Это кино? Нет, Кенозерье!

Монолог фотохудожника, влюбленного в кусочек русской земли

Константин Кокошкин более 30 лет профессионально занимается фотографией. Из сотен больших и малых российских городов, усадеб, заповедников, памятников истории и красочных ландшафтов, что запечатлел Мастер, особое место в его сердце занимает Кенозерский национальный парк.

Этим чарующим уголком Русского Севера он делится с читателями "Родины".

О красоте

Кусочек русской земли на юго-западе Архангельской области, между древним Каргополем и космодромом Плесецк, официально называется Национальным парком "Кенозерский". А проще - Кенозерьем. Эта территория - живая! С коренным населением, продолжающим вести традиционное хозяйство (животноводство, рыбалка, ремесла). С исторической удаленностью от проторенных дорог, что помогло сохранить почти в первозданном виде среду обитания русского человека:

- 11 церквей и 39 часовен, из них в 17 восстановлены и сохранены расписные "небеса", памятники северной монументальной иконописи;

- 29 поклонных крестов, шедевры деревянного зодчества XVIII века;

- озерно-канальные системы, зарегулированные плотинами и водяными мельницами (две из которых восстановлены и действуют);

- 40 святых рощ и боры корабельных сосен, охранявшихся указом Петра I.

А среди этой красоты - живые деревни по берегам озер c северными избами из неохватных бревен и баньками у воды.

Несколько лет назад режиссер Андрей Кончаловский снимал в Кенозерье фильм про почтальона Тряпицына - о вырождении русской деревни. Но место, выбранное для съемок, говорит о прямо противоположном. О возрождении. Где еще на Русском Севере найдешь столь комфортное место для работы - с удобными гостиницами, транспортной инфраструктурой, налаженным снабжением, - и все это в двухстах километрах от железной дороги.

Все это появилось не вдруг, а благодаря кропотливой работе команды парка и местных жителей.

О людях

О людях скажу особо. Здесь живут потомки тех, кто не знал крепостной неволи. В каждом доме есть ружье и лодка - так повелось на севере издавна. Кенозерцы полны чувства собственного достоинства и потому умеют уважать других. Гостя меряют не толщиной его кошелька, а человеческими качествами.

Всю сознательную жизнь я прожил в Москве. Городе жестком, не верящем ничьим слезам. Не суть - хорошо это или плохо, но свою печать на характер это наложило. Профессия фотожурналиста забрасывала в разные, порой очень отдаленные места России. Но, оглядываясь назад, понимаешь, что это была череда поверхностных знакомств, не переходящих в привязанность.

С Кенозерьем совсем другая история. Приезжаю сюда двенадцать лет подряд и чувствую, что все сильнее привязываюсь к этому волшебному месту. И процесс этот взаимный - Кенозерье потихоньку привязывает меня к себе и перестает считать чужим. Очень приятно, когда на деревенской улице с тобой здороваются старые знакомые и вы останавливаетесь, чтобы поговорить за жизнь.

Не правда ли, послевкусие иное, чем от фейсбука?

О главном

Я не умею косить, строить избы и управлять трактором. Но очень рад дарить парку свои фотографии.

Кенозерье - это русская земля, которая помогла мне понять, что я - русский. Свой среди своих. Именно здесь я открыл для себя простую вещь, о которой не задумывался раньше. Нас ничто не различает, не важно, из Москвы ты, из Мурманска или из деревеньки в несколько домов. У нас одни и те же заботы, проблемы, мечты.

Приезжайте и убедитесь сами!

Записала Юлия Башарова