Новости

28.04.2020 15:24
Рубрика: Общество

Фальков: Программа мегагрантов стала в научном мире визитной карточкой РФ

Насколько оправдала себя знаменитая программа мегагрантов, которой исполнилось 10 лет? Почему многие российские ученых встретили ее появление критически? Что дали нашей науке привлеченные этой программой в Россию Нобелевские лауреаты? Об этом корреспондент РГ беседует с главой министерства науки и высшего образования РФ Валерием Фальковым.
 Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС  Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС
Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС

Многие наши академики встретили тогда эту программу критически. Говорили, наша наука бедствует, а на приглашение ученого-мегагрантника выделяются фантастические деньги, 5 миллионов долларов, что заманчиво для любого иностранного профессора. Они приедут, "срубят" миллионы, за наши деньги сделают свои работы и отбудут. А наша наука остается с тем, чем была..

Валерий Фальков: Да, такие заявления звучали, но подобная трактовка программы совершенно некорректна. Достаточно посмотреть, на каких условиях выделялись мегагранты. Ограничения действуют очень серьезные. Оплата труда ведущего ученого и научного коллектива составляет, как правило, не более 50 процентов от общей суммы. Около 25 процентов идет на закупку оборудования, 10 процентов - на закупку материалов и комплектующих для проведения исследований. Оставшиеся средства направляются на оплату стажировок российских ученых в мировые научные центры, проведение научных семинаров, расходы на содержание лабораторий.

Критики программы утверждают, что публикация по мегагранту "весит" в денежном выражении намного больше, чем публикация любого российского ученого, не попавшего в программу мега. Кстати, сколько публикаций мегагрантников попали в самый престижный первый квартиль базы Web of Science?

Валерий Фальков: "Вес" публикации и ее ценность определяется отнюдь не статусом программы, не объемом финансирования, а интересом к мегагранту, то есть цитируемостью, а также стремлением использовать его для продвижения вперед. Что касается квартилей? Отвечу на примере 2019 года. Всего в прошлом году в ресурсах, индексируемых Web of Science, по результатам мегагрантов были опубликованы 825 статей. Из них - 446 статей, входящих в первый квартиль - что составляет более 50 процентов.

По некоторым оценкам, после завершения мегагранта и отбытия из России ведущего ученого около 25 процентов новых лабораторий возвращаются на прежний уровень. Были случаи, когда имя учёного себя не оправдывало и с ним приходилось расставаться?

Валерий Фальков: Лаборатория, которая имеет опыт работы в команде с ведущим ученым в течение нескольких лет, в принципе не может вернуться на прежний уровень. Конечно, она может трансформироваться, объединиться с другими лабораториями, но "вернуться на прежний уровень", - это изначально неверное утверждение. Были ли случаи, когда имя учёного себя не оправдывало и приходилось расставаться? Да, единичные случаи были, но их можно пересчитать буквально по пальцам одной руки. Сложные ситуации мы разбираем на Совете программы и принимаем решение о досрочном завершении проекта или его неуспешной реализации.

Полностью интервью с главой министерства науки и высшего образования РФ Валерием Фальковым читайте в номере "РГ" от 29.04.2020.

Общество Наука Правительство Минобрнауки