Снимите препоны, голубчик Голицын!

Мало кому в России известно имя выдающегося благотворителя, увековеченное в швейцарских Альпах
Есть в ближнем Подмосковье красивая усадьба Дубровицы. Известна она прежде всего храмом Знамения, построенным воспитателем Петра I Борисом Голицыным да чудаком-графом Дмитриевым-Мамоновым, пожелавшим отдать все свои несметные богатства Отечеству в 1812 году. Куда менее известна владевшая усадьбой бесконечная череда князей Голицыных. О последнем из них, Сергее Михайловиче, экскурсоводы скупо сообщают: был неоднократно женат, в том числе на цыганке, переделал и сдавал дачникам усадебные постройки, сбежал из России за границу и там умер...
Князь Сергей Михайлович Голицын (1843-1915).
Князь Сергей Михайлович Голицын (1843-1915).

А ведь неординарнейший был человек!

Между Уффици и Шопеном

"Ваше Сиятельство!

Много слышавшая о милостях, какие Вы на всех простираете, потому и прошу Ваше Сиятельство оказать и мне бедной и слепой вдове одну из таких милостей. Вы живете в чертогах пышных. Мне этого ничего не нужно. Я бедна и слепа. А прошу Вас оказать мне одну милость: принять меня в число своих пансионерок, и я со слезами буду молить творца небесного, чтобы Он не оставил Вас за Вашу добродетель.

С глубочайшим чувством высокопочитания и преданности остаюсь готовая к услугам вашего Сиятельства. Чиновница седьмого класса Александра Фон Моллер. 1866 г. 2 ноября".*

Усадьба в Дубровицах. Фото: dubrovitsi.ru

Множество прошений, хранящихся в отделе письменных источников Государственного исторического музея (ГИМ), адресованы 23-летнему князю Сергею Голицыну.

Он помогал каждому.

А родился выдающийся благотворитель в семье потомственного дипломата Михаила Александровича Голицына и Марии Ильиничны, урожденной княжны Долгоруковой. Отец, выросший за границей, был большим ценителем искусств и коллекционером, мать была влюблена в музыку, покровительствовала композиторам и даже училась музицировать вместе с Шопеном. Мальчик рос в атмосфере любви к прекрасному, но о своей великой и далекой родине знал, конечно, немного.

И только похоронив главу семейства в Италии, мать и сын вернулись в Россию принимать богатое наследство и начинать новую жизнь.

В наследство князю Сергею Голицыну досталось и обременение добрыми делами.

Его отец Михаил и мать Мария.

Наследник добрых дел

"Сиятельнейший князь Сергей Михайлович!

Спешу я выразить те чувства моей к Вам благодарности за оказанные Вам ко мне милости, которыми я пользовался; ныне по распоряжению Вашего Сиятельства я вместе с моею женою помещен в богодельню Голицынской больницы, хотя и имею от оной все содержание, но без особых своих средств очень трудно продлить остатки дней моей жизни. Определенная же Вами и Вашей маменькою ежемесячная выдача 6 руб.сер. с поступлением моим в богодельню мне прекращена, почему согласно обещания Вашего Сиятельства не примите ли возможным приказать кому следует возобновить мне определенную Вами выдачу по 6 руб.сер. в месяц.

С истинным моим к Вам уважением и преданностью имею честь быть Вашего Сиятельства покорный слуга Симбирский мещанин Калина Якимов Клюквин".

Резолюция: "Назначено с 1863 г. по 6 руб.".

Помимо богаделен на плечи молодого князя легла забота о фамильной гордости - Голицынской больнице. Она принимала пациентов всех сословий (кроме крепостных крестьян до 1861 года). Бесплатно. При этом работали в ней лучшие врачи, а сама больница была клинической базой медицинского факультета Московского университета. Став директором, князь Голицын взялся переоборудовать устаревшую техническую базу. Так в больнице появились отделение родовспоможения и детское отделение (у князя в первом браке было пятеро детей, и он не понаслышке знал о необходимости оказания медицинской помощи матерям, младенцам и детям). А затем - водопровод и электричество, приемное отделение для амбулаторных больных, школа фельдшеров, выпускавшая по 30 человек ежегодно. Заботился и о душах, ищущих исцеления, отреставрировав больничный храм и построив новую церковь на территории больницы.

Голицынская больница в Москве, работающая по сей день. Середина XIX века.

Главный врач Голицынской, медицинское светило того времени Семен Львович Малолетков, называл сумму, потраченную князем на больницу:

"Не думаю, что будет нарушена скромность, если упомяну, что князем Сергеем Михаиловичем затрачено на Голицынскую Больницу не мало и денежных средств. Содержание неизлечимых больных, премии за научные работы врачей, вознаграждение профессорам, читавшим лекции врачам Голицынской Больницы, командировка врачей за границу, поддержка Благотворительному Обществу, субсидии Больнице во время крупныхъ построек - все это стоило Князю более 100 000 руб. сер."

Задуманная Голицыным модернизация больницы требовала новых вложений, и князь принял трудное решение: продать коллекцию своих предков. В свое время те привезли в Россию множество уникальных картин, скульптур и редких книг. Сергею Михайловичу было завещано поместить это все в музей, да такой, чтобы приобщиться к прекрасному могли все желающие. В 1865 году в доме Голицыных на Волхонке открылась экспозиция, прозванная горожанами "Московский Эрмитаж". Увидеть творения древних мастеров и воспользоваться уникальной библиотекой могли совершенно бесплатно представители всех сословий...

Понятно, что никаких доходов такой музей, работавший 20 лет, не приносил. Все это время купить экспонаты стремились коллекционеры со всего мира, но Голицын хотел, чтобы собранные его предками раритеты остались в России.

В результате все экспонаты были приобретены Эрмитажем. Большинство из них сохранились до наших дней.

Князь С.М. Голицын (выделен) на открытии памятного креста в альпийском ущелье у Чертова моста. Швейцария. 14 сентября 1898 года.

Между Домной Ивановной и Суворовым

"Щедроты, изливаемые Вашим Сиятельством для бедного класса людям, одушевили и меня иметь смелость припасть к стопам Вашего Сиятельства и покорно просить не лишить и меня Вашего пособия на поминовение души усопшего.

Вдова московская мещанка Домна Ивановна".

"В контору Г. Ротшильд в Париж. Центральная контора Князя С.М. Голицына в Москве, честь имеет уведомить, что она перевела 4 числа сего июля через Московскую Контору Ахенбах и Колли Младший одну тысячу франков (1000 франков) на имя Барона Ротшильда в Париж, каковые деньги согласно распоряжения Его Сиятельства просит выдать на пособие пострадавшим от наводнения в Юго-восточной Франции и на пользу сирот, оставшихся без всяких средств от погибших семейств. 10 июля 1875 г.".

"...жене ученого Управителя Е.Д. Ржановой дан 1 рубль серебром; мещанке Е.П. Иваньковой - 5 рублей серебром; вдове Авдотье Яковлевне отставного губернского секретаря Варихобина - 1 рубль серебром; вдове прапорщика П.Я. Русакова - 15 копеек серебром; вдове коллежского регистратора В. Васильева - 1 рубль серебром..."

По десяткам конторских книг с расходами и доходами многочисленных имений Голицына, хранящихся в отделе письменных источников ГИМа, разбросаны такие записки.

"Издано на деньги князя Голицына" - значится на нескольких книгах, среди которых письма императрицы его деду, биографический очерк о жизни Суворова, книга по истории Нарвского полка. Из биографии знаменитого инженера Шухова мы узнаем, что он учился университете благодаря стипендии С.М. Голицына. Из черновика письма музыканта Николая Рубинштейна - что "для конкурса на сочинение к открытию выставки (Политехнической 1872 года) князь С. М. Голицын выразил готовность пожертвовать из собственных средств 3000 рублей"...

"Прошение рядового бессрочного Петра Лузина

Ваше Сиятельство. Осмелюсь припадать к стопам Вашим с покорнейшею моею просьбою не оставьте всемилостивейший Вашего Сиятельства покровительством над непреодолимою судьбою бедного воина, прослужившего Государю и Отечеству 15 лет по долгу присяги беспорочно и беспорочную службу, нахожусь ныне уволенным без срока в отпуск".

Да, об отставных солдатах он заботился тоже. Может, потому в 1890-е годы загорелся идеей увековечить память русских воинов, сражавшихся в Альпах во время кампании 1799 года. И установил-таки на собственные средства памятный крест в швейцарском ущелье Чертов мост. Памятник, строившийся под личным наблюдением Голицына, был торжественно открыт 14 (26) сентября 1898 года. Через год там прошли пышные торжества, посвященные 100-летию подвига Суворова и его армии. А еще через 120 лет уральские металлурги установили в горном ущелье табличку об участии русского князя в строительстве монумента...

Сколько же доброты он успел разнести по свету!

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ
Из книги "Запечетленные тайны" Фото: Василий Песков

Суворовский крест Голицына

Памятник, сооруженный тут руками людей, возможно, самый долговечный из всех монументов. Он сохранится до тех пор, пока будут стоять тут скалы. На обрыве камней высечен двенадцатиметровый крест с надписью: "Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова-Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году".

На скамейке у монумента лежит веточка ягод рябины. Холодно и пустынно. Не останавливаясь, бегут по мосту и ныряют в ущелье машины.

Василий Песков. "Запечатленные тайны"

P.S.
Храмом Святой Варвары в швейцарском городе Веве. Фото: Википедия

Когда на кладбище маленького швейцарского городка Веве, где похоронен Сергей Михайлович Голицын (1843-1915), заканчивается срок концессии (оплаченное наследниками время ухода за могилой), обычно поступают так: могилу сравнивают с землей, надгробие отправляют в дробилку, камни рассыпают по дорожкам погоста. Но с могильным крестом Голицына кладбищенские работники так поступить не смогли. Позвонили в православный храм города, предложили забрать себе "красивый русский крест"...

Сейчас он - уменьшенная копия альпийского Суворовского креста - отреставрирован и установлен на территории храма Святой Варвары в Веве. С памятной табличкой на двух языках.

На территории Дубровицкой усадьбы князя и Первой Градской больницы (бывшей Голицынской) нет даже таблички...

Крест с могилы князя Голицына рядом с храмом Святой Варвары в швейцарском городе Веве. Фото: nashagazeta.ch

* Цитируется по книге: Кузьмина Н. Д. Князь Сергей Михайлович Голицын (1843-1915), Москва, 2009 г.

Благодарим семью Владиславовых за предоставленные материалы.