Новости

26.05.2020 17:39
Рубрика: Культура

Ваш выход

К началу третьего месяца бушующей эпидемии и самоизоляции все чаще вспоминаю фразу из раннего романа Джона Дос Пассоса "Три солдата": "На свете есть только одно настоящее зло: находиться где-нибудь, откуда не можешь уйти".

Но опыт подсказывает, что выход всегда найдется. Причем там, где его совсем не ждешь. Мы не зря же читали и перечитывали "Графа Монте-Кристо". Важно не прекращать поиска. И уж тем более не поддаваться совершенно пустому ощущению, что все взяли паузу, которая закончится только после завершения пандемии. Ведь злокозненный вирус отнял жизнь лишь у тех, кого не смогли спасти врачи. Остальные - здоровые и больные - продолжают жить в новых предлагаемых обстоятельствах, опасность которых, если говорить всерьез, не намного больше, чем та, которая была до них, и не намного страшнее той, что обнаружится, когда COVID-19 утратит свою непробиваемую пока силу. Воля - понятие относительное. Можно чувствовать себя подневольным в условиях свободы и свободным - в неволе. Примеры широко известны. Как известно и то, что в нашей жизни нет черновиков. Мы живем, заполняя беловик своего существования, и в нем нельзя поправить ошибки, ни смысловые, ни стилистические. Поэтому не стоит тратить время. И в плену пандемии у каждого есть свой выход.

В минувшую пятницу "РГ" опубликовала стенограмму "круглого стола" на тему "Искусство онлайн: вынужденная мера или новая реальность культуры?". Этот разговор в очередной раз убедил меня в том, что для художника, деятеля культуры, как и для любого креативного человека, какое бы кресло он ни занимал, нет пустого времени бездействия. Даже в вынужденном заточении. У Иосифа Бродского, 80-летие которого отмечали на прошлой неделе, есть примечательная мысль о том, что недостаток информации провоцирует воображение. Недостаток физического пространства провоцирует его в не меньшей степени. Особенно в современном, технологически обустроенном мире, когда можно раздвинуть реальные стены и оказаться в виртуальной бесконечности. Сегодня можно сколько угодно рассуждать о том, хороша она или плоха, но она явно расширила пространство творчества, выталкивая его в новое, бесплотное измерение. Заставляя по-новому взглянуть на собственные возможности, которые сталкиваются с неизвестными прежде вызовами времени. Кризис - это всегда обострившиеся противоречия бытия, неведомая на первый взгляд, но укорененная в самой человеческой психофизиологии, экзистенциальная коллизия. Жизнь перед лицом смерти всегда проясняет суть трагедии. Это не время творческого стеба - здесь все на пределе.

Искусство онлайн вовсе не простой перенос в виртуальное пространство привычных форм и решений

Слушаю, читаю, смотрю художественные высказывания дорогих мне людей российской культуры и понимаю, что они приняли этот невесть откуда взявшийся вызов последних месяцев с умудренным стоицизмом, доказав свою состоятельность в самом главном - непрекращающемся диалоге с эпохой. В неистребимой творческой рефлексии, которая обостряется в периоды кризисов. Искусство онлайн - это вовсе не простой перенос в виртуальное пространство привычных для физического пространства художественных форм и решений. Не простое использование возможностей Сети для распространения уже поставленных спектаклей, записанных концертов или образовательных экскурсий по музеям.

За эти два с лишним месяца творческая мысль актуализировала много новых художественных высказываний, которые подспудно вызревали в недавние "мирные" времена. Причем не только у Т. Бекмамбетова или В. Фокина, которые давно работают в цифровом пространстве, но и у мастеров, которые никогда не были замечены в пристрастии к виртуальному миру, таких как Е. Миронов, А. Могучий или Д. Мацуев. Изменилось и культурно-образовательное измерение музейной жизни - лучшие музеи оказались готовы к сотрудничеству с экспериментирующими режиссерами, чтобы заново взглянуть на сокровища своих коллекций. Опыт совместной работы А. Сокурова и М. Пиотровского, казавшийся эксклюзивной роскошью, оказался необходимым в новациях сегодняшней повседневной жизни.

Художник - всегда индивидуалист, даже когда у него отсутствует индивидуальность. Считается, что в одиночку любят работать писатели, живописцы или композиторы. Но даже им нужна компания, сообщество, живой отклик читателя или слушателя. Чего уж говорить о людях театра и кинематографа, филармонических музыкантах и эстрадных исполнителях. Помните, у Гете: "Тот, кто не надеется иметь миллион читателей, не должен писать ни одной строки". Виртуальная реальность, снижая чувственное напряжение, которое возникает всегда при живом общении с искусством, компенсирует его количественно. Министр культуры РФ Ольга Любимова привела весьма впечатляющую цифру - 22 тысячи оригинальных культурных акций состоялось за минувшие два месяца в России, зрителями которых стали десятки миллионов людей, подавляющее число взрослых и детей нашей страны в тех населенных пунктах, где есть интернет.

22 тысячи оригинальных культурных акций состоялось за 2 месяца в России, зрителями которых стали десятки миллионов людей

Сегодня у нас 118 миллионов человек, то есть 81% российских граждан, - пользователи Сети. Это число в разы превосходит количество обычных посетителей театров, музеев, концертных залов. Они начали общаться с современным и классическим искусством в условиях вынужденного заточения - но сможет ли самое совершенное искусство выдержать соревнование с обыденными радостями свободной жизни? Кто сказал, что прогулка в лесу или в парке Горького хуже посещения Большого театра или Эрмитажа? И насколько привычка воспринимать прекрасное через экран компьютера или телевизора сохранится при возможности отправиться в реальный театр или музей? И как новая экономическая реальность повлияет на иерархию трат в семейных бюджетах? Все это не новые вопросы, пандемия лишь обострила их и вытолкнула в первые строки формирующейся повестки дня.

Культура Колонка Михаила Швыдкого Пандемия коронавируса COVID-19