Новости

23.12.2019 19:38
Рубрика: Общество

Где правда?

Ученые и политики продолжают разговор, начатый президентом Владимиром Путиным

В номере "Российской газеты" от 23 декабря было опубликовано выступление президента Владимира Путина на саммите СНГ в Санкт-Петербурге. В нем глава государства привел выдержки из 17 исторических документов, которые наглядно свидетельствовали о том, кто, когда и как подталкивал фашистскую Германию ко Второй мировой войне. На саммите СНГ и в ходе ежегодной пресс-конференции президент также напомнил о резолюции Европарламента "о важности сохранения исторической памяти для будущего Европы", которая приравняла советский режим к нацизму. Сегодня ученые и политики продолжают разговор на темы, поднятые главой государства.

"Будем готовы к этой атаке"

Текст: Иржи Машталка (депутат Европарламента от Чешской Республики)
Совсем недавно, отмечая 80-летие т.н. Мюнхенского сговора, ответственные историки говорили о том, что Мюнхен вовсе не отодвинул войну, а напротив, спровоцировал фашистскую Германию на новые агрессивные шаги. Позорные соглашения, которые тогда объявлялись, как "умиротворение злодея", в итоге принесли неисчислимые страдания и народам Европы, и Советскому Союзу. Сегодня мы снова сталкиваемся со стремлением исказить исторические факты о Второй мировой войне, включая попытки реабилитировать нацистов и их пособников, переписать историю в угоду сегодняшней конъюнктуре и под диктовку нечестных политиков.

Я бы хотел напомнить о том, что Чехословакия стала первым государством, которое вступило в войну с Германией 17 сентября 1938 года, с того самого дня, когда территорию нашей страны впервые атаковали террористические отряды, состоявшие из чехословацких граждан немецкой национальности, которые встали на сторону Гитлера (так называемые "судетские немцы"). Вооруженная борьба чехословацких патриотов, начиная с боя капитана Карела Павлика с оккупантами, закончилась только в мае 1945 года. 28 февраля 1944 года чехословацкое правительство в эмиграции официальной нотой напомнило послам Британии, СССР, США и Китая, что Чехословакия с той поры находится в войне с Германией.

Также есть смысл напомнить известное пророчество президента Чехословакии Эдварда Бенеша, которое тот высказал на встрече с чехословацкими военными накануне Мюнхена: "Постоянно помните о том, что я вам сегодня говорю. Да, это ужасно, что нам сегодня сделали обе эти страны (Англия и Франция. - И.М.). То, что сегодня творится, - только начало великой европейской трагедии. Война - великая европейская война - неизбежно произойдет, настанут великий распад и революции. Сегодня они не хотят сражаться вместе с нами в гораздо лучших условиях, но будут вынуждены сражаться в тяжелой войне и за нас, когда мы не будем в состоянии защищаться. Это все дорого им обойдется. Лично я должен действовать так, чтобы сохранить государство хотя бы до предстоящей войны. Готовьтесь к ней, мы в ней еще должны сыграть свою роль".

К этому пророчеству я хочу прибавить еще одно.

В 1946 году на митинге участников антифашистского Сопротивления и освобожденных политзаключенных президент Бенеш сказал: "Вы должны донести и рассказать обо всем прожитом в тюрьмах и концлагерях. Не только потому, чтобы поведать всем о своих страданиях, но и потому, чтобы вы могли снова защищаться, когда они начнут свою оправдательную кампанию. Потому что войну 1938-1945 годов нельзя никогда забыть. Будьте убеждены, что они начнут. И, в конце концов, опять придут, чтобы перейти в атаку. Сложится новая реакция, которая опять пойдет в наступление на социальный прогресс, на нашу свободу, народную и личную. Будьте готовы к этой атаке и держите под рукой свои факты, свои записи, свои воспоминания, поскольку нигде прошлое не забывается так быстро, как в политике".

Мы видим, как на наших глазах "новая реакция" опять переходит в наступление - сначала на историческую правду, а затем - это неизбежно - на свободу и социальный прогресс.

Мюнхен - пролог трагедии

Прокомментировать позицию европарламентариев "РГ" попросила научного руководителя Института всеобщей истории РАН, академика Александра Чубарьяна.

Александр Оганович, в Европарламенте считают, что пакт Молотова-Риббентропа "поделил Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу к началу Второй мировой войны"...

Александр Чубарьян: Война не могла возникнуть по причине одного конкретного события. Ее начало лежит в Версальской системе. Те решения, которые были приняты в Версале, заложили мину, и напряжение по поводу своего унижения гитлеровская Германия часто использовала для того, чтобы подвигать мир к войне. Следующим шагом к развязыванию войны было Мюнхенское соглашение 1938 года, которое получило название "политика умиротворения агрессора". Я помню, что в мои молодые годы первой книгой, с которой я познакомился по этому сюжету, была английская книга "Мюнхен - пролог трагедии". И эта точка зрения разделяется профессиональными историками. Но общественное мнение западных стран не очень любит вспоминать факты. А они таковы. По Мюнхенскому соглашению не только была разделена Чехословакия. Советский Союз оказался перед угрозой международной изоляции. В Москве очень боялись объединенного антисоветского фронта, и Мюнхен подтвердил, что эти опасения не беспочвенны: без участия СССР страны демократии и нацистская Германия решили судьбу Чехословакии. Это, я знаю по документам, произвело шоковое впечатление и подтолкнуло к обоюдным попыткам Москвы и Берлина установить отношения.

Еще одна тема, которую затронул президент, переговоры с союзниками летом 1939 года... Какую роль здесь сыграла Польша?

Александр Чубарьян: Переговоры, к сожалению, не привели к возможному соглашению стран на антигитлеровской основе. И у Польши здесь не последняя роль. Хотя польский вопрос хорошо изучен, но президентом были представлены и новые материалы. Я посмотрел комментарии польской прессы на его выступление и должен отметить, что помимо негатива, который присущ СМИ Польши, были и очень здравые высказывания экспертов о том, что стране давно нужно признать свою отрицательную роль в разделе Чехословакии и других шагах.

Давайте для тех, кто плохо учил историю, еще раз назовем виновных в войне, которая унесла по разным подсчетам от 50 до 70 миллионов человеческих жизней, что называется, с документами в руках.

Александр Чубарьян: У нас есть документы, которые невозможно оспорить. Они были представлены на выставке, посвященной началу Второй мировой войны. Это, во-первых, карта и записка германских военных, которые воспроизводят расписание захвата Европы. Первой стоит Польша. Это осень 1939 года. Потом Англия, Франция. И осенью 1941 года - очередь СССР. Это стратегический план нацистов по реализации идеи, которая была сформулирована еще в книге Гитлера "Моя борьба". Второй документ касается решения апреля 1939 года о нападении на Польшу. Оно должно было состояться на неделю раньше, чем произошло. Ответственность Германии за начало Второй мировой - это общепризнанный факт. Нюрнбергский трибунал подвел юридические итоги трагедии. И речь шла не только о конкретных виновниках войны, была осуждена вся система нацизма и нацистской Германии "за возникновение Второй мировой". Думаю, что и документы, которые касаются пакта Молотова-Риббентропа, войдут в принятую миром ученых трактовку событий.

Что ученые могут противопоставить мощному натиску в связи с юбилеем Победы фейковой истории?

Александр Чубарьян: В конце апреля 2020 года мы проведем большую конференцию, где предполагается "круглый стол" "Сталин, Рузвельт, Черчилль. Совместная борьба против нацизма". Документы, касающиеся позиций этих трех лидеров, очень важны для исследователей, и мы обязательно введем их в научный оборот. Приглашаем ученых стран-участников войны, в частности из Польши.

Европа не может жить без врага

Реакция министерства иностранных дел Польши на выступление президента Владимира Путина, который сделал достоянием гласности документы, подтверждавшие тесные контакты Варшавы и нацистской Германии перед началом Второй мировой войны, была предсказуемо негативной. О том, почему поляки так настойчиво стремятся забыть, кто освободил Польшу от фашизма, и пытаются, вопреки историческим фактам, навязать Европе свою историческую мифологию, "Российская газета" беседует с немецким политологом Александром Раром.
Немецкие войска на улицах Праги в марте 1939 года. Но об этих фактах в Европе многие не хотят вспоминать. Фото: 1939 год. Начало второй мировой войны/ РГАСПИ

Резолюция Европарламента от 19 сентября о важности сохранения исторической памяти приравняла советский режим к нацизму. Как вообще могло произойти, что евродепутаты осудили страну, освободившую Европу от фашизма и разгромившую гитлеровскую Германию? Откуда такое бессовестное, политизированное отношение к истории?

Александр Рар: Я еще раз внимательно прочитал резолюцию Европейского парламента. Она очень длинная. В ней есть и другой аспект. Это осуждение тех, кто ставит памятники нацистским преступникам в Старом Свете. Какие-то силы в Европе все же попытались сохранить какой-то исторический баланс внутри резолюции. Но такой подход многим не нравится. Потому что такие страны, как Украина или прибалтийские государства, не хотят попасть под прицельную критику со стороны мирового сообщества за то, что они проводят марши последователей нацизма, называют улицы в честь эсэсовцев и размещают посвященные им памятные доски.

Непредвзятому взгляду на историю Второй мировой мешает позиция восточно-европейских стран, которым очень удобно быть вечными жертвами

Как это ни страшно говорить, но память о Второй мировой войне и причинах, которые к ней привели, стираются. Стираются, потому что поколения тех, кто помнил эти трагические события, уходят. Эти люди уже не в политике. Страшные картины Второй мировой теперь можно увидеть только в музеях. А на первый план вышло противостояние, которое сложилось в годы "холодной войны".

Почему так произошло?

Рар: Тут нужно вспомнить, к сожалению, верную фразу: "Победитель пишет историю". В 90-е годы прошлого века Россия потеряла важное для нее время, которое позволяло ей сформировать какую-то общую примирительную точку зрения с Западом в отношении того, что происходило во время Второй мировой и последующей "холодной войне". В итоге Запад начал писать собственную историю о том, как он выиграл у Советского Союза "холодную войну" и победил врага. Этого врага, конечно, как это всегда бывало в истории, нужно было демонизировать. В немалой степени на европейские взгляды повлияла позиция США, где сформировались очень сильные национальные диаспоры - украинские, польские, прибалтийские группы, выступавшие за то, чтобы приравнять нацизм к коммунизму.

Тем не менее в 90-е годы Европейский союз еще хотел примирения с Россией. Примирилась с Москвой и часть восточно-европейских стран - Венгрия, Болгария. Однако "непримиримые" - польские и прибалтийские государства - продолжали требовать расправы над коммунизмом. Жители России не всегда могут себе представить, насколько влиятельны эти силы в принятии самых разных идеологических решений внутри Европейского союза. Во многом они формировали политику Евросоюза в нынешнем веке. Оказавшись в Евросоюзе и НАТО, эта группа "непримиримых" начала громко требовать, чтобы Германия и Франция отказались от проведения собственной политики в отношении Москвы. Особенно агрессивно вела себя Польша. Варшава настаивала, что в отношении России должна существовать общая европейская политика. В том числе общая европейская идеология, которая бы осуждала все то, что связано с Россией. Все это делалось под "соусом" общеевропейской солидарности и ею же оправдывалось.

Россию с ее взглядами, мировоззрением, с ее продолжавшимися реформами и поиском своей идентичности отодвинули назад. Эти поиски перестали интересовать политиков на Западе, которые стали принимать точку зрения поляков и прибалтов. Конечно, это происходило при определенной "помощи" со стороны американцев, которые использовали вопросы истории, как оружие для того, чтобы дисциплинировать Европу.

Есть тут и другой аспект. В своем выступлении на саммите СНГ Владимир Путин упомянул о том, что в 1938 году западные державы фактически поделили между собой Чехословакию. Это был позорный момент в истории Европы, но мало кто из современных европейцев об этом знает. Как не знают они о том, что поляки "откусили" себе кусок Чехословакии. Потому что эти факты в Европе стараются не обнародовать, их исключают из учебников.

При этом поляки и прибалты представляют себя в новом европейском контексте как главные, наиболее пострадавшие жертвы коммунизма. И на этом основании требуют возмездия.

Это очень сильная идея, которая влияет на европейское общественное мнение и во многом ведет к тому, что разрыв в историческом понимании европейской политики между Россией и Западом будет только нарастать. В таких государствах, как Польша и Прибалтика, намеренно формировался комплекс жертвы немецкой и советской агрессии. Такой комплекс этим странам очень выгоден, потому что они себя считают некими европейскими героями, борцами за правду, за свободу и пытаются в этом убедить других. Таким образом эти страны повышают свой политический вес в Европе XXI века, ссылаясь на понесенные ими жертвы в веке XX. Это историческое оружие, которое они употребляют для реализации своих нынешних амбиций, очень серьезное и опасное.

Но почему в Европе так быстро забыли о том, что Советский Союз освободил ее от нацизма и фашизма? Если бы наша страна этого не сделала, вероятно, поляки жили бы совсем в иной реальности.

Рар: На Западе идеи, которые формировались во времена длительной "холодной", очень болезненной войны отодвинули, я бы сказал, правильное понимание того, что происходило и что предшествовало Второй мировой войне. Ее просто забыли. Быстро был найден новый враг, которым фактически стал Советский Союз. Нынешнее поколение политиков на Западе жило уже не в страхе или ненависти в отношении Германии, которая быстро раскаялась, приняла капитуляцию, выплачивала все репарации и извинялась перед всеми. Они переключились на борьбу с другой идеологией - коммунистической.

Европа не могла и сейчас, видимо, не может обойтись без врагов. Потому что нужно всегда иметь какую-то вражескую картинку, чтобы доказывать, как хороша либеральная модель. В роли такого врага выступает Россия. Все эти страхи и ужасы времен "холодной войны" в головах нынешнего поколения политиков на Западе засели куда прочнее, чем воспоминания о Второй мировой войне. Эти страхи поддерживаются рядом стран Варшавского договора. Они самозабвенно изображают из себя жертв, которые 45 лет не могли "глотать" европейскую свободу в отличие от остального Запада. И тем самым формируют у "старой Европы" комплекс вины. Отсюда и новый образ врага - Советский Союз.

Будет ли услышана подкрепленная документально точка зрения России на события Второй мировой войны, в том числе на провокативную роль Польши?

Рар: Не думаю. Потому что все учебники на этот счет на Западе давно написаны, и никто дополнять, тем более менять, их не станет. Обвинение России в подписании пакта Молотова - Риббентропа для Европы очень выгодно, поскольку оно снимает вину с западных держав за развязывание Второй мировой. В Европе вообще не хотят к этому вопросу возвращаться. Такой догматичный подход к пакту показывает, что он стал частью официальной западной идеологии. Если Россия все хочет изменить ситуацию, необходимо, чтобы документы, которые Владимир Путин демонстрировал лидерам СНГ, были представлены на выставках в Берлине, Париже, Лондоне, стали доступными европейским экспертам и СМИ. Это хлопотливая, трудоемкая работа, которая может внести коррективы в историю Европы. Но следует учитывать, что сейчас отношения России и Запада находятся в длительном кризисе. Расхождение точек зрения между ними очень сильно влияет на взгляды европейской молодежи, формирует у нее негативное отношение к Москве.

Солдаты вермахта на польско-германской границе 1 сентября 1939 года. Фото: 1939 год. Начало второй мировой войны/РГАСПИ

Но все же главное, что мешает объективному, непредвзятому взгляду на историю Второй мировой, это позиция восточно-европейских стран, которым очень удобно быть вечными жертвами. На такой мифологии строятся эти государства. Нынешние элиты на Западе строят Европу без России, Европу трансатлантическую. Они за нее цепляются и будут бороться за ее сохранение до последнего, в том числе такими псевдоисторическими путями, как принятие резолюции Европарламента о сохранении исторической памяти.

До Второй мировой войны Польша подталкивала фашистскую Германию к конфликту с Россией. Сейчас Варшава подталкивает к конфронтации с Москвой американцев. Странно, что события Второй мировой войны ничему поляков не научили.

Рар: Поляки, народ с большой исторической памятью и большими обидами, которые сидят в них очень крепко. Когда-то они думали, что вместе с Литвой будут собирать русские земли. Все это происходило до Ивана Грозного в XV веке. Тогда бы Россия стала католической. В те времена Польша считалась одной из сильнейших держав в Европе. Но потом каждые сто лет значение Польши в мировой политике все уменьшалось и маргенизировалось. А вот гордость и амбиции у Варшавы оставались прежними, как пять столетий назад. Я думаю, Польша стремится руководить Европейским союзом больше, чем другие государства, входящие в ЕС. Она рассчитывает и дальше направлять Европейский союз и Америку против России. Это геополитические планы Варшавы, которыми она живет. Сегодня поляки считают, что могут отомстить Москве за нанесенные исторические обиды, что они сильные, на их стороне Европейский союз и Америка. Это самоуверенное поведение Варшавы может привести к непредсказуемым последствиям.

Возможно ли в перспективе создание Россией и Западом единой версии истории Второй мировой?

Рар: Из личного опыта могу сказать, что в тех западных институтах, где я работал в начале 90-х годов, считалось, что это возможно. Но только в том случае, если Россия полностью откажется от коммунистического прошлого и фактически будет делать то, что было написано в резолюции Европейского парламента от 19 сентября, с которой мы начали разговор. То есть Москва будет каяться и очищать себя от коммунизма, осудит все то, что происходило при Советском Cоюзе. И тогда ее, может быть, примут в общую Европу. Поэтому сегодня сблизить взгляды Европы и России на историю Второй мировой войны очень сложно. В то же самое время, я думаю, что если появится внешний враг и возникнут новые угрозы для Европы, то очень быстро там вспомнят реальную, немифологизированную историю Второй мировой войны.

Кстати, в резолюции Европейского парламента о необходимости сохранения исторической памяти есть фраза, на которую немногие обратили внимание. Там говорится, что Советский Союз отнял у Румынии территории, которые ей еще не возвращены. Понимаете, что это значит? Европейский парламент фактически требует уничтожения такого государства, как Молдавия, и это зафиксировано в официальном документе. Это означает, что в законодательном органе Европы сидят либо профаны, либо провокаторы, которые настолько увлеклись историко-политическими играми, что забыли о существовании независимой, всеми признанной Молдавии. А заодно забыли, что Румыния, чьи интересы они сегодня защищают, воевала на стороне Гитлера. Об этом евродепутатам тоже не следовало бы забывать.

Общество История Власть Позиция Вторая мировая война