Чем кумушек считать трудиться…

Рецензии
    03.05.2020, 15:39
Текст:   Юлия Авакова
Английской женской прозе давно удалось завоевать прочное место в списке произведений для обязательного ознакомления всех тех, кто испытывает интерес к англоязычной литературе и британской культуре в частности. Справедливо это и в отношении кино - не пройдет и пяти лет, как один ее образчиков вновь становится предметом пристального внимания того или иного режиссера, являя собой не только очередную трактовку оригинала, но и более-менее остроумный портрет современного общества и его насущных проблем. Можно, конечно, сказать, что все то, о чем писала Остен, всегда было безнадежно далеко от проблем народа, но разве не то же самое характерно для сегодняшней повестки дня? В силу разных причин романы писательницы становятся прекрасно подготовленным холстом со схематичным наброском известного сюжета, который каждый художник может дописать по своему разумению.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

"Эмма" уже получила множество интерпретаций. Многосерийный формат позволял неспешно и обстоятельно рассказать обо всех хитросплетениях сюжета. Полнометражных фильмов по роману было снято немного, но все они несут на себе печать существенного переосмысления оригинала, так как режиссеру неизбежно приходилось многим жертвовать, выделяя для себя главное и выстраивая сюжет вокруг. Наиболее "классическим" стал фильм Дугласа МакГрата с Гвинет Пэлтроу в главной роли, а перенос событий в современность можно лицезреть в "Бестолковых" (Clueless) Эми Хекерлинг и очень колоритном индийском фильме "Айша" (Aisha) Раджшри Оджха. Режиссером новой "Эммы" стала американка Отем де Уайлд, известная преимущественно своими фотографическими работами и обложками музыкальных альбомов, а сценарий на основе первоисточника был написан лауреатом Букеровской премии Элеонорой Каттон.

Новая экранизация получилась неровной, местами спотыкающейся, но не лишенной при этом определенного очарования. В ней есть многое от шарма британской повседневности - несуразность, порой доходящая до комического бережливость, когда атрибуты прошлого, чудом сохранившиеся настоящих дней, вписываются в новый контекст - и получают новую жизнь, подкупают сторонних наблюдателей и заставляют любоваться заезжих иностранцев. Жить во всем этом совершенно невозможно, но самонавлеченное мученичество становится предметом особой гордости (если не соревнования) самих жителей Соединенного Королевства.

Задача, за которую взялись создательницы фильма, облегчена уже тем, что проза Остен представляет собой ярчайший образчик "эпохи Регентства", где было место и остроумию, и вольнодумству, и распространению идей, давших толчок эмансипации, и новому, самоупоенному mode de vivre, чьи носители не воспринимали ничего всерьез, но делали это не по недомыслию, а из-за молодцеватой эрудированности, не забывая при этом о красе ногтей. При этом именно тогда джентльменами в глазах уездного общества стали считаться не только обладатели особо ветвистого генеалогического древа, но и люди, разделявшие определенный набор идей, что стало уступкой очень жесткой системе имущественных и прочих цензов (существующей до сих пор, в то время как пути ее обхода становятся все более причудливыми).

Роль Эммы Вудхаус воплотила Аня Тейлор-Джой, которая сумела найти удачный баланс между манерой поведения в духе stiff upper lip с абсолютно разглаженными чертами лица, пародией на нее, откровенным самодурством и эмоциональной тупостью овцы, что, надо признаться, делает этот образ крайне современным. Избалованная девочка, не знающая никаких забот, кроме необременительной заботы об отце-ипохондрике, по одному случайному совпадению делает вывод о том, что является прекрасным знатоком человеческой натуры, даже больше - вершителем судеб. Ну а то, что жизнь не укладывается в ее схематичные и донельзя упрощенные представления, юная особа и знать не желает, полагая себя умнее если не всех, то многих. Помогло ее образу и блестящее решение, касавшееся выбора актрисы на роль Харриет - трогательная простушка Миа Гот подкупает своей детской непосредственностью и неискушенностью, сменяющейся проницательностью ближе к концу повествования, чего, кстати, не скажешь об Эмме, которая прошла весь путь длиной в два часа экранного времени, ничуть не изменившись (и непонятно как обретя благосклонность со стороны очень ехидного и насмешливого представителя противоположного пола).

Малопримечательный в романе мистер Вудхаус, отец Эммы, спасает каждую сцену со своим участием, всецело захватывая внимание и вызывая приступы хохота - и все благодаря огромному мастерству Билла Найи, специализирующегося в последнее время на изображении разного рода эксцентриков. А вот замечательному характерному Джошу О'Коннору, актеру с незаурядным талантом, судя по всему, не было дано четких режиссерских указаний, но он запомнится как минимум рядом курьезных моментов и абсолютно непередаваемой палитрой инфантильно-нарциссистских ужимок, в которых иной раз и не заподозришь литературного мистера Элтона.

Наиболее неожиданной фигурой стал, несомненно, Джордж Найтли, которого сыграл южноафриканец Джонни Флинн, имеющий внушительный список не только кинематографических (а там, кстати, числится и участие в близкой по духу "Ярмарке тщеславия" Теккерея), но и театральных ролей (Виола в блестящей "Двенадцатой ночи" с Фраем и Райлэнсом и Муни в "Палачах" Мартина МакДонаха). Его мистер Найтли не только умен, проницателен и язвителен, он пылок, раним и подвластен даже не хандре, а приступам душевного смятения и отчаяния, что делает его образ правдоподобным в глазах сегодняшней публики, но вряд ли бы было бы благосклонно воспринято автором. Байроническое в нем расцвести не успело, а браммеловское застало его слишком поздно, сообщив характеру определенную тяжесть и меланхоличность, которая, однако, словно бы не имеет ни основы, ни опоры, и в этом видится очевидный режиссерский промах - внешнее не становится отражением внутреннего, и никакой яркостью и броскостью исполнения это не исправить.

Отдельной похвалы заслуживает музыкальное оформление, задающее тон большому количеству сцен - именно через звуковые образы объемно раскрывается многое из того, на что у режиссера не хватает времени. Здесь есть и серьезные классические произведения, и салонная музыка, и фольклорные мотивы, а также стилизованные сочинения сестры Фиби Уоллер-Бридж, Изобел, и Дэвида Швайцера. Звуковое сопровождение придает повествованию динамичность и некоторую опереточность, что, несомненно, помогло сгладить многие недочеты экранизации.

Новая "Эмма" элегантна, эстетически крайне привлекательна, она являет извечные типажи, но высмеивает человеческую глупость и недальновидность куда меньше, чем больно жалящее перо Джейн Остен. Она становится доверительным девичьим разговором, в котором главное - события и эмоции, а не чувство и содержание. Присутствует в этом всем и современный взгляд на феминизм: Эмма - женщина, она и так молодец, умудрилась устроить в относительно патриархальных условиях свою жизнь по собственному желанию и на собственных условиях - и не только свою. На этом - точка. Но вот Джейн Остен этого было отнюдь не достаточно. Возможно, именно поэтому ее произведения актуальны и по сей день. В отличие от множества трактатов по принятию себя и самооправданию.

3.5