Новости

15.11.2020 22:47
Рубрика: Культура

Картины и карантины

Все-таки человек очень парадоксальное существо! Одним из ярких доказательств нашей парадоксальности является то, что человек, в отличие от животного, способен из большой беды создать условия для неожиданных творческих решений. Беда не ослабляет его, а, наоборот, закаляет.

Поразительным мировым примером этому служит южная Сицилия. После извержения вулкана Этна, в XVII веке уничтожившего десятки сицилийских поселений, оставшиеся в живых жители из остывшей лавы нарезали кирпичей и построили новые. Их вид изумляет! Они все черные-черные, только храмы покрыты белой и розовой побелкой. Так в истории мировой архитектуры появилось новое направление - так называемое черное барокко. На вопрос, почему дома остаются черными и не правильнее ли было покрыть их побелкой, сицилийцы отвечают: это пример того, как из смерти создается жизнь.

О графике Майорова не скажешь, что она черно-белая.

Более частным случаем в истории культуры является "болдинская осень" А.С. Пушкина 1830 года, которая считается едва ли не самым продуктивным периодом в жизни поэта. При том, что состоялся он во время холерного карантина. Во время нынешней пандемии мы часто вспоминаем об этом странном и удивительном явлении: запертый в своем имении, окруженный бедой и смертью, Пушкин не в отчаяние и депрессию впадает, а начинает писать и писать, и как! - завершение "Евгения Онегина", "Повести Белкина" и "Маленькие трагедии", более тридцати стихотворений!

Я не провожу прямых параллелей ни между этими двумя примерами, ни между тем, о чем хочу написать. Но что-то общее в этом есть.

Вы заметили, что во время пандемии, особенно второй его волны, мир как будто лишился всех красок? Смотришь новости и становится не по себе. Какая, в сущности, разница, какой город тебе там показывают: Париж, Лондон, Неаполь, Барселона... На каждой картинке словно стоит штамп "covid 19" и еще один, внизу, "lockdown", в буквальном переводе "блокировка", или "карантин". Все краски осыпались с холста, мир стал маленьким и однообразным.

Но, повторяю, человек - это существо не только "разумное", но и творческое, а, следовательно, парадоксальное.

В Туле живет прекрасный художник с мировым именем Александр Майоров. Его картины известны далеко за пределами его родной Тулы - в Москве, США, Канаде, ЮАР, ряде европейских стран. Он провел много персональных выставок в России и за рубежом. Заслуженный художник РФ, член-корреспондент Российской академии художеств, доктор искусств, профессор Тульского педагогического университета им. Л.Н. Толстого...

В молодости Майоров был полуподпольным художником, его стиль не очень-то приветствовался тогдашней идеологией. Он рассказывает об этом: "На выставке подходит мужчина в сером костюме и вообще какой-то серый, с невыразительным лицом: "Ваша картина - вот эта - "Задумавшийся". О чем задумался? Чего он хочет? Эти ваши картины нас заставляют задумываться. Вот это плохо!"

Графика Александра Майорова словно соткана из воздуха времени

Между прочим, именно Александр Майоров был художником первой картины, которую снял на свои деньги Сергей Сельянов в 1980 году, в буквальном смысле - подпольно. Она называлась "День ангела", и в ней нынешний ведущий продюсер российского кино и анимации был и за "продюсера", и за сценариста, и за режиссера (вместе с Николаем Макаровым). Впервые фильм вышел на экраны только в 1988 году, и его посмотрели в СССР порядка 300 000 зрителей.

Но это уже в прошлом. Сегодня Александр Майоров - это признанный художник. Он не только делает свои персональные выставки, но и выпускает изумительные по красоте альбомы, каждый из которых шедевр полиграфии. У него своя изощренная техника письма, которой он достигал десятилетиями. Критик Анна Кузнецова пишет: "Почти физическое свечение, исходящее от картин, достигается старинной техникой тончайших лессировок, как достигнута "подсветка" лица Моны Лизы у Леонардо. Майоров кладет до двадцати тончайших слоев краски, обычно сочетая в одной картине лессировочную и пастозную техники. Большинство его работ выполнено на приготовленных особым образом холстах: пастозный слой кладется за несколько месяцев до лессировок, высушивается и создает сложную фактуру холста, рельефную поверхность".

От себя добавлю, что все картины Майорова невероятно красочны, в целом они создают какой-то пленительный визуальный ряд, но в тоже время, при всем символизме, они, как правило, "литературны", что редко встречается в современной живописи. Александр Майоров сам пленен Серебряным веком русской литературы, и целый ряд его работ непосредственно "привязан" к поэзии и прозе этого времени или к его историческому контексту.

И вот, оказавшись, как и все мы, "на карантине", Александр Майоров вдруг создает цикл графических работ, в той же индивидуальной манере, но... без красок. Только что вышел его очередной альбом - "Неслучайные мотивы". И почему-то, глядя на графические работы Александра Майорова, не скажешь, что они черно-белые. Они словно сотканы из воздуха, воздуха времени, которое отражает художник. Из воздуха стихотворений тех поэтов, по мотивам которых он пишет свои работы - Пастернака, Цветаевой, Блока, Бродского, Окуджавы. Из воздуха - Серебряного века, декаданса, и его "эха" в конце ХХ века. Кажется, дунешь на эти работы, они разлетятся и сольются с воздухом своего времени, с воздухом стихов...

И думаешь, какое все-таки парадоксальное существо - человек! Мы все преодолеем. Потому что наша жизнь - творчество.

Культура Литература Культура Арт Живопись Литература с Павлом Басинским