Новости

26.04.2020 21:00
Рубрика: Культура

Новые ценности непростых времен

Оперная певица Элина Гаранча - о том, как пандемия меняет сознание артистов
Всемирно известная латышская меццо-сопрано Элина Гаранча приняла участие в "At-Home Gala" - концерте, который нью-йоркский театр Метрополитен Опера впервые организовал в режиме онлайн. "Российской газете" исполнительница рассказала о карантинных буднях и о том, есть ли альтернатива у большой оперы в период пандемии.
Элина Гаранча: "Дети рады, потому что мама и папа дома". Фото: Из личного архива Элина Гаранча: "Дети рады, потому что мама и папа дома". Фото: Из личного архива
Элина Гаранча: "Дети рады, потому что мама и папа дома". Фото: Из личного архива

Как вы восприняли известие о наступившей пандемии?

Элина Гаранча: Пандемия мне, как наверно многим, поначалу казалась очень далекой и даже совершенно нереальной. Мало ли что когда-то приходило из Китая. Трудно было представить, что это докатится до Европы. Но оказалось, что распространение произошло стремительно. Мы с мужем и детьми застряли в Испании, где очень неплохо, но мне очень хочется в Ригу, где остались папа и брат. Если Испания разрешит выезжать в мае, думаю, вернемся туда. Мы остались здесь, потому что должны поехать в Гран Канарию на репетиции "Аиды", которая, конечно, отменилась.

Вы разместили в Facebook два видео, на одном из которых - ваша грустная речь в день, когда вы должны были выступить с мировым дебютом в партии Амнерис в "Аиде", а на втором, опубликованном в день Пасхи, - где в камерном составе исполняете часть Второй симфонии "Воскресение" Малера.

Элина Гаранча: В день, когда я записывала первое видео, мне действительно было очень грустно, а в следующие дни я подумала, зачем это сделала. Я вообще-то не люблю плакаться на людях и показывать такие свои эмоции. А потом снова подумала, что все правильно, что очень по-человечески получилось, созвучно настроению дня. Но я очень надеюсь, что "Аида" через 7-8 месяцев в Париже все же состоится. Хотя никому неизвестно, какой театр первым отважится впустить несколько тысяч людей. Слишком много вопросов без ответов, чтобы предугадать обозримое будущее.

А финал Второй симфонии Малера показался очень созвучным в день Воскресения Христова. Мы стали готовить ее в самом начале пандемии и тогда мне совсем не хотелось петь. А сегодня горжусь, что мы это сделали, эта запись собрала более трех миллионов просмотров. Музыка живет.

Очень интересно, что случится в мире после всего этого. Ситуация даст понять как политики разных стран относятся к культуре, какую окажут ей поддержку. К сожалению, все восстановить в прежнем объеме уже не удастся. Хотя прежде даже во времена больших кризисов музыка и театр были всем очень нужны.

Как вы отнеслись к предложению выступить в "Домашнем концерте", организованном Метрополитен Опера?

Элина Гаранча: Я не очень это люблю, но в Метрополитен нашлись сторонники такого формата, Метрополитену не откажешь. Мне предложили спеть "Хабанеру" из "Кармен" Бизе. Записать это - задача не из легких. Я буду записывать на свою маленькую камеру с айфона, стоя на одном квадратном метре, чтобы не выйти из камеры и чтобы хорошо получился кадр. Но сейчас многие театры последуют примеру "домашних концертов" Метрополитен Опера.

Страны из пепла могут восстановить только ум, культура, история, интеллект

Всемирный форс-мажор бросает вызов всем - нужно искать альтернативные формы общения, выступления. Возможны ли альтернативы для большой оперы?

Элина Гаранча: Если честно, не могу представить. Разве что делать записи в продезинфицированных студиях, куда соберутся дирижер, отрепетировавший наедине с певцами и оркестр в масках. Это все равно будет похоже на то, как если бы футболисты сыграли бы каждый в своем огороде или на теннисной площадке, а потом бы все это как-то разместили на большом экран телевизора… Очень трудно увидеть альтернативу. Опера - живой организм, в котором все мы дышим, чувствуем, передаем эмоции, живем энергией, вдохновением, вдохами и выдохами публики, как и слушатели живут с нами. Но опера - живучий жанр. Лаури-Вольпи сказал в 1920 году, что опера скончалась, с тех пор прошло сто лет, а мы все поем.

Как выглядят ваши карантинные будни?

Элина Гаранча: Этот период я посвящаю себе и детям. Мне кажется, что, может быть, и стоит побыть немного в заложниках у этого периода, чтобы подумать о некоторых вещах. Да, для многих это покажется близким к катастрофе. У нас тоже есть кредиты и то, за что нужно платить, и в наш бюджет может не быть новых финансовых вливаний в ближайшие полгода, мы тоже волнуемся, но я позитивно смотрю на происходящее. Все же мы не на войне: есть и теплая вода, и что покушать тоже. Смотрю я на свои шмотки и туфли и думаю, кому они сейчас нужны? Достаточно пары футболок и несколько пар штанов. Надо ли было кому-то вкладывать огромные деньги в улучшение носа или надувание губ ботоксом, если все равно это сегодня надо скрывать под маской? Многие "ценности" проясняются сейчас совсем по-другому.

Дети, наверно, страшно рады, что мама с папой каждый день рядом?

Элина Гаранча: Да, для тех, кто был в бесконечных гастрольных разъездах сейчас возникла новая реальность - быть дома с детьми, где нет ни няни, ни бабушки. Совершенно по-другому смотришь на мир. Наши дети, особенно самая младшая сказала, что обожает коронавирус, "потому что мама и папа дома". То есть мы живем совершенно обыкновенной будничной жизнью, учась не думать о том, что могло бы быть, но любить тот момент, в котором живем здесь и сейчас, лучше узнавая друг друга, характеры детей, их проблемы, над которыми должны работать как родители. Нет ежедневного стресса, мыслей куда-то успеть-не успеть, думать о том, а где будут дети. Я не хочу в этом периоде тишины видеть только негативные стороны.

Но при этом все же готовитесь и к постепенному выходу с карантина, ближайшим выступлениям?

Элина Гаранча: Пока известно, что до 31 августа мы не выступаем. Есть паникеры, которые боятся, что открытие театров может быть отложено и до января. Оперный театр - очень эмоциональный жанр, нуждающийся в физически близком контакте. У меня есть новые партии. Амнерис готова, но пока я ее отложила, чтобы дать время ей "отстояться" в голове. Кундри в "Парсифале" Вагнера стоит в моем графике в апреле следующего года, есть Принцесса де Буйон в "Адриане Лекуврер" Чилеа, также поглядываю на Азучену в "Трубадуре" Верди. Готовлю и концертные программы.

Я должна была в это время записывать диск с камерной музыкой, но все перенеслось. Есть планы и других дисков, так что есть над чем работать. Думала насчет преподавания, но по интернету трудновато, потому что мы работаем над звуком, резонансом, голосом, который надо прощупать вблизи. Мне очень понравился опыт мастер-класса в Карнеги-холле, но и до этого уже были случаи преподавания. Думаю, эта стезя будет для меня абсолютно возможна, когда я закончу свою артистическую карьеру, потому что я могу эффективно дать задания, помогать и слышать, что какому певцу нужно.

Какие выводы делает мир во время пандемии?

Элина Гаранча: Все фальшивые "важные" люди, диктовавшие нам условия жизни, уступили место врачам, знающим как защищать и спасать людей, лабораторным ученым, которые должны были бороться за гроши, чтобы дальше развивать науку. Надеюсь, пандемия открыла глаза политикам, что их страны из пепла могут восстановить только ум, культура, история, интеллект.

Культура Музыка Классика Звездные интервью "РГ" Гид-парк