, - убеждена руководитель Центра городских компетенций АСИ Татьяна Журавлева. - Это норма - знать, кто готов к нам зайти и какой продукт он даст? Вопрос цены тоже требует гражданского участия: качественные фонари или аттракционы в парке будут проигрывать по доступности разваливающимся фонарям.

Однако эксперименты по проектированию общественных пространств в Десногорске Смоленской области, в Сосновом Бору и Гатчине (Ленинградская область), в Полярных Зорях и в других малых городах доказывают, что новые зоны согласия теснят девелоперские пространства, если девелоперы не берут в сопроектировщики жителей.

По данным экспертов, в Якутии, Ленинградской, Нижегородской областях и в Краснодарском крае в городах, спроектированных на гражданском согласии, на 10-20 процентов повышается цена прилегающей недвижимости. Пешеходный поток, особенно на обновленных набережных и в парках, увеличивается до 25 процентов. В домах с комфортными дворами, холлами и подъездами стоимость квартир вырастает на 5-11 процентов, ведь освещенные дворы и гражданский контроль еще незримо снижают преступность.

Цифра договороспособности

Якутск прислал в Агентство стратегических инициатив необычный запрос. Ему нужны эксперты и преподаватели по тренд-сеттингу для Парка будущих поколений. Город через сессию соучаствующего проектирования жителей включил в генплан развития сумасшедший проект - авангардный парк, спроектированный фантазиями детей. Одна из его задач - давать детям в парке те компетенции и знания, которые не дают в школе. Например, SSM-менеджера, который в сетях занимается продвижением новых проектов и наполнением сети позитивным контентом. Создатели парка заложили факультеты продюсирования и тренд-сеттинга, который готовит менеджеров по созданию комфортной интернет-среды, а преподавателей взять негде.

- "Цифра" мощно влияет на территориальное планирование, - считает вице-президент Союза архитекторов России, профессор Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Дмитрий Наринский. - Она подталкивает не столько технологические, сколько содержательные изменения, в том числе в гражданском сознании. Ведь генплан разрабатывается сегодня, но закладывает показатели, которых мы должны достичь через 20-25 лет. Эта оторванность планирования от результатов - болезненная проблема.

То, что происходит в Якутске, в понимании Дмитрия Наринского, своего рода переход к цифровому генплану. Но это не просто перенос на цифровые карты бумажных генпланов. Это переход к цифровому мониторингу-мышлению - отслеживанию трендов и изменению показателей развития города. Например, в том же Якутске граффити на стенах жилых домов устраивают далеко не всех, но согласие на них соседей - итог компромисса сообщества, которое через "формулу ссор" или клинч согласия моделирует ту среду обитания, в которой ему хорошо.

Ключевой вопрос

Каким вы видите механизм ухода от манипуляций общественным мнением в градостроительных конфликтах?

Журавлева | Это механизм с двусторонним зарядом: власти манипулируют гражданами, граждане манипулируют властями. Задача в поиске баланса интересов.

Это декларация, а механизм?

Журавлева | Этапность: надо внедрить гражданское обсуждение проектов до старта их разработки. Сейчас же повсеместно практикуется постобсуждение: то есть сначала тратятся бюджетные деньги, разрабатывается концепция или проект генплана целиком, и лишь потом он выносится на так называемое "согласительное обсуждение". Мы предлагаем процедуру поменять: сначала жители вносят свои предложения по проектам, которые учитываются или отвергаются через систему аргументации, потом разрабатывается какой-либо документ, затем он снова обсуждается.

Вы против общего схода в мегаполисах, а в малых городах он останется инструментом демократии?

Журавлева | Общий сход остается инструментом, если мы хотим покричать. В городе он абсолютно не работает как инструмент обсуждения, но хорош для села. В селе Поречье-Рыбное Ярославской области, где живут 1,5 тысячи человек и почти все всех знают, сход работает продуктивно. Что же касается городов, тут другие инструменты медиации, их более 100 - обсуждения, публичные слушания, городские интернатуры (стажировки) с выездом команд в города-участники для обмена опытом, соучаствующее проектирование, экспертно-волонтерские кэмпы, завтраки городских сообществ, экспертное наставничество…

Проект АСИ наверняка встретит сопротивление строителей и региональных властей. Как сделать так, чтобы новаторские идеи не саботировались?

Журавлева | Сопротивление есть, оно продолжится. Как известно, при слове "работа" градус энтузиазма резко понижается. Учиться конструктивно развивать среду, в которой живем, и уважать каждого ее участника без сопротивления среды не получится. Но если не запустить механизм согласия, риск социальных взрывов, подобных Екатеринбургу или Вологде, вырастет колоссально. Хотя, полагаю, рисков избежим: выгодополучатель гражданского участия в проектировании городов со смыслом - атмосфера балансов. Она и запустит механизм согласия.

Тем временем

Топ-5 представлений людей о современном городе:

наличие общественных пространств со смыслом;

создание мобильных приложений для горожан;

развитие исторических мест без ущерба их охране;

создание креативных пространств;

проведение городских фестивалей.

Источник - АСИ (на основе опроса 70 тысячи посетителей сайта 100gorodov.ru.)

Сейчас читают