Новости

03.04.2020 14:10
Рубрика: Культура

Мир без оркестра

Дирижер Василий Петренко о будущем посткоронавирусного мира культуры и искусства
Из-за пандемии коронавируса международная культурная жизнь превратилась в хаос: концертные залы и театры закрыты, музыканты остались без работы, слушатели - без живых концертов. Об экономических угрозах пандемии, о будущем посткоронавирусного мира культуры и искусства, об изменении рынка услуг, опасности исчезновения музыкальных профессий и важности оптимизма "РГ" побеседовала с всемирно известным дирижером Василием Петренко.
Василий Петренко: В период кризиса ощущается важность культуры в жизни простых людей. Фото: Из архива Василия Петренко Василий Петренко: В период кризиса ощущается важность культуры в жизни простых людей. Фото: Из архива Василия Петренко
Василий Петренко: В период кризиса ощущается важность культуры в жизни простых людей. Фото: Из архива Василия Петренко

Где вас застал карантин?

Василий Петренко: В Норвегии, в 10-х числах марта я репетировал с оркестром "Весну священную" Стравинского, а Денис Кожухин должен был играть концерт Скрябина. Во вторник была репетиция, в среду утром правительство Норвегии приняло решение о карантине, и концерт отменили. В четверг я вернулся в Ливерпуль, где сейчас и нахожусь. У меня уже две недели отпуска: сад, огород. Есть время отмонтировать свои записи, посмотреть новые партитуры. До этого у меня шесть или семь лет вообще не было отпуска.

Как дирижер, находящийся по большей части в европейском пространстве, опишите ситуацию, в которой вы сейчас находитесь.

Василий Петренко: Ситуация, в которой мы все оказались, такова, что на ближайшие два-три месяца вся работа отменена, никаких заработков нет. Все эти домашние концерты, которые проводят музыканты онлайн - скорее, для поддержания интереса у публики, чтобы люди не отвыкли совсем от классической музыки. Что касается дирижеров, технологии еще не дошли до того момента, когда задержка звука будет настолько минимальна, что можно будет устраивать концерты с людьми, находящимся в разных частях света. Поэтому сейчас все сидим по домам, занимается самообразованием, делами которые были не доделаны, и ждем следующих решений. Открываться все начнется, естественно, с Китая: там уже отменен внутренний карантин. Если же внешний карантин с самоизоляцией приехавших на две недели останется на долгое время, это будет серьезным ударом по музыкальной индустрии: ни один гастролирующий музыкант не сможет себе позволить оставаться две недели на одном месте, и ни одна компания, ни один оркестр не будет за это платить.

Как изменились ваши долгосрочные планы в связи с кризисной ситуацией?

Василий Петренко: О планах на ближайшие года два говорить сложно, все меняется каждый день. На данный момент все концерты официально отменены до начала мая, везде: я должен был лететь в Монреаль в начале апреля, затем в Москву. Думаю, до конца мая не будет абсолютно ничего. В лучшем случае, на мой взгляд, к середине июня начнутся какие-то концерты. Я должен приехать в Москву на фестиваль в Новом Иерусалиме (если он состоится). Но оптимизм я сохраняю - иначе невозможно.

В большей мере кризис затронул пока оперные театры: Глайборн-опера отменил весь летний сезон, как и Опера Грэндж, Зальцбург, Баден-Баден. Мы пока перепланируем следующие сезоны. Например, сейчас идет мой цикл всех симфоний Малера. Мы успели сыграть Первую и Вторую, на прошлой неделе должна была быть Третья симфония, которая не состоялась. Видимо, Четвертая и Пятая, и, скорее всего, Шестая не состоятся. Как перенести эти симфонии на следующий сезон - этим мы озадачиваемся. Печально не только то, что происходит сейчас, но и то, что последствия этого карантина и связанного с ним экономического кризиса будут длиться еще десятилетия.

Как вы оцениваете последствия карантина для экономики и культуры?

Василий Петренко: Не секрет, что все производственные цепочки сейчас нарушены из-за закрытия границ. Эти нарушения начались еще с Китая. Во всех странах каждый день подобного карантина стоит огромного количества потерянных для экономики денег. Как долго весь мир будет выкарабкиваться из этого кризиса, сказать очень сложно. Если говорить об искусстве в целом и конкретно об исполнительском и сценическом искусстве (будь то музыка или театр) - здесь еще долго будет играть роль фактор страха, что естественно - после подобного вируса публика будет бояться собираться в людных местах. Карантины будут постепенно сниматься, но, думаю, ограничения на массовые мероприятия до 500 человек останутся надолго.

Английские оркестры получают государственную или частную поддержку на время кризиса?

Василий Петренко: Со стороны частных инвесторов поддержки практически никогда не было. Поддержка частных инвесторов возможна, когда есть налоговые послабления. Я разговаривал с правительством Великобритании на эту тему, в частности о послаблении налога на прибыль для жертвующих средства на культуру, но мою точку зрения, к сожалению, не приняли. Кроме того, традиции меценатства здесь не столь сильны. Что касается государства, порядка 55 % бюджета формирует фонд местного правительства и федерального правительства. Даже при том, что эти деньги еще остались - они выплачиваются на год, а доходов от продажи билетов (которые составляют минимум 40-45% от бюджета) сейчас нет. Ряд оркестров Великобритании обратились к правительству за поддержкой - с просьбой о выплате следующего фонда на год вперед уже сейчас (не знаю, получили ли они ответ). В противном случае, к середине мая все оркестры станут банкротами.

Оркестранты получают зарплату на время карантина?

Василий Петренко: Музыканты, которые работают на ставке в оркестре, получают от 60 до 90% своей зарплаты. Фрилансеры не получают ничего. Однако правительство издало указ, согласно которому фрилансерам, получающим меньше 50.000 £ в год (в принципе, это не так много), возместят до 80% от их дохода (не менее 2500 фунтов, но не более 80% дохода) на период карантина, но не ранее июня. Пересчет идет по налоговой декларации за прошлый год.

Да, все мы находимся в разных финансовых условиях, но сейчас даже американский президент сказал о том, что на весах, как это ни печально, жизни людей против будущего поколений. И чем из этого можно пожертвовать - ведь сохранить то и другое будет чрезвычайно сложно. Экономическая реальность такова, что в случае, если карантин просуществует в большинстве стран мира еще до июля (что вполне реально), то глобальная экономика вообще не будет подлежать восстановлению. Официальная безработица в Великобритании уже более 20%. По прогнозам, если карантин продолжится до июля, она будет свыше 50%. При безработице свыше 50% страна входит в военное положение, и выбираться из этого можно только будет милитаристически (и это Великобритания, более-менее благополучная страна, по сравнению с рядом других стран, Испания и Италия находятся в более бедственном положении). Есть некая "точка невозврата" в мировой экономике, из которой выбраться будет уже невозможно. Это будет другой мир, но строить его нужно будет десятилетия. В глобальном масштабе мы говорим о ситуации пост-Первой мировой войны, когда вся Европа была в руинах, и потребовались десятилетия для выстраивания новой экономической модели.

Фото: Из архива Василия Петренко

Подлежит ли культурная жизнь реабилитации после такого потрясения?

Василий Петренко: Культурные ценности это одна из черт, которая отличает человека от животных. Поэтому поддерживать и развивать культуру надо во все времена, а особенно - в кризисные. В будущем будет необходимо задуматься о неком безопасном культурном пространстве: в каждом крупном городе должен быть концертный зал или театр, в котором будут предприняты все меры предосторожности как для публики, так и для выступающих. Например, при входе в театр у всех будет контролироваться температура, проверятся вирусное состояние - как можно больше медицинского контроля. Конечно, 100% уверенность невозможно никогда, но нужна максимально возможно безопасное для людей публичное пространство. Если подобное оборудование будет установлено в ведущих залах, или даже будут выстроены новые комплексы - культурная жизнь будет продолжаться. Иначе страх у публики останется.

Также есть разные идеи насчет социальной дистанции. Например, рассаживать зрителей на расстоянии четырех мест друг от друга. Но это будет ужасный вид и очень депрессивное искусство, особенно для тех, кто помнит полные залы. Поэтому я бы рекомендовал всем (я пытаюсь инициировать эту кампанию совместно с медиками), задуматься над тем, каким образом мы можем трансформировать залы, либо как мы можем построить что-то новое, чтобы была возможность массовых представлений. Это касается не только классической музыки или оперы, это касается мюзиклов, оперетты, театра - любого жанра представления.

Стоит ли ждать бума цифровизации в области искусства из-за коронавируса?

Василий Петренко: Развитие цифровых технологии в искусстве, конечно, будет происходить - это часть прогресса. Но понимаете, я всегда это говорил и продолжаю говорить: я не хочу жить в музее - классическая музыка должно существовать в пространстве живого представления! Иначе проще пойти в музей и посмотреть картины, или скачать запись. Но это не дает того же нерва, тех же эмоций, что живой концерт. Да, цифровизация будет происходить, но мне бы хотелось, чтобы она происходила в сторону архива - для тех, кто хочет послушать и освежить свои воспоминания от концерта, который прошел год - три - пять назад. Продолжать живое искусство - очень важно. Иначе это кунсткамера.

Я бы смотрел шире - как затронет все общество поствирусный мир. Он будет очень сильно изменен. В первую очередь, мне кажется, люди задумаются о важности ключевых профессий, как то врачи, полиция, а также профессии, которые производят реальные товары и реальные необходимые услуги. Количество профессий, которые ничего не производит, а занимаются, например, перекладыванием бумажек из одной стопки в другую, будет сокращаться. Что касается искусства, сложность в характере финансирования. Хорошо, что в России есть такая большая поддержка государства. На Западе все сильно зависит от продажи билетов, либо от поддержки частных лиц. Здесь, на мой взгляд, будут происходить драматические изменения. Уже закрылся ряд оркестров в США, думаю, в европейских странах также сократится количество музыкальных коллективов, а точек на карте, где можно будет услышать живую классическую музыку и живую оперу, станет гораздо меньше.

Продолжать живое искусство - очень важно. Иначе это кунсткамера

А претерпит ли изменения музыкальное образование в связи с коронавирусом?

Василий Петренко: Как минимум, временно будет сокращение музыкального образования: и учителей, и студентов. Будет переориентация общества на другие профессии. Учителям, в целом, несколько легче. Мои дети, например, уже давно переведены на online-образование по многим предметам, еще до начала пандемии. Да, это спорный вопрос: дети много времени проводят с девайсами. В точных науках дистанционное образование может дать результат. В гуманитарных науках, это сложнее. Что касается моей профессии, это вообще невозможно.

Что делать уже дипломированным музыкантам?

Василий Петренко: На мой взгляд, многим, к сожалению, придется осваивать другие профессии. Это коснется всех: рынок услуг - туристических, ресторанных, культурных - значительно сузится после этого кризиса. Выживут только сильнейшие, и поддержки от государства, наверное, ожидать будет сложно.

Что бы вы сказали музыкантам и коллегам в России, которые, как и все, волнуются?

Василий Петренко: В первую очередь, это, что называется "Stay safe", будьте в безопасности. Меры, которые принимаются разными правительствами - можно спорить, правильные они или нет, но выполнять их нужно обязательно. Второе - да, сейчас тяжелая ситуация, но это возможность для того, чтобы написать новую музыку, выучить новые произведения, подумать о том, что ты делаешь, для чего ты это делаешь. Это возможность поразмыслить и обогатить свой творческий опыт, в том числе через драматические испытания.

Сейчас трудное время, но всем необходимо это перетерпеть, и по максимуму в будущем поддерживать культуру. Здесь меня спрашивали журналисты BBC о важности культуры в жизни людей - будет ли она переосмыслена. На мой взгляд, культура будет значительно усиленной, потому что в период кризиса ощущается важность культуры в жизни простых людей. Просто то, каким образом эта культура будет доноситься и восприниматься - через какие носители - над этим нужно всем очень сильно задуматься, помня о важности сопереживания и необходимости организации, с медицинской точки зрения, безопасного публичного пространства. Это очень серьезно и перспективно. Это один из тех путей, благодаря которым можно сохранить культурное наследие. А пока будем сохранять оптимизм.

Что вы планируете сделать из того, до чего раньше не доходили руки?

Василий Петренко: Во-первых, наконец-то есть время написать что-то музыкальное. Это не обязательно будет что-то, что достойно увидеть свет, что называется - для себя. Потом, думаю, осуществляю свои давние желания - пойти на рыбалку. Я здесь уже 15 лет, и ни разу пока не получилось. Правда, придется немного поспорить с полицией на тему того, что это мой ежедневный физический экзерсис, но, думаю, особых проблем не будет, потому что людей здесь практически нет.

Справка "РГ"

Василий Петренко родился и получил образование в Ленинграде. Главный дирижер Филармонического оркестра Осло (с 2013), Ливерпульского королевского симфонического оркестра (с 2009), Молодежного оркестра Европейского Союза (с 2015 года), главный приглашенный дирижер ГАСО России им.Е.Ф.Светланова (с 2016). Почетный профессор Ливерпульского университета и Университета Liverpool Hope, удостоен звания "Почетный гражданин Ливерпуля". С сезона 2021/22 года Василий Петренко займет должность художественного руководителя Королевского филармонического оркестра в Лондоне.

Культура Музыка Классика Пандемия коронавируса COVID-19