Будем с плюсом

Чего ждать от погоды в наступившем 2021 году? За ответом мы отправились в Гидрометцентр России
Погода не перестает удивлять: начало января отметилась оттепелью, а сейчас в Москве и Минске ожидают крещенских морозов до минус 27... Что происходит с климатом, насколько точны метеорологи в своих прогнозах - об этом мы беседуем с заместителем директора Гидрометцентра России Дмитрием Киктевым.
Большинство прогнозов сходятся в том, что "холодный сценарий" на территории Беларуси и России маловероятен. Фото: Сергей Михеев Большинство прогнозов сходятся в том, что "холодный сценарий" на территории Беларуси и России маловероятен. Фото: Сергей Михеев
Большинство прогнозов сходятся в том, что "холодный сценарий" на территории Беларуси и России маловероятен. Сергей Михеев

Дмитрий Борисович, такое ощущение, что зима с каждым годом все теплее. Впереди половина января и февраль, какими они будут?

Дмитрий Киктев: Климат меняется. Посмотрите на карту с трендами температуры за последние три десятка лет, и вы увидите, что "скорость потепления" составляет примерно 0,7 градуса. Такая же тенденция и в Беларуси. Кажется, что это немного, на самом деле - цифра очень серьезная. Прогнозы глобальных мировых центров погоды, а Гидрометцентр России один из них, в большинстве своем сходятся в том, что "холодный сценарий" на территории Беларуси и России менее вероятен.

"Нехолодная зима" - это какая температура?

Дмитрий Киктев: Данные за последние тридцать лет показывают: средняя температура в декабре - это примерно минус пять, в январе - минус шесть с небольшим, в феврале - минус 6,4. Эти градусы характерны для климата Беларуси в зимний период. И для России тоже, ведь она по соседству.

Значит, ждать 25-градусных морозов не стоит?

Дмитрий Киктев: Зима не будет ровной. Будут и оттепели, и приливы холода. Но периоды, когда температура может опускаться до минус 15 и даже до минус 25, вполне реальны.

Если в Минске сегодня идет снег или дождь, то через пару дней он доберется и до Москвы...

Дмитрий Киктев: Этому есть объяснение. В атмосфере существуют длинные волны в несколько тысяч километров. Это области повышенного и пониженного давления, антициклоны и так называемые барические гребни и ложбины. Когда такая ложбина приближается к Беларуси с запада, то с большой долей вероятности она может захватить и территории восточнее...

Насколько точны метеорологи в прогнозах?

Дмитрий Киктев: Их качество, безусловно, выросло. Сегодня прогноз на трое суток имеет такую же точность, как тридцать лет назад прогноз на сутки. Ни в одной стране мира не могут идеально спрогнозировать погоду. Это очень сложная задача, здесь бесконечно много нюансов. До сих пор есть обширные области океана и малонаселенные районы суши, где наблюдений очень мало.

Все больше людей ищут прогнозы погоды в интернете. Насколько можно им верить?

Дмитрий Киктев: Сегодня погоду не "предсказывает" только ленивый, это хорошая возможность заработать. Но если вы хотите иметь точный прогноз по Беларуси, вам надо заглянуть на сайт Белгидромета. А если собираетесь, например, в Японию, то лучше смотреть японские прогнозы. В каждой стране для расчетов больше данных, ведь не все они поступают в международный обмен. Поэтому, если хотите знать погоду в России, то лучше, конечно же, зайти на наши сайты.

Российские и белорусские метеорологи успешно сотрудничают. Скажите, какой эффект имеет это сотрудничество?

Дмитрий Киктев: В рамках специальной программы на период до 2021 года была разработана версия атмосферной модели, которая дает детализированные прогнозы на территории Союзного государства. Белорусские коллеги работают с моделью похожего класса. На основе продукции двух моделей мы имеем возможность построить своего рода ансамбль прогнозов. Практика показывает, что такой ансамбль прогнозов получается более успешным, чем прогноз по отдельным моделям. И чем точнее мы сделаем прогноз, тем лучше будет гражданам и народному хозяйству двух стран. Согласитесь: от погоды наша жизнь очень сильно зависит...

Ждать ли нам аномальных явлений в России и Беларуси?

Дмитрий Киктев: Я бы сказал: не аномальных, а опасных, экстремальных. Например, шквалистый ветер. Увеличение частоты таких явлений - одно из последствий глобального потепления. Причем здесь действуют разнонаправленные тенденции. Если посмотреть на среднюю скорость ветра за последние несколько десятков лет, как она менялась на территории Союзного государства, то мы увидим: она уменьшалась. Связано это с тем, что западный поток, который доминирует в наших широтах, ослабевал. Что касается осадков, то в среднем в наших широтах наблюдается тенденция к их увеличению. Также наблюдаются волны тепла, которые становятся более ярко выраженными.

Есть немало предложений, как поменять климат. Но тут, как в медицине, должен работать принцип "не навреди"

А когда мы научимся управлять погодой? Например, вызывать дожди?

Дмитрий Киктев: В какой-то степени мы уже воздействуем на погоду. Кстати, есть немало предложений по изменению климата, но тут, как в медицине, должен работать принцип "не навреди". Потому что есть масса побочных эффектов. Например, разогнали вы облака, кому-то от этого хорошо, а кому-то плохо. Не надо преувеличивать возможности человека. Осознанные воздействия на погоду в какой-то степени возможны. Скажем, если это отдельное облако - дождевое или грозовое, то да, есть технологии, которые позволяют воздействовать на него, влиять на осадкообразование. Если же идет мощный дождевой фронт, то говорить об управлении такими процессами было бы сложно. И самонадеянно.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.