"Успеем, Сергей Палыч". Конструктор корабля "Восток" о том, как чуть не сорвался полет Гагарина

"Успеем, Сергей Палыч". Конструктор корабля "Восток" о том, как чуть не сорвался полет Гагарина

Текст: Наталия Ячменникова
До сих пор гуляют слухи, что старт Юрия Гагарина едва не сорвался из-за технической проблемы на Земле. О том, что случилось на самом деле, "Российской газете" еще девять лет назад рассказал ведущий конструктор космических кораблей "Восток" Олег Ивановский.

Именно он последним закрыл за Юрием Гагариным люк. Эти документальные кадры, снятые на Байконуре за 2 часа до старта, обошли весь мир.

- Что случилось? Как теперь кажется, ничего особенного. Но тогда!.. Действительно, до люка Гагарина провожали я и ведущий конструктор скафандров Федор Анатольевич Востоков. Помогли первому космонавту лечь в кресло. Устроившись, Юрий начал проверку радиосвязи. Я протиснулся в кабину. Обнял его, пожал руку и, похлопав по шлему, отошел в сторону. Мгновение - и крышку люка накинули на замки. И вдруг слышу по связи Королева: "Правильно ли установлена крышка? Нет ли перекосов?". "Нет, Сергей Палыч, все нормально, - отвечаю. "Вот в том-то и дело, что не нормально! Нет КП-3!" Я похолодел. КП-3 - это контакт-датчик, сигнализирующий о прижиме крышки к шпангоуту люка. "Крышка, Сергей Палыч, установлена правильно". - "Что можете сделать для проверки контакта? Успеете снять и снова установить крышку?" - в голосе Главного конструктора - металл. Я посмотрел на монтажников Морозова и Селезнева. Они, спокойно, - на меня. Без слов поняли друг друга: "Успеем, Сергей Палыч. Только передайте Юрию, что откроем люк".

- Руки от волнения не дрожали?

- Нет. Не то что теперь, и тогда не понять было, кто и что делал. Казалось, все делалось само. Сняли 32 гайки с замков, сняли крышку. Заметил, что Юрий, чуть приподняв левую руку, внимательно смотрит на меня в маленькое зеркальце, пришитое на рукаве, и тихонько насвистывает мотив песни: "Родина слышит, Родина знает..." Посмотрел на кронштейн, на котором стоял КП-3. Все было на месте. Прощаться с Юрой еще раз было некогда, успел поймать только в зеркальце его хитрющий взгляд. Крышка опять на замках. Снова гайки: Первая. Есть тридцать вторая! Стрелка вакуумметра неподвижна: "Есть герметичность!"

Перед посадкой в "Восткок". Крайний справа - Олег Ивановский Фото: ЦЭНКИ / Роскосмос

- Вы встречали Гагарина?

- Конечно. Когда наш вертолет сел, не дожидаясь, пока выйдет начальство, я бегом бросился к обугленному шару. На земле - обгоревший болт. От замка крышки люка! Реликвия! Он долго хранился у меня. На следующие сутки после полета на даче, где отдыхал Гагарин, собрались члены Госкомиссии, главные конструкторы ученые, медики. Я с трудом пробрался к Юрию. Увидев меня, он протянул обе руки: "Ну, здравствуй, ведущий, здравствуй, "крестный"! Как себя чувствуешь? Посмотрел бы ты на себя вчера, когда люк открывал!" Но самое главное, как потом признались пультовики, просто у них внизу, на Земле, одна лампочка стала неправильно мигать. Поэтому и делать-то ничего не надо было. Тем не менее 32 болта вошли в историю.

- В последнее время приоткрылись многие тайны первых полетов. А сколько еще не раскрыто?

- Тайны, конечно, остаются. Но не вижу таких, которые имели бы какое-то глобальное значение. Ну что я буду рассказывать, как уже на старте пришлось лезть в плавках в аппарат, потому что там забыли одну тряпочку правильно "пристегнуть"?

- А почему в плавках?

- А в костюме туда не пробраться!

- Много небылиц вам приходилось слышать или читать?

Олег Ивановский (второй справа) во время подготовки первого полета Юрия Гагарина Фото: РИА Новости

- Даже смешно - надо же столько напридумывать! Только что прочитал у одного автора: мол, на втором спутнике в 1957 году собака Лайка уцелела на взлете и благополучно вернулась на Землю. И ведь книжка-то какая - история космонавтики! Или, например, из другой: якобы для того, чтобы первый спутник можно было засечь с Земли, его поверхность сделали чуть ли не зеркальной и даже позолоченной. Да ничего подобного! Спутник был обработан совершенно другим способом - электрохимическим полированием. Кстати, когда публиковалось: вот, мол, летит спутник, смотрите, - тоже было вранье. Потому что спутник простым глазом никто не мог видеть. Звездочка, которую многие наблюдали, была лишь центральным блоком ракеты. А это махина в 7 тонн, и никак не 86 кило "шарика". Блок видели, потому что он тоже стал спутником, пока не сгорел.

- А правда, что у первого спутника все-таки возникли проблемы: отлетели антенны-усики?

- Тоже чушь. Если бы даже они и отвалились, то об этом никто бы не узнал. Более того, есть еще "информация": якобы на старте возник пожар и первый спутник сгорел! Тоже поверите?

Олег Ивановский и макет искусственного спутника Земли. 1987 год Фото: Христофоров Валерий / Фотохроника ТАСС

- Известно, что вы, нарушив запрет, шепнули Юрию Гагарину о секретном коде, который придумали конструкторы, если, не дай бог, он потеряет сознание или впадет в психоз. Не боялись, что влетит?

- Не боялся. Ему еще до меня сказали и Каманин, и Галлай. Чего ж тут скрывать? Из семи полетов кораблей "Восток" до Гагарина лишь три были успешными. А на Землю вернулись - два. Поэтому риск был, конечно, большой. Но по уровню наших знаний и наших возможностей для безопасности полета было сделано все. Больше просто придумать уже не могли.

- На других "Востоках" код не ставился?

- Мне кажется - нет.

- До сих пор в зарубежной печати можно встретить сообщения, что, дескать, до Гагарина в космосе побывал другой космонавт. Но он погиб, и это держится в секрете. Не потому ли рождаются подобные слухи, что и сегодня мало кто знает о манекенах, летавших на орбиту?

Олег Ивановский: Тайны, конечно, остаются. Но не вижу таких, которые имели бы какое-то глобальное значение Фото: ИТАР-ТАСС / Юрий Машков

- Да, летало несколько "Иван Иванычей". Это была не просто кукла: медики старались ее напичкать всевозможными датчиками. Причем человеческий облик она имела самый что ни на есть - и рост, и волосы, и ноготочки, и все прочее. Сходство было настолько реальным, что мы были вынуждены, работая в цехе, надевать на манекены халаты. Просто неприлично было им стоять голыми. Потом их снабдили средствами связи, шлемофоны надели, ларинги. А чтобы замкнуть весь цикл радиосвязи с Землей, в рот поместили динамик.

Долго думали, какой звук должен выдавать "Иван Иваныч". Просто музыку поставить? Не пойдет - нужна артикуляция, человеческий голос. Просто речь записать на магнитофон? Тоже нельзя. Ведь если пойдет голос с орбиты, тут же на Западе заявят, что в Советском Союзе вывели человека в космос и он оттуда что-то кричит. А раз публикации нет, значит, это секретный пуск, шпион в космосе. Тогда решили - запишем песню. Опять нам говорят: вы что? Космонавт сошел с ума - песни поет. В общем, остановились на записи хора Пятницкого. Представляете картинка? Ночь, тишина в зале - идут комплексные испытания "Иван Иваныча". Манекен стоит, прислоненный к стенке, дается команда и он поет... хором Пятницкого. Самое забавное: когда повредили на одном манекене голову, с полигона на завод-изготовитель ушла телефонограмма: "У "Иван Иваныча" повреждена голова. Срочно пришлите запасную". С завода отвечают: "Запасных голов нет. Обходитесь своими".

- "Иван Иванычи" возвращались на Землю?

- Конечно. Помню, когда первого из них одели уже не в белый халат, а в настоящий летный скафандр, подошел Королев. Посмотрел и говорит: "Не надо было придавать манекену такого человеческого подобия. А вдруг после приземления подойдет к манекену кто-нибудь из местных жителей, пожалуй, и недоразумение может произойти". Тогда решили на спине скафандра крупными буквами написать: "Макет", а лицо под шлемом закрыть куском белого поролона и на нем сделать такую же надпись. К слову, из-за "Иван Иваныча" пострадал один из медиков.

- Это как?

Торжественный вечер "От полета 1-го искусственного спутника Земли до создания Международной космической станции", посвященный 45-летию освоения космического пространства, 2002 год. Слева направо: дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Виктор Горбатко; ведущий конструктор ракетно-космических систем Олег Ивановский; Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий - академик Борис Черток Фото: Феликс Крымский / ИТАР-ТАСС

- Чтобы манекену не было "скучно", в компании с ним должна была лететь собачка Чернушка. И вот, наконец, на руках лаборанта она едет на лифте вверх. Манекен уже в кресле. Федор Анатольевич Востоков в последний раз должен осмотреть кресло, скафандр, катапульты и т.д. И вдруг я вижу: лифт стремительно несется вниз, из него выскакивает красный от ярости Федор. Ну, думаю, случилось что-то ужасное: по крайней мере, украли кресло вместе со скафандром и манекеном! "Нет, ты понимаешь, что творит эта медицина! - кипел от ярости Востоков. - Ты думаешь, Чернушку сажали? Они открыли шлем скафандра и напихали туда каких-то пакетиков! Нет, ты представляешь, что это такое?"

Как потом я узнал, пакеты предназначались для биологического эксперимента - в них были семена лука. Их оставили на "незаконном" месте, но к вечеру медиков стало на одного меньше. Королев не терпел нарушения дисциплины даже во имя науки.

Еще материалы