Новости

15.10.2020 20:06
Рубрика: Власть

Киргизия: регулярный "майдан"

События в Киргизии следуют бурной чередой. В четверг президент Сооронбай Жээнбеков заявил о своем уходе в отставку. По его словам, он не хочет остаться в истории страны как президент, проливший кровь и стрелявший в собственных граждан. Мир в Киргизии, целостность страны, единство народа и спокойствие в обществе "превыше всего", отметил Жээнбеков. Он также призвал премьер-министра Садыра Жапарова и других политиков "увести своих сторонников из столицы страны и вернуть мирную жизнь". Пока что в Бишкеке действуют особый режим и комендантский час. Перемещения по городу без спецпропусков запрещены с 21.00 до 05.00. На въездах в Бишкек установлены 15 блокпостов с военными и тяжелой техникой.

Новый премьер-министр уже принял на себя руководство правительством, назначив некоторых министров и определив для них десять приоритетных задач, в числе которых своевременные выплаты пособий и пенсий, проведение отопительного сезона и борьба с коррупцией. Садыр Жапаров назвал Россию стратегическим партнером своей страны.

Москва подчеркнуто дистанцируется от событий в Киргизии, считает, что "это вопрос внутреннего диалога киргизов"

Однако полной стабилизации в Киргизии пока нет. "Ее нет потому, что нет ни легитимных условий для деятельности тех или иных сил, ни договоренности между ними по поводу того, что дальше делать", - говорит председатель Ассоциации аналитиков-экспертов "Изыскания Срединной Азии" Сергей Масаулов. Дело в том, что у киргизского парламента 28 октября заканчивается конституционный срок, и условия, при которых будет избираться новый состав, пока не определены. "Раньше был Конституционный суд, в который можно было обратиться и получить некие легитимные основания для изменений, а теперь его нет. Есть Конституционная палата при Верховном суде, но она не решает такие вопросы. Надо продлевать полномочия Жогорку Кенеша (парламента. - В.В.). А как это сделать? Значительная часть депутатов не ходят на пленарные сессии, не участвуют в работе парламента", - отмечает эксперт.

Москва подчеркнуто дистанцируется от событий в Киргизии. "Мы, безусловно, обеспокоены этим, и мы надеемся, что все политические силы в Киргизии найдут в себе силы оставаться в конституционном поле и как можно скорее найдут решение той ситуации, которая там сложилась", - сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. - Сейчас президентом Киргизии является Жээнбеков. Он глава государства в настоящее время, а все остальное - это вопрос внутреннего диалога киргизов, именно они должны урегулировать эту ситуацию".

Политические потрясения, сопряженные с неконституционной сменой власти, происходят в Киргизии регулярно. За последние 15 лет в стране случились два государственных переворота и свержения действующих президентов, не считая межэтнических столкновений в Оше и тюремных застенков для бывшего главы государства Атамбаева. И едва ли не каждый киргизский "майдан" сопровождается горячечными монологами о "банде преступников, захвативших власть". Как всегда в таких случаях, свергнутые правители находят объяснение мятежу не в пороках созданного ими режима, а в происках "определенных сил", в первую очередь внешних. Но причина народных бунтов в Киргизии, несомненно, в системе власти. И дело даже не в том, что эта система далека от демократических стандартов. Дело в другом: режим, сложившийся в Киргизии, не обеспечивает ее населению относительно сносных условий жизни. Ни "происками врагов", ни политическим экстремизмом природу киргизских "майданов" не объяснишь. Во многом она объясняется массовой бедностью. Притом что вовлечь бедных в борьбу за свои экономические права неимоверно трудно. Бедность - не только социальный детонатор, но и великая тормозящая сила. Самое, казалось бы, непостижимое, а по сути, совершенно закономерное в природе и психологии нищеты - страх перед переменами. Этот страх заклинает: пусть остается все как есть, лишь бы не было хуже. В свое время и свергнутый президент Бакиев, и загнанный жизнью дехканин одинаково желали стабильности. Первый - стабильности своего государственного положения, второй - стабильности хоть какого-то заработка. И поэтому оба они до поры до времени были нужны друг другу. Но никто так не склонен к мятежам и переворотам, как рядовые граждане, поверившие власти, чтобы опять разочароваться в ней. Подобные революции опасны еще и тем, что не имеют конца. Это самовоспроизводящийся порядок жизни: захват власти - расправа с предшественниками - распределение ключевых ролей в политике и бизнесе между соратниками, друзьями, родственниками - передел собственности - внеэкономическое решение экономических вопросов - подавление несогласных - новый бунт.

В 2010 году, после очередного бунта, в Киргизии поменяли форму правления - с президентской на парламентскую. За президентом остались в основном представительские функции. Инициаторам реформы представлялось, что смена формы правления принесет стабильность. Как показали нынешние события, новое конституционное устройство Киргизии не стало надежной страховкой от политических потрясений.

Теперь опять зашла речь о смене формы правления: новый премьер-министр Садыр Жапаров предлагает провести очередную конституционную реформу. "Конституция будет изменена в течение двух месяцев", - заявил он.

Вероятно, Основной закон Киргизии вновь станет предметом политических ристалищ. Лишь бы борьба вокруг Конституции не вышла за рамки конституционного поля.

Власть Позиция В мире экс-СССР Киргизия Ситуация в Киргизии после парламентских выборов Колонка Валерия Выжутовича