Новости

30.12.2019 23:00
Рубрика: Культура

Плетнев сыграл Первый концерт в редакции Чайковского

Прорывом года стало исполнение Михаилом Плетневым Первого фортепианного концерта Чайковского в авторской редакции. Фото: Светлана Мишина

Концертные залы

Музыкальный год прошел энергично. В Москве активно позиционировал себя новый Концертный зал "Зарядье", составив серьезную конкуренцию солидному музыкальному концерну Московской филармонии, много лет считавшейся безусловным лидером столичной музыкальной жизни. Между тем новый зал "Зарядье" не только быстро освоился в актуальных репертуарных трендах, но и предложил новые форматы: например, театральную продукцию, созданную специально для зала.

Одно из главных событий года - проект Павла Каплевича "Рабочий и колхозница", посвященный 80-летию советского монумента и представивший экспериментальную жанровую форму: синтез оперы, документальности, буффонады, элементов художественной среды исторического эпохи, хореографии. Успешно освоили в "Зарядье" и заповедную территорию Московской филармонии - музыку барокко, абонементы которой еще в предыдущем году были филармоническим эксклюзивом. С появлением хэштэга зарядисьбарокко# этот репертуар стал одним из лидеров столичной афиши: ансамбль Les ArtsFlorissants с Уильямом Кристи, Мюнхенский Баховский хор(Московская филармония), Хор Монтеверди и ансамбль English Baroque Soloists с Джоном Элиотом Гардинером (Зарядье), оперы "Неистовый Роланд" Вивальди, "Сигизмунд, король Польши" Леонардо да Винчи, генделевские шедевры "Ринальдо", "Аминда и Феллида" (Московская филармония), Триумф времени и разочарования", Месса си-минор Баха (Зарядье) и др. К этому стоит добавить постановку Георгия Исаакяна "Орландо, Орландо", представившую новую версию генделевской партитуры,переосмысленную в актуальном социальном ключе, с элементами техно-музыки (ко-продукция Геликона и Театра Сац).

После 10-летнего перерыва оригинальную работу для Большого театра сделал Алексей Ратманский

К выдающимся событиям следует отнести исполнение кантаты Сергея Прокофьева "Иван Грозный" Туганом Сохиевым, оркестром, хором и солистами Большого театра в Зарядье, где была представлена сценическая версия с видео-контентом на материале фильма Сергея Эйзенштейна "Иван Грозный": будоражащее музыкальное полотно, передающее апокалиптическую атмосферу средневековой Московии с ее деспотией царя, опричниной, молитвами Грозного. Событиями стали также сольные выступления двух харизматичных британских певцов: Брина Терфеля, феноменального артиста шекспировского размаха (Зал Чайковского), и Йена Бостриджа, утонченного интеллектуала, апологета немецкого романтизма, исполнившего в Зарядье циклы песен Шуберта и Бетховена. В линейке оперных постановок - мировая премьера партитуры Александра Вустина "Влюбленный дьявол", написанная в серийной технике и блестяще воплощенная в сюрреалистическом жанре Александром Тителем и Владимиром Юровским, а также российская премьера оперы венгерского композитора Петера Этвеша по пьесе Чехова "Три сестры", сложнейшей партитуры, написанной в духе штокхаузеновской пространственной музыки. В Екатеринбургском оперном театре спектакль поставил Кристофер Олден, растянувший время чеховской пьесы на целое столетие российской жизни - от Первой мировой войны до сегодняшних дней.

Безусловно, главным рельефом года стал XVI Конкурс Чайковского - ключевое событие в масштабах музыкального мира, дающее старт карьере многим его лауреатам. Впервые за полвека конкурс дополнился новыми номинациями деревянных и медных духовых, что до сих пор вызывает неоднозначную реакцию. Между тем, лидерство самой популярной фортепианной номинации сохранилось и абсолютным победителем, лауреатом Гран-при стал французский пианист Александр Канторов, поразивший своей трактовкой Второго фортепианного концерта Чайковского, убедительной исполнительской драматургией и смелым ансамблем с оркестром.

Прорывом же года стало исполнение Михаилом Плетневым в зале Чайковского Первого фортепианного концерта в авторской редакции. И хотя уже несколько пианистов в мире, среди которых Кирилл Герштейн, Андрей Коробейников, Дмитрий Шишкин, исполняют этот знаменитый концерт не в "парадной" версии Александра Зилоти, а по нотам самого Чайковского, изданным в Академическом полном собрании его сочинений, именно интерпретацию Плетнева можно считать абсолютной точкой отсчета в новом понимании смысла этого концерта. И даже не арпеджато вместо аккордов, не рациональное темповое прочтение текста, а слышание глубокой внутренней сущности, живой трагической интонации, пронизывающей музыку этого сочинения, доказывают, что пришло время расставить корректные точки над "и" в истории музыки и исполнять отныне Фортепианный концерт Чайковского си-бемоль минор и Фортепианный концерт Чайковского си-бемоль минор (редакция А. Зилоти). Как раз сейчас есть повод об этом говорить: следующий год будет годом 180-летия Чайковского.

Балет

После нескольких сумасшедших по насыщенности и количеству открытий лет, когда Москва стала казаться одним из мировых балетных центров, уходящий год оказался пресным. Финансовый кризис не коснулся разве что столичных театров. Но и они сделали ставку на блокбастеры и беспроигрышные имена. После 10-летнего перерыва оригинальную работу для Большого сделал Алексей Ратманский. В последние годы он погружен в изучение первоначальных версий классических спектаклей, и русскому балету эта встреча была необходима, для знания своих истоков, языка и логики развития.

Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, напротив, поменял среднестатистического русского "Дон Кихота" на версию Рудольфа Нуреева. Во многом демонстративно порывающая с нашей традицией, она тоже заставляет задуматься о том, что в этой традиции главное и бесценное, а от чего легко отказаться.

Пермский театр выпустил в этом году только одноактный балет "Шахерезада". Шлягер Римского-Корсакова хореограф Алексей Мирошниченко соединил с историей иранской шахини Фарах Пехлеви. В нем хореограф продолжил разрабатывать модернизированную форму драмбалета - мобильную, танцевальную и эстетически современную. Участие в премьере Дианы Вишневой и Марсело Гомеса гарантировало спектаклю повышенное внимание.

Театр "Урал Опера Балет" в Екатеринбурге в этом году вошел в "баланчинский" клуб, став шестой в России труппой, получившей права на спектакль американского классика. Причем выбрал "Вальпургиеву ночь", до этого у нас не исполнявшуюся даже гастролерами. Спектакль для 24 танцовщиц и одного танцовщика идеально подошел труппе, представив ее новый образ - прыгучий, стремительный и академически четкий. Пару этому женскому параду составила "мужская" премьера - Brahms Party Антона Пимонова.

Номинация "Золотой маски" напомнила о Бурятском театре: стилизацию старинного "Талисмана" осуществил Александр Мишутин. И это единственная интрига прошлого года, разрешение которой увидим уже в новом.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Театр Танец Культура Музыка Классика Итоги 2019 года