Новости

07.04.2020 22:00
Рубрика: Культура

Вертикаль страсти

Зачем режиссер Тимур Бекмамбетов снимает кино перевернутой камерой
На сайте "РГ" в живом эфире состоялось онлайн-интервью с продюсером и режиссером Тимуром Бекмамбетовым на тему "Как снимать кино в условиях пандемии?".
Режиссер объявил народный конкурс "Истории карантина".  Фото: Предоставлено Базелевс Режиссер объявил народный конкурс "Истории карантина".  Фото: Предоставлено Базелевс
Режиссер объявил народный конкурс "Истории карантина". Фото: Предоставлено Базелевс

Тимур Бекмамбетов - пионер в жанре screenlife, то есть фильмов, действие которых происходит на экране компьютера. Его картины в этом формате, такие как "Убрать из друзей", "Профиль", "Поиск", были высоко отмечены на международных фестивалях. Во время онлайн-трансляции Тимур Бекмамбетов впервые объявил о старте нового проекта, посвященного пандемии и самоизоляции.

Киноальманах "Истории карантина" (Tales from the Quarantine) станет народным: принять участие сможет каждый. Главное - это интересная история о жизни на карантине, рассказанная с помощью экрана. Отправить ее на конкурс можно в любой форме - от текста и видео до профессионального сценария - на русском или английском языке на сайте проекта, где также доступны самоучители и программное обеспечение, чтобы самостоятельно снимать фильмы в формате screenlife. "Истории карантина" будут состоять из отдельных короткометражек, география проекта - международная. Лучшие истории публикуются каждую неделю. Как режиссер Тимур Бекмамбетов снимает сейчас фильм "ФАУ. Побег из ада" - о подвиге летчика Михаила Девятаева во время войны. Часть съемок проведена режиссером дистанционно. Впервые в истории кино сцена воздушного боя была снята в ходе реальной компьютерной игры. Тимур Бекмамбетов рассказал об обоих проектах и еще много полезного и интересного.

Фильм о подвиге летчика Михаила Девятаева снимается и в горизонтальном, и в вертикальном формате. Более того, часть съемок прошла дистанционно. Фото: Предоставлено Базелевс

Про формат screenlife

Не буду скрывать, я предполагал, что такое случится: люди будут смотреть свою жизнь на экране компьютеров в кино. Я просто не ожидал, что это произойдет так скоро и радикально быстро. Мы сами начали заниматься этим в 2012 году - снимать фильмы screenlife, где герои действуют на экранах своих девайсов: пишут письма, бродят по сайтам, общаются в скайпе с друзьями. Это сегодняшняя жизнь. Я еще тогда говорил, что мы тратим по пять-шесть часов в день, уткнувшись в свои телефоны или компьютеры. Настало время рассказать о том, как мы там живем, что там делаем, как влюбляемся, ссоримся, себя находим или теряем лицо, спасаем близких, или портим жизнь другим. И мы стали делать об этом фильмы. Мы сняли семь, три из них вышло в Америке на широкие экраны, каждый стал событием.

Я предполагал и убеждал всех, что это будет не три, а 33 фильма. Мне казалось, что это будет через три года. Но то, что произошло за последние несколько недель, сфомировало ту самую реальность, которую мы называем скринреалти - экранная реальность. Более того - сделало ее единственной реальностью за пределами дома, в которой мы с вами сегодня живем. Я буквально неделю-две назад обратил внимание, что первым фильмом screenlife, как ни странно, был тот, который вышел в 2004 году. Помните эпизод, когда Антон Городецкий разыскивал Светлану - Светлую Иную - в интернете, в своем компьютере? Это был целый компьютерный мир, который я тогда придумал. И это был длинный эпизод, даже не один, их было несколько. Мы создали специально интерфейс. То есть желание рассказать о том, как мы живем на экранах, появилось еще пятнадцать лет назад. В первых была история про парня и девушку, которые общались друг с другом. Он делал вид, что он на Кубе, а она - в Куршавеле. И они общались по скайпу. А потом выяснилось, что они в соседних общежитиях живут в Казани. Это была целая новелла, которая вся происходила в скайпе.

Про пандемию и творчество

Ограничение рождает форму. Например, есть большая глыба мрамора, у нее нет никакой формы. Лишнее от нее отколешь - и появится скульптура. Ограничения определяют стилистику. Пикассо когда-то подарили синюю краску. У него появился голубой период. И все потом гадают: как же так? Какая удивительная стилистическая находка! Когда ты пытаешься найти способ из существующих материалов рассказать историю, самовыразиться, это определяет творчество. Например, если у меня сейчас будет один мобильный телефон, я уже могу рассказать историю. Если вы рассмеялись, значит, она оказалась успешной: вызывает эмоции. Чем меньше ресурсов ты используешь, чем меньше у тебя возможностей, а ты при этом добиваешься эмоционального отклика у зрителя, тем элегантнее и это произведение, и искусство.

Сейчас мы все оказались в ситуации, когда у нас нет многих выборов, но есть интернет. Есть возможность записывать наши экраны. А на экранах мы будем все признаваться в любви, зарабатывать деньги, троллить друг друга или исповедоваться близким. Мое очень простое предложение: записывайте свои экраны. У нас есть рекордер, пойдите на сайт https://screenlifer.com, посмотрите там, почитайте. Там много уроков про то, как это делать. Если вы меркантильный, вам хочется заработать очень много денег, опять-таки почитайте, о чем мы пишем и чему учим. Потому что два из семи фильмов, которые мы спродюсировали, попали в двадцатку самых прибыльных инвестиций в истории мирового кинематографа.

Про дистанционную съемку

Удаленное производство фильмов - это другая тема. Немножко пересекается с screenlife. Она сама является сюжетом screenlife-фильма. Я снимал сейчас свой новый фильм про летчика Девятаева, находясь в Казани, а съемки были в Петербурге. Из-за карантина я там не мог быть. Поэтому удаленно руководил процессом. У меня на экране были все камеры, которые были наведены на главного героя в исполнении Павла Прилучного - пилота в 1945 году, угоняющего самолет из концентрационного лагеря. Я видел все веб-камеры, отдавал команды по скайпу общался. При этом мне приходили смс, какие-то сообщения о том, что я должен дать интервью (смеется), я на них отвечал. Вот это была моя жизнь. Жизнь режиссера, снимающего фильм, была на этом экране. На нашем сайте https://screenlifer.com мы сделали трансляцию с процессом удаленных съемок. И во время съемок мы записывали и показывали всем, как это делаем, как удаленно снимаем кино.

Фильмы, где действие происходит на экране компьютера, Тимур Бекмамбетов начал снимать первым. Фото: Предоставлено Базелевс

Про войну на экране

Да, я выбрал военную тему. И знаю почему. Во-первых, мы снимаем два фильма. Один - про летчика и одновременно - второй, как мы снимали фильм про летчика. Второй - в screenlife формате. Это записи дневников главного героя, который вживается в роль Девятаева. Сам фильм про Девятаева мы снимаем снимаем и в вертикальном формате. Мы стараемся рассказать историю, которая была бы созвучна формам современного потребления контента. Люди смотрят фильмы на телефонах. Когда едут в метро или, скажем, сидят дома за ужином, он смотрит один фильм, она - другой. И это реальность. Почему так - это другой вопрос. Нам было интересно рассказать ту традиционную классическую историю приключенческого кино про Вторую мировую войну, с побегом из концлагеря, боями в небе на самолетах так, чтобы ее могли смотреть на мобильных телефонах. Это абсолютно новая задача. Я мало знаю примеров, когда кто-то ее бы решал.

Соответственно, это возможность вдруг неожиданно переосмыслить многие вещи и в истории кино - как рассказывать историю. Например, формат, в котором вы меня сейчас видите, это горизонтальный. Этот формат называется landscape-пейзаж. Есть вертикальный формат. Он называется - портрет. И у вас на телефоне есть landscape или портрет. И вот когда я перевернул кадр вертикально, вдруг у меня получился фильм не про войну, а про человека на войне. Про портрет. Сам формат кадра перевернул взгляд на историю. Как только делаешь фильм горизонтально - он рассказывает про войну, про Великую Победу, про битвы и так далее. А когда переворачиваешь камеру, вдруг неожиданно меняется вообще весь смысл рассказа. Все в другом контексте. Все то же самое - та же битва, только что справа взрывают, а что слева - не видно. А видно человека, который находится в центре этих событий и переживает великую трагедию. Вдруг я понял, что, просто перевернув камеру, я делаю автоматически фильм про человека, а не про события. Это важная вещь. Это первое.

Второе. Это связано еще и с характером героя. Михаил Девятаев, Герой Советского Союза - человек, который во многих вещах был такой же, как мы с вами. Но отличался одним качеством - он не сдавался, он был радикально несломленным. Ванька-встанька! Как не клади его, он все равно встает. А вот движение, когда он встает, это и есть превращение горизонтального в вертикальное. Про него нельзя снять кино горизонтально. Он - памятник! Он вертикальный! Он - человек, он - жизнь! Горизонтально - это символ смерти. Вертикально - символ жизни. Девятаев - такой. Он всей своей жизнью доказал, что можно выстоять и не упасть. Не в физическом смысле, а в моральном - не опаскудиться, не обидеться на страну, которая не верила, что это он совершил подвиг. Он в подвале жил в своем доме в Казани с семьей, 12 лет ждал, будучи уверен, что когда-нибудь наступит момент, и его признают и найдут. Он не обижался, не рвал на себе рубашку, просто ждал. Это признак стойкости. А вот слово это синоним вертикальности. Поэтому вертикальный формат - это единственный, с точки зрения формы, который подходит для этой истории. По-другому этот фильм снимать было нельзя. Здесь совпали и технология, и потребности зрителей, и сюжет.

Про вертикальное видео

Сейчас очень многие люди говорят из меры медиа, что никто никогда не привыкнет к вертикальному формату, потому что глаза у нас расположены горизонтально. Это такая популярная фраза. У меня есть ответ на этот вопрос. Если тот, кто вам так говорит, окажется с девушкой в кинотеатре, и она положит ему голову на плечо, то смотреть кино будет вертикально. Для одиноких мужчин, наверное, лучше смотреть горизонтально. А для романтических отношений - лучше вертикальное кино. Я шучу. Однако, по нашим исследованиям, 80 процентов людей смотрят вертикально горизонтальный контент. Потому что никто не производит вертикальный! Мы не пробовали смотреть вертикально. Когда вы приходите в картинную галерею, никто же не говорит: ой, Серов, почему же ты написал портрет вертикальный? Надо было - горизонтально. В музеях картины разных форматов. Так может быть и в кино.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ Наше кино Гид-парк Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Видео