Есть ли будущее у пещерных экскурсий

Антон Юшко / РГО
Антон Юшко / РГО
Сколько в мире пещер, точно не знает никто. Просто не сосчитать. Но если очень приблизительно, то около миллиона природных и столько же искусственных: заброшенных шахт и рудников. Примерно поровну. И из них всего 2 - 3% приспособлены для экскурсий. Представляете, какие перспективы у любознательной части человечества для проникновения в глубь земли?

О сегодняшнем дне и перспективах я расспросил спелеолога, председателя Комиссии экоэффективного туризма Ленинградского областного отделения Русского географического общества Антона Юшко.

Показательная деталь: мы встретились в Москве, но интервью пришлось брать по телефону, когда мой собеседник уже находился в горном парке "Рускеала", что на границе с Финляндией. В столице он читал лекцию о "Рускеала" и о новой пещере в Крыму. Поговорить было нереально: спелеолога окружила толпа любопытных. Интерес к "подземным мирам" невероятно высок.

Антон Алексеевич, какие требования к здоровью подземных туристов и кому лучше сразу отказаться от такого путешествия?

Антон Юшко: Экскурсионные спелеологические маршруты создаются с таким расчетом, что лишь люди с тяжелыми патологиями не могут принимать в них участия. Возможно, не стоит спускаться под землю и сердечникам, когда они в состоянии "перед приступом". Все остальные - могут. Скажем, маршрут в "Рускеале" адаптирован даже для людей с ограниченными возможностями.

С клаустрофобией, если она в пределах разумного, можно?

Антон Юшко: Если турист попросит прекратить поход - такая возможность предусмотрена. Впереди группы идет гид, позади - замыкающий. Готовы оказать первую помощь, вывести на поверхность. Но такая услуга еще ни разу на моей памяти не пригодилась.

В пещерах обитают колонии летучих мышей. Многие и обычных-то мышей на дух не переносят, а летучих даже в глаза не видали. Стая рукокрылых - жутковатое зрелище?

Антон Юшко: Подобные маршруты разрабатывают с участием хироптерологов - это специалисты-зоологи, изучающие рукокрылых млекопитающих. Организаторы всегда стремятся уравновесить интересы природы и туристов. Очень редко спелеомаршрут проходит около рукокрылых, ведь это дикие животные, их не надо лишний раз тревожить. Поэтому мыши - отдельно, путешественники - отдельно. Например, самая большая в Ленобласти колония летучих мышей зимует в Саблинских пещерах. Но вы их не увидите, место зимовки от маршрута - на расстоянии нескольких сотен метров.

За границей есть места, куда туристов специально зовут увидеть летучих мышей. В США, в Техасе, есть огромная пещера с летучими мышами: Bracken Cave. С заходом солнца тучи мышей взмывают в небо, от увиденного захватывает дух. Но и там люди сидят в 100 метрах от входа в пещеру.

Если пещера не природная, а бывший рудник, то можно ли взять на память камушек?

Антон Юшко: На подземном маршруте ничего подбирать не рекомендуем. Да и маршрут всегда подготовлен, "свободных" камней там просто нет - убраны, чтобы туристы не споткнулись, не поскользнулись. А на поверхности - да, можно. Но в таких местах всегда есть сувенирные лавки.

Если я попрошу назвать интересные для туристов пещеры, то наверху рейтинга, наверное, будут карельская "Рускеала" и крымская "Таврида"?

Антон Юшко: "Таврида" пока еще не туристический объект, сейчас там работают исследователи. Хотя надеюсь, что в этом году она примет первых туристов. А вообще в Крыму много интересных пещер, например, Мраморная на плато Чатыр-Даг, по соседству - Эмине-Баир-Хосар. А самая большая - Красная, она на склоне Долгоруковской яйлы.

Назовите топ-3 самых интересных маршрутов под землей. Пандемия не завершилась, поэтому призываем путешествовать по России.

Антон Юшко: Хорошо, но я все-таки упомянул бы Новый Афон: хоть это и Абхазия, но в исследовании этой пещеры очень велик вклад наших ученых. Далее: кунгурская Ледяная пещера, она в Пермском крае. И обязательно упомяну карстовую пещеру Шульган-Таш (в Башкортостане), там найдены наскальные рисунки эпохи палеолита: 18 тыс. лет назад люди рисовали мамонтов, лошадей. Увидеть можно только копии наскальных изображений, оригиналы скрыты за решеткой.

Есть ли у нас риск повторения трагедии в Таиланде, когда из-за дождей пещеру затопило, и группа детей оказалась на грани гибели?

Антон Юшко: Я никогда и ничего не скрываю, в том числе и возможные риски. Из тех пещер, которые перечислил, единственная, где возможно затопление - крымская Красная. Подобные ситуации там случались, но с менее драматическими последствиями. Поход в дальнюю ее часть позиционируется в качестве экстремального туризма. Но в засифонную часть пещеры попадете лишь в сопровождении опытных инструкторов. Сифон - это участок пещеры, где свод вплотную к подземной реке, образуя затопленный проход. Пещеры с подземными реками опасны тем, что дождь идет намного выше, в горах. Вода приходит через систему подземных ходов, и это может стать неожиданностью. Но в Красной пещере паводки научились прогнозировать. И там есть места, где можно пересидеть, заготовлены комплекты выживания: средства связи, запас продуктов.

Без опытного инструктора туристу не обойтись 

Да, и все подобные пещеры обладают регламентом: вход под контролем, и все предупреждены о возможных последствиях.

А у профи случаются ЧП?

Антон Юшко: Два года назад в пещере Веревкина в Абхазии случился ударный паводок. Там, на глубине 2100 метров, в этот момент находилась команда российских спелеологов и британский фотограф Робби Шон. Убегали быстро. В National Geographic можно найти репортаж Шона, он снял красочно и познавательно. Но вам такие ужасы не грозят. Туристам-любителям там никак не оказаться.

Посмотрел на карте: от "Рускеала" до места съемок "А зори здесь тихие..." рукой подать. С детства помню сцену: холодное озеро, где купается отважная Женька и поет "Катюшу" под прицелом фашистов... Туда можно пройти?

Антон Юшко: Место называется Рускеальские водопады - объект-спутник горного парка. Там красивая экотропа, построили большую парковку. В дни пиковой нагрузки на парк водопады как бы "перехватывают" часть туристов, разгружая основной объект. Очень помогает. И это пример правильного отношения к делу, заработанные на сувенирах деньги не ушли в другой регион или за границу, в ту же соседку-Финляндию, а инвестированы в развитие местной инфраструктуры.

В память врезался эпизод: в шоу "Поедем, поедим!" знаменитый Джон Уоррен едет в Карелию, где у вашей пещеры встречает егеря Кузьмича. То есть Виктора Бычкова в образе Кузьмича из "Особенностей национальной охоты". Кузьмича у вас реально встретить?

Антон Юшко: Кузьмич - это проект крупного туроператора, у него нет четкого расписания. Сейчас Бычков снимается в Зеленогорске в фантастическом сериале "Сдвиг". Надеемся, что этим летом Кузьмич блеснет у нас во всем таланте. Он мобильный, яркий, энергичный. И очень хороший человек.

Раз уж речь зашла о фильмах: недавно вышел триллер "Кольская сверхглубокая". На глубине 12 км творится жуть, люди нашли врата в ад... Саму скважину обещают сделать туристическим объектом. Вы там работали?

Антон Юшко: Нет, но фильм смотрел. К сожалению, насыщен ненаучной информацией. Плесень-убийца на глубине 12 км... Комментировать не хотелось бы. Но даже такие фильмы приносят пользу территориям.

Сами не снимаетесь? У вас же "фабрика грез".

Антон Юшко: Да, много фильмов снимали. Из свежих: "Последний богатырь: Корень зла", эпизоды блокбастера "Огонь". Когда жители села прыгают с обрыва в озеро - это в "Рускеале". Я участвовал в съемках научно-популярных фильмов, в телепроектах, в проектах РГО. В художественном кино - нет. Но мой коллега Илья Агапов в прошлом году участвовал в съемках "Вдовы". Это фильм ужасов. Его сначала пригласили как эксперта, а потом включили в состав съемочной группы. Играл спасателя, то есть самого себя. Так бывает: работаешь спелеологом, и вдруг - ты уже в кино.

Поделиться