1 сентября 2020 г. 19:00
Текст: Марина Дацишина (кандидат исторических наук, главный специалист РГАСПИ.) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, научный руководитель РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")

Пролетарская вербовка

Тысячи рабочих со всего света приезжали на стройки СССР под видом интуристов
Начавшийся в 1929 г. мировой экономический кризис стал невольным подспорьем для советской индустриализации, когда началось строительство новых предприятий с современным оборудованием и станками. "Учитывая конъюнктуру, сложившуюся за границей в связи с обострением безработицы даже среди технической интеллигенции, мы считаем необходимым форсировать вербовку за границей специалистов и рабочих для промышленности"1, - так писал в начале сентября 1931 г. в докладной записке в ЦК ВКП(б) начальник сектора кадров Наркомата снабжения СССР А.Л. Гилинский).
Иностранных рабочих часто использовали не по специальности. Шахта имени Горького, Донбасс. 1932 г. Фото: РИА Новости
Иностранных рабочих часто использовали не по специальности. Шахта имени Горького, Донбасс. 1932 г. Фото: РИА Новости

Сколько их было?

В августе 1930 г. заместитель заведующего отделом агитации и массовых кампаний ЦК ВКП(б) А.Я. Шумский2 отмечал, что в советской промышленности были заняты более 2000 иностранных рабочих, и к концу 1930 г. должны были приехать еще 3500 человек3.

Число зарубежных пролетариев росло ударными темпами, и первоначальные планы были перекрыты. 27 октября 1930 г., по данным ВЦСПС, в Советском Союзе работали 2550 немецких рабочих (без учета членов семей), 1000 американских рабочих[4], около 500 человек из Чехословакии и других стран5. План приглашения иностранных рабочих по линии ВСНХ СССР на 1930-1931 гг. предусматривал размещение уже до 12 тысяч иностранных специалистов6.

К 1932 г. в СССР было уже более 20 тысяч иностранных рабочих и специалистов. Именно эту цифру называл заведующий отделом культуры и пропаганды ЦК ВКП(б) А.И. Стецкий7.

Заведующий отделом культуры и пропаганды ЦК ВКП(б) А.И. Стецкий.

По туристическим визам

Отметим, что в приведенных выше цифрах посчитали не всех иностранцев. Различные способы появления и легализации зарубежных рабочих на советских предприятиях существенно затрудняли их учет. При этом не все приглашенные из-за рубежа работали эффективно. 16 августа 1930 г. на заседании Оргбюро ЦК секретарь ЦК ВКП(б) П.П. Постышев отмечал: "У нас есть иностранные рабочие в некоторых местах, которых надо было бы отпустить. В Архангельске, например, 15-30 ч[еловек] норвежцев - сидят на сплаве, норму вырабатывают меньше, чем наши рабочие. Кормят их так. Договор такой, что их должны снабжать в таком-то количестве мясом, маслом, яйцами, шить им нужно, нужно обязательно черный кофе [...]. Они нам стоят страшно дорого... А им живется неплохо, они знают, что у них безработица..."8.

Можно выделить четыре категории приехавших иностранных рабочих: постоянные (контрактники); сезонные; рабочие, оформленные по туристическим визам, временно пребывающие на территории СССР.

Самую крупную группу контрактников составляли рабочие из Германии - 11 000 (с семьями - 17 000)9.

Начальник сектора кадров наркомата снабжения СССР А.Л. Гилинский.

Группы сезонных рабочих были разнообразны. В октябре 1930 г. в СССР работали 30 000 китайцев; 25 00010 японцев; афганцы, персы, представители народов Средней Азии (из-за рубежа)11 составляли от 10 000 до 20 000 человек12. Японцы были заняты на рыболовных промыслах на Дальнем Востоке; персы и иранские азербайджанцы работали на промыслах в Баку и других городах Азербайджана, а также на сборе хлопка в Средней Азии13. Китайцы были заняты на золотых приисках на Дальнем Востоке14.

Иногда интуристы за время пребывания в СССР успевали подыскать работу и устроиться. Так, за август-сентябрь 1931 г. через объединение "Восток-Уголь" устроились 7 немецких интуристов, другие получили работу на предприятиях металлургической и оружейной промышленности15. Иностранные рабочие, приняв советское гражданство, также могли остаться на работе в СССР16.

1 апреля 1932 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) об устройстве прибывших в СССР интуристов. 11 мая 1932 г. в сводке президиума ВЦСПС отмечалось, что в марте 1932 г. из Канады прибыли 23 интуриста, ВЦСПС обеспечил их питанием и жильем и обратился в наркомат тяжелой промышленности с просьбой об их трудоустройстве. В итоге 2 человека были направлены в Донбасс, 2 - в Подмосковье, другие - в Минск, Ленинград, Ташкент. Секретариат ВЦСПС выделил полтора миллиона рублей на устройство баз для приезжающих рабочих под видом интуристов в Москве и Ленинграде17.

Сталинградский тракторный завод. Строительство дома для иностранцев. 1929 г.

Где их вербовали

География вербовки рабочих и специалистов была обширной. Для хлебной промышленности старались находить специалистов высшей и средней квалификации большей частью в Европе и США. Для сахарной промышленности - в Германии и Чехословакии, рабочих-монтеров тракторного и сельскохозяйственного инвентаря - в США. Для мясной промышленности - в США. Для рыбной промышленности - в Великобритании, Германии, Дании, Норвегии, небольшую часть - в США. Вербовали тральщиков, штурманов, судовых механиков, мастеров-жиротопов, мастеров-консервщиков. Вербовали и управленцев в центральные аппараты объединений - Союзмясо, Союзхлеб и т.д. и для работы на элеваторах. Для предприятий по производству масла вербовали специалистов из Болгарии, Германии, Румынии. Как правило, все они размещались на местах и в Москву не приглашались18.

А вот вербовка японских рабочих для рыбных промыслов на Дальнем Востоке велась так же, как и при царском режиме - через агентуру, которая нередко была и агентурой японских компетентных органов. Эта агентура добивалась того, чтобы вербовка на советские промыслы проводилась только на один сезон19.

Инструкции уполномоченных ВСНХ СССР по вербовке в Германии и США предусматривали обеспечение проверки только технической квалификации приглашаемого рабочего. Характерно, что к процессу вербовки не привлекались левые профсоюзы и компартии тех стран, откуда приглашались рабочие. Это обстоятельство в 1929 г. даже привело к протесту со стороны чехословацких революционных профсоюзов20.

Рабочие "Уралмаша" после трудовой смены.

В переводчиках - граф

Вербовка за пределами СССР зачастую проводилась людьми, не знакомыми с реалиями работы на предприятиях, отсюда и завышенные ожидания у иностранных рабочих. А по прибытии иллюзии улетучивались быстро. 16 августа 1930 г. на заседании Оргбюро Постышев отмечал: "Вербуя, надо говорить правду, что у нас еще много трудностей, тяжело. Хочешь бороться - приезжай, а то вербуют, заключают договора на таких условиях, которых не могут выполнять"21.

Отсутствие координации между хозяйственными, профсоюзными и партийными организациями в центре и на местах, разное соподчинение иностранных рабочих на различных этапах вербовки, отсутствие должного сопровождения во время следования до места назначения и работы в Советском Союзе - вот далеко не полный перечень трудностей, с которыми столкнулись завербованные пролетарии.

Отдельную проблему составляли переводчики. Не хватало людей, которые могли переводить технические тексты. В записке в Секретариат ЦК ВКП(б) даже отмечалось, что "на Магнитострое среди переводчиков был бывший граф"22. Чаще всего роль переводчиков были вынуждены выполнять советские инженеры, которые в итоге отвлекались от своей непосредственной работы. ЦК ВКП(б) рекомендовал привлекать жителей республики немцев Поволжья, немецких колоний на территории СССР, бывших иностранных военнопленных в СССР и рабочих, побывавших в немецком плену23.

Серьезным ограничителем оставался жилищный вопрос. Например, на Сахалине в 1931 г. переселенцы и промысловые рабочие остались почти без жилищ: к 1 августа вместо 31 барака был построен один; рабочие на угольных рудниках имели жилую площадь из расчета 2,5 квадратных метра на человека24.

Существенные нарушения на шахтах Донбасса, куда были направлены немецкие рабочие, обсуждались на заседании Политбюро ЦК КП(б) Украины 7 сентября 1930 г. Было решено "просить ЦК ВКП(б) расследовать порядок вербовки в Германии рабочих для работы в Донбассе"25.

Документы РГАСПИ, публикуемые ниже, ярко отражают проблемы трудовой миграции в СССР в начале 1930-х гг. Положению в Донбассе посвящена записка работника Коминтерна Джони де Граафа (док. N 1), записка из Центральной контрольной комиссии ВКП(б) (док. N 2) отражает реальную картину выявленных по приезде иностранных рабочих вопиющих недостатков.

Документы печатаются с сокращениями по правилам современной орфографии.

Публикацию подготовила Марина Дацишина, кандидат исторических наук, главный специалист РГАСПИ.

Выпуск первого российского "Форда". 1 февраля 1930 г.

№ 1. Специальный отчет о вербовке, перевозке и положении германских горнорабочих в Донецком округе. 1930 г.

Секретно

В Донбассе находится 499 германских рабочих, 119 женщин и 138 детей. Когда будут жилища, на Донбасс прибудут еще приблизительно 200 семей здесь работающих германских рабочих. Из 499 рабочих - 123 партийцы26,[...] кроме того, имеется пять фашистов27 и 15 социал-демократов.

Способ вербовки рабочих в Германии.

[...] При вербовке горнорабочих в Рурской области абсолютно никакого внимания не обращалось на нравственный облик рабочих, приглашаемых в СССР. Благодаря этому пришлось иметь дело с совершенно разложившимся люмпен-пролетариатом, который не приехал сюда для работы, но причинил нам большие затруднения.

Политический уровень.

[...] Среди остальных рабочих имеются социал-демократы, которые, по моему убеждению, прибыли сюда с определенным поручением социал-демократической партии собирать материал для пропаганды в Германии; равным образом и фашисты пытаются оказывать отрицательное влияние там, где им представляется для этого возможность.

Техническая квалификация.

При вербовке рабочих в одних случаях от них требовалось предоставление документов об их предыдущей работе, а в других - этого не делалось, благодаря чему в СССР прибыли рабочие (пекари, сапожники, с.-х. рабочие), которые не имеют абсолютно никакого представления о горных работах. Равным образом они стали выдавать себя за слесарей, электромонтеров и т.д. с тем, чтобы избежать работы в рудниках, так как они не в состоянии справиться с предоставленной им работой.

Состояние здоровья.

Несмотря на то, что согласно контракту при вербовке рабочих требуется предоставление медицинского свидетельства, оказалось, что рабочие нанимались, не имея такого свидетельства, и, благодаря этому, в СССР прибыли рабочие с тяжелыми увечьями после войны, с болезнями желудка, туберкулезом легких, так что в скором времени после медицинского освидетельствовования их пришлось отправить назад в Германию; между прочим, было два эпилептика с 45% инвалидностью.

Общие замечания о способах вербовки.

[...] рабочие [...] получили отчасти совершенно неверные сведения об экономическом и географическом положении их будущего места работы. Им была обещана: работа на новых предприятиях в местности, богатой лесами и водой, еды вволю, новые жилища с центральным отоплением и ваннами, местные прачечные и т.д. Рабочих удерживали от перевозки в СССР самых необходимых предметов домашнего хозяйства; второй партии рабочих, отправлявшихся в СССР, было сказано, чтобы они не брали с собой в СССР германских денег. Вербовка, главным образом, происходила на обширных собраниях, пропаганда велась на биржах труда вообще с большой шумихой. Несмотря на то, что представитель Союзугля в Германии хорошо знал о жилищном кризисе в СССР и получил указание приглашать на работу в СССР по возможности меньше рабочих с большими семьями, все было сделано как раз наоборот и в СССР поехали рабочие с семьей в 4, 5 или более детей, в некоторых случаях и с грудными ребятами, которые умерли в пути или вскоре по прибытии на Донбасс. [...]

Партийный документ о вербовке иностранных специалистов. РГАСПИ Ф. 17 Оп. 114 Д. 257 Л. 140.

Заключение.

При вербовке рабочих для СССР необходимо, чтобы местными партийными организациями осуществлялся контроль над тем, каких людей в нравственном и политическом отношении и какой технической квалификации посылают в СССР. Необходимо возложить ответственность на ячейку каждой местной организации за рабочих, посылаемых в СССР. Эти последние должны иметь ясное представление об экономическом положении в СССР с тем, чтобы они не приезжали сюда с экзальтированным представлением. Отправку рабочих в СССР необходимо организовать таким образом, чтобы один партийный товарищ осуществлял общее руководство над нею до русской границы; кроме того, в каждом вагоне должен иметься один товарищ, указаниям которого каждый должен следовать. Безусловно, необходимо принять меры к тому, чтобы рабочие с момента отправления до русской границы были бы обеспечены едой, питьем и т.д. На русских пограничных станциях рабочих не следует задерживать более 24-36 часов с тем, чтобы разгрузить пограничные пункты и положить предел, насколько это возможно, контрреволюционной пропаганде. Багаж во что бы то ни стало должен идти к русской границе как транзитный груз, так как благодаря этому можно избежать больших расходов и затруднений, возникающих с польскими учреждениями. Германская компартия должна усвоить, что при каждой партии рабочих, направляющихся в СССР, должен иметься определенный процент хороших партийцев.

Вопрос о жилище и мебели должен быть уже разрешен до отъезда рабочих из Германии. Там, где это представляется возможным, партийные, профсоюзные и советские организации должны приложить все усилия к тому, чтобы рабочим, прибывающим из Германии, были возможно скорее предоставлены помещение и мебель.

Условия труда.

Имеющийся у нас опыт показывает, что германских рабочих необходимо использовать на новых шахтах для того, чтобы добиться действительной производительности труда. При этом, в первую очередь, необходимо озаботиться, чтобы у них имелся немецкий, сподручный для них, набор инструментов. Старые русские шахты, построенные устарелым способом, могут быть перестроены лишь через год, (что, естественно, помешает их разработке).

Соответствующие инстанции должны оказывать энергичное противодействие консерватизму некоторых русских специалистов.

Заработная плата.

При найме германских рабочих для работы в СССР необходимо точно, в письменной форме, установить размер заработной платы, которую они будут получать - минимум, по крайне мере, 140 р., с тем чтобы не возникали затруднения в связи с этим вопросом, как это имело место до сих пор. [...] необходимо возможно скорее урегулировать вопрос о переводе валюты в Германию семьям рабочих, оставшихся там с тем, чтобы не было таких явлений, какие имеются теперь с первой партией рабочих, семьи которых 13 августа[28] еще не получили валюты и до сих пор еще точно не известно, переведена ли валюта к сроку. Вследствие задержек с выплатой валюты создается почва для политических конфликтов, которые не так легко ликвидировать в Германии и которые наносят германской партии, в особенности в теперешней ее предвыборной борьбе, неизмеримый ущерб.

Джони де Грааф

Политический инструктор для германских специалистов и квалифицированных рабочих в Донбассе

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 132-134.

Перевод с немецкого29

Подлинник. Машинописный текст с рукописными пометками.

№ 2. Записка ЦКК ВКП(б) от 9 сентября 1930 г.

Секретно

При ответе ссылаться на N 85/с

ЦК ВКП(б) тов. Молотову

Копия: т. Постышеву, т. Рудзутаку

Оргбюро ЦК ВКП(б) в связи с обсуждением вопроса о работе среди иностранных рабочих и специалистов уже касалось вопроса о материальном положении иностранных рабочих и специалистов и условиях их вербовки.

В дополнение [...] считаю необходимым сообщить в ЦК материал, имеющийся в распоряжении ЦКК-НК РКИ30.

В СССР прибыли уже значительные партии завербованных иностранных рабочих (группы строителей-гамбуржцев, австрийцев и чехов - 125 чел., горняков - 500-600 чел., и американцев для Сталинградского Тракторостроя - 400-500 чел.; кроме того, прибыли значительные группы для работы в военной промышленности и других отраслях).

Почти во всех случаях хозорганы оказались неподготовленными к приему иностранных рабочих, как в отношении создания материально-бытовых условий, так и их использования на работе, что привело к серьезным конфликтам почти со всеми прибывшими группами рабочих. Группы строителей в Тамбове, Москве и Ленинграде приостанавливали работы, и часть их уехала обратно за границу. В Донбассе доходило до серьезных конфликтов почти во всех шахтоуправлениях, на которые прибыли иностранные рабочие, причем также имели место приостановки работ. В Сталинграде имела место агитация за приостановку работ (она не имела успеха только потому, что фактически прибывшие еще не начали работать). Крупные конфликты имели место и в других местах (Рыбинск и друг.). Необходимо отметить, что все 125 строителей и 25% прибывших горняков являются партийцами.

Помимо конфликтов с иностранными рабочими мы уже сталкиваемся с фактами дипломатических выступлений в связи с положением у нас завербованных иностранных рабочих. Германский консул в Харькове еще до прибытия из Германии завербованных горняков обращал внимание представителя НКИД на то, что у него есть опасения относительно конфликтов с приезжающими на почве тяжелых продовольственных и жилищных условий. Действительно, к нему уже сейчас обратились 17 рабочих с просьбой об обратном возвращении в Германию (двое рабочих и одна женщина уехали). В связи с этим генконсул снова довел до сведения уполномоченного НКИД о ненормальных условиях, в которых оказались германские горняки (заболевание дизентерией, антисанитарные жилищные условия и т.д.), причем он отмечает, что канцелярия генконсула превратилась в ночлежку для рабочих, желающих возвратиться в Германию.

Наш консул в Гамбурге сообщает, что туда вернулись некоторые завербованные нами строители, которые своими рассказами о положении у нас ухудшили условия вербовки рабочих. Газета "Гамбургер-Фремденблат"31 печатает ряд писем вернувшихся.

На биржах труда в Рурской области расклеены объявления, предупреждающие, на основе полученной из СССР информации, против поездок к СССР ввиду тяжелых условий, в коих очутились поехавшие туда рабочие.

По сообщению ЦК Союза строителей, в Вене перед зданием ЦК компартии состоялась демонстрация жен австрийских строительных рабочих в связи с неполучением из СССР валюты в течение длительного времени. Демонстрация была разогнана полицией. Эти факты уже сейчас используются германским правительством, пытающимся использовать наши упущения, чтобы взять дело иммиграции в СССР в свои руки. В письме в НКИД от 30 июля с.г. оно предлагает передать это дело германским правительственным органам труда.

Возвращение за границу завербованных нами рабочих может сыграть крайне отрицательную роль в развернувшейся предвыборной кампании (указанные выше факты уже используются против немецкой компартии).

Анализ причин, обуславливающих подобное положение [...]:

Прежде всего, необходимо указать на ряд ошибок, допущенных для вербовки за границей. Среди привлеченных горняков имеется 5 фашистов и 15 социал-демократов; в особенности фашисты ведут исподтишка агитацию среди эмигрантов. Среди прибывших немцев и американцев имеется некоторая часть люмпен-пролетарского элемента (пьяницы и хулиганы). Не было обращено внимания на подбор стойких партийцев (последние иногда были инициаторами стачек и обращались в немецкие консульства). Как прибывшие немцы, так и американцы не имели верного представления о положении в Союзе и ожидали условий не хуже европейских и американских, что говорит о неправильной информации за границей. Среди прибывших немцев имеется ряд малоквалифицированных рабочих (около 10%); среди горняков оказались пекари, сапожники, с/х рабочие. Ряд прибывших имеют серьезные болезни (есть даже эпилептики). Среди немцев многие прибыли с большими семьями 4-5 душ и с грудными детьми, которые умерли в пути или по прибытии в Донбасс. Перевозка значительной партии рабочих не была обставлена должным образом (в особенности горняков). На станциях не было пищи, по несколько дней не было воды (в Шепетовке пищу приносили иммигрантам наши рабочие). Багаж прибыл с большим опозданием.

Почти во всех случаях предприятия совершенно не подготовились к приему рабочих.

Жилища частью не были подготовлены, частью же были в крайне антисанитарном состоянии (клопы и т.п.). В Лысьве (Урал) прибывшие строители были помещены вместе с сезонниками в протекающий барак, притом не отапливаемый, несмотря на холод. Обычно отсутствует какая-либо мебель (стулья, столы и т.д.).

Прод[овольственное] снабжение также поставлено крайне неудовлетворительно. Прибывшие строители были сразу зачислены на общие рабочие нормы и никакие ходатайства о добавлении к ним не имели успеха в кооперативных органах. [...] пища является непривычной для немцев и американцев. В Донбассе и Сталинграде особо ненормальное также положение с водой. В Донбассе горняки первое время отправлялись на работу без всякой еды и нередко не имели ее и по возвращении с работы. Среди немцев (строители, горняки) на этой почве был ряд заболеваний тифом и дезинтерией. В Сталинграде совершенно неудовлетворительно поставлена медпомощь.

Следует отметить, что все эти явления в отношении строителей имели на первых порах причиной директиву Союзстроя, в которой трестам указывалось, что, на основании заключенного с немецкими товарищами договора, они (иностранные рабочие) приравниваются во всех отношениях к нашим рабочим и какими-либо привилегиями не должны пользоваться. Это было понято как политическая директива.

Условия труда иностранных рабочих за немногими исключениями являются совершенно неудовлетворительными. Строители в Тамбове и других местах, несмотря на высокую интенсивность их работы, не могли выработать больше 3-5 рублей в день вследствие плохой организации работ (главным образом, неправильная организация подачи32 кирпичей). Часто каменщики должны были отливать воду из фундаментов, отгребать землю и т.д. Различный уровень зарплаты в разных городах создал тягу к переезду в другие места. Немецкие горняки в Донбассе используются, большей частью, на немеханизированных шахтах с отсталой техникой, с которой они незнакомы. Отсутствие инструмента и привычных условий для работы приводят к тому, что первые два-три месяца рабочие не могут дать нормальной выработки. Часть рабочих используется не по специальности (специалисты по каменному углю посланы на бурый уголь и наоборот). Рационализаторские предложения рабочих встречают сопротивление консервативной части наших специалистов.

Исключительно безобразные условия использования рабочих имеют место в Сталинграде, где рабочие в течение длительного периода ничего не делают ввиду задержки пуска отдельных цехов. Плохое использование рабочих отмечается, по имеющимся сведениям, и в военной промышленности.

Культурно-просветительная работа среди эмигрантов не налажена. Не выписываются газеты на языке [...].

Необходимо особо указать на систематические запоздания в переводе валюты семьям прибывших рабочих, достигающие месяца и более. Уже сейчас наше берлинское торгпредство и Техбюро ВСНХ в Германии, а также Амторг завалены жалобами на несвоевременную присылку валюты от семей иммигрантов. Эти задержки особенно больно ударяют по семьям рабочих, так как домохозяева в Германии только и ждут случая, чтобы выбросить их из квартир. Кроме того, эти опоздания приводят к необходимости дальнейшей высылки валюты, так как задерживают приезд в СССР семей рабочих, после чего высылка валюты или прекращается полностью или сохраняется в меньшем размере.

В заключение [...] Крайне необходимо, чтобы ЦК ВКП(б) были даны директивы не только по массовой работе среди иностранцев, но и директивы об усилении партийными и хозяйственными органами внимания материально-бытовым и производственным условиям иностранных рабочих и специалистов.

Особенное значение приобретает вопрос о своевременной выплате жалованья иностранным рабочим и специалистам и переводе валюты их [...] семьям.

При утверждении в Политбюро валютного плана на 1930-31 гг. необходимо будет обеспечить соответствующий валютный фонд [...] необходимо дать хозяйственным организациям директиву, [...] чтобы вербовка рабочих не выходила за пределы валютных плановых лимитов, причем вербоваться должны только высококвалифицированные рабочие.

За председателя ЦКК

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 198. Л. 138-138об.-139-139об.

Подлинник. Машинопись (на бланке организации), подпись-автограф неразб.

1. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 257. Л. 142.

2. Шумский Александр Яковлевич (1890-1946) - в 1924-1927 гг. нарком просвещения УССР, в 1930-1931 гг. был зам. зав. отделом агитации и массовых кампаний ЦК ВКП(б), в 1931-1933 гг. - председатель ЦК союза работников просвещения, член президиума ВЦСПС. Репрессирован.

3. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 115.

4. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 198. Л. 114.

5. Там же. Л. 168.

6. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 115.

7. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 316. Л. 84; Стецкий Алексей Иванович (1896-1938) - советский партийный деятель, в 1930-1934 гг. - заведующий Отделом культуры и пропаганды ЦК ВКП(б). Репрессирован.

8. Цит. по: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 251. Л. 162.

9. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 316. Л. 84.

10. По другим данным - до 30 тыс. японцев ежегодно работали в СССР на сезонных работах. - РГАСПИ][ Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 115.

11. Например, туркмены, таджики и проч., которые постоянно проживали за пределами СССР.

12. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 115; Д. 198. Л. 168.

13. Данные на август 1930 г. - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 115.

14. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 198. Л. 168.

15. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 251. Л. 192.

16. Там же. Л. 166.

17. Там же. Л. 198-199.

18. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 257. Л. 142-144.

19. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 117.

20. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181 Л. 118.

21. Там же. Л. 124.

22. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 251. Л. 172.

23. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 198. Л. 96, 106.

24. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 257. Л. 146.

25. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 198. Л. 173.

26. Т.е. члены Коммунистической партии Германии.

27. Т.е. членов НСДАП.

28. 1930 г.

29. Подлинник письма на немецком языке с подписью-автографом автора: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 198. Л. 145-151. Джони де Грааф - бывший районный секретарь КПГ в Рурской области, в СССР находился как политический эмигрант, в 1930 г. был командирован от Коминтерна по приглашению объединения "Союзуголь" для работы среди всех групп германских горнорабочих. Подробнее см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 181. Л. 129.

30. НК РКИ - наркомат рабоче-крестьянской инспекции.

31. Имеется в виду газета "Das Hamburger Fremdenblatt".

32. Исправлено. В оригинале документа - "подноски кирпичей".