Найден, жив!

Ксения Кнорре Дмитриева - о том, как отряд "Лиза Алерт" ищет пропавших детей
Добровольческому поисково-спасательному отряду "Лиза Алерт" в октябре исполнилось десять лет. С юбилеем совпал и выход в свет книги "Найден, жив!", написанной руководителем пресс-службы отряда Ксенией Кнорре Дмитриевой. Она пришла в отряд сначала по работе - ей, журналистке, хотелось лично поучаствовать в поиске, чтобы написать статью. А в какой-то момент стала записывать впечатления. Позже добавила к ним сугубо практическую часть: справочные материалы о безопасности, рекомендации для родителей. Так родилась книга, весь тираж которой в магазинах практически распродан - тема оказалась очень востребованной.
За десять лет работы "Лизы алерт" были найдены более 80 тысяч человек, из них более 69 тысяч - живыми. Фото: Александр Корольков За десять лет работы "Лизы алерт" были найдены более 80 тысяч человек, из них более 69 тысяч - живыми. Фото: Александр Корольков
За десять лет работы "Лизы алерт" были найдены более 80 тысяч человек, из них более 69 тысяч - живыми. Александр Корольков

Ксения, скажите, прошедшее лето из-за коронавируса было более спокойным для поисковиков?

Ксения Кнорре Дмитриева: Ненамного, ведь из-за эпидемии многие городские семьи переехали надолго за город. А там стали ходить в лес, на пляж, на рыбалку и теряться. Рост заявок на поиск у нас останавливался только в марте и апреле 2020 года.

Сейчас многие вернулись в города к прежней активной жизни. Чего ждать этой осенью?

Ксения Кнорре Дмитриева: Когда по телевизору рассказывают об отряде "Лиза Алерт", обычно показывают драматичные кадры наших лесных поисков.

А на самом деле большая часть заявок - городские. Если говорить о детях, то более трех четвертей всех пропаж происходит в городах.

Как же пропадают дети?

Ксения Кнорре Дмитриева: Если в сельской местности главная опасность - это вода и лес, то в городе дети лет с 12 часто сами уходят из дома. Криминальные или несчастные случаи сравнительно редки. "Бегунков", скорее всего, найдут, вернут домой, и все будет хорошо. Но подросток, сбежавший из дома сам, даже подготовившийся к уходу, на улице подвергается опасности.

А почему они уходят?

Ксения Кнорре Дмитриева: Наши психологи говорят, что дети часто уходят или в ситуации, когда их жестко контролируют, или, наоборот, когда никому до них нет дела. Причины нам могут показаться "ерундой" - получил двойку, например. Нередко после того, как нам удается ребенка найти, подключаются психологи, органы опеки - дальнейшее уже их работа. Бывают и курьезные случаи. Например, отец с сыном вместе собирали шкаф, и сын сказал, что должен уйти, потому что договорился о встрече с друзьями. Отец и сказал: "Раз друзья тебе дороже, иди и не возвращайся!" Ребенка смогли найти только через два дня.

Или другой случай: мальчик дружил с девочкой из неблагополучной семьи, ее выгнали из дома. Мальчик спросил мать, может ли его подружка переехать к ним жить. Получил отказ. И вечером просто остался с девочкой на улице, можно сказать, поступил как настоящий мужчина. Координатор просила маму его не слишком ругать.

Когда мы видим сообщение "Найден, жив", всегда хочется узнать, где же был этот ребенок?

Ксения Кнорре Дмитриева: Например, подростки болтаются в торговых центрах. Ночуют в подъездах, заброшенных зданиях. Надо понять, как он уходил? Был это эмоциональный порыв или он готовился? Любой поиск родным мы советуем начинать с прозвона ваших родственников, его друзей, учителей, значимых взрослых, например тренера. Иногда ребенок передвигается хаотично, но бывает, что у него четкий план, например, добраться до кого-то из родни, иногда в другом городе, или на дачу.

Если же речь идет о младших детях?

Ксения Кнорре Дмитриева: Младшие, как правило, теряются, заблудившись. Нельзя точно сказать, с какого возраста можно отпускать ребенка одного. Понаблюдайте, как он ведет себя на улице. Идет и болтает, ничего вокруг не видя, или отслеживает машины, светофоры? Помнит ли ваш номер телефона? Умеет ли следить за временем?

Помогают ли всякие устройства - умные часы, мобильный телефон?

Ксения Кнорре Дмитриева: Лучше с ними, чем без них. Главное, не забывать их носить и вовремя заряжать. Например, мы еще не разу не искали ребенка, на котором были бы надеты часы с трекером. Еще советуем установить на свой телефон приложение для отслеживания местонахождения мобильного телефона ребенка.

Год назад всех потрясла история Юлии Моисеенко, которую родители потеряли еще ребенком, в Беларуси, а нашлась она только спустя 20 лет в России. А бывали ли случаи, когда с помощью "Лиза Алерт" находились люди, пропавшие давно?

Ксения Кнорре Дмитриева: Бывает, но очень редко. Мы продолжаем вести все поиски, которые к нам поступают. Если человек не найден, продолжается поиск информационный - распространение ориентировок, проверка свидетельств, прозвоны. У нас, например, была история с Матвеем из Дедовска, ребенком-отказником, которого украли из роддома и нашли спустя два года. Иногда к нам из соседних стран, в том числе из Беларуси, приходят предложения о сотрудничестве, поисковики просят помочь. Мы всегда готовы поделиться опытом, проконсультировать.

А как люди могут примкнуть к вашему отряду?

Ксения Кнорре Дмитриева: Можно просто приехать на поиск. Для этого нужно правильно одеться, взять запасную одежду, перекус и телефон. Вы будете в группе с опытным старшим, вашей задачей будет просто внимательно смотреть и делать то, что вас попросят. Не нужно никаких специальных навыков, особого оборудования. В штабе все выдается.

Досье "СОЮЗа"

Отряд "Лиза Алерт" был создан 15 октября 2010 года. Назван в честь пропавшей в лесу пятилетней Лизы Фомкиной, поиск которой добровольцы вели в сентябре того же года - и нашли погибшей. Вторая часть названия "Alert" в переводе с английского - сигнал тревоги. Подразделения "Лиза Алерт" работают в 59 регионах России, в поисках участвуют более 25 тысяч добровольцев. Информация: lizaalert.org, тел. 8-800-700-54-52.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.