17.04.2021 19:41

    Как родилась "Клятва"

    Клятва. Реж. Роман Нестеренко. В ролях Александр Баргман, Анна Вартанян. 125 мин. 12+
    Кинопоиск
    Кинопоиск

    Сценарист фильма Татьяна Мирошник в своих записках подробно рассказывает о том, как возник его замысел. Публикуем здесь отрывок из этих записок.

    …Ранней весной 2014 года мой друг журналист Александр Беланов принёс мне папку с газетными вырезками о трагической судьбе крымского врача Наума Балабана. Этой темой интересовался как сам Александр, так и его знакомый журналист, фотограф Аркадий Левин. Информации в статьях было мало. Жил-был такой-то доктор, который во время немецкой оккупации не бросил больных и погиб вместе с ними. В интернете тоже почти ничего. Но что-то меня зацепило. Взгляд Наума? Интуиция? Тайна? Не знаю. Саша предложил: "Если захочешь написать сценарий, поехали в Крым. Увидишь всё своими глазами". И я поехала. Майские праздники, народ ликует, а я сижу в архивах, хожу по симферопольским улочкам, встречаюсь с разными людьми. И судьба подарила мне знакомство с удивительным человеком - крымским историком-краеведом Борисом Берлиным. Борис, подлинный знаток истории края, многие годы по крупицам собирал информацию о главвраче симферопольской психиатрической больницы Науме Балабане и даже добился появления в 2008 году мемориальной доски на фасаде её главного корпуса. Однако на этом он не остановился и, благодаря его настойчивости, в 2016 году Крымской психиатрической больнице было присвоено имя Наума Балабана.

    Во время войны Наум Балабан с супругой жили на территории больницы. Борис показал мне их квартиру, где в наши дни находится больничный архив.

    …Я сидела на ступеньках дома, в который много раз входили Наум Балабан и его жена. По этим ступенькам они спустились в последний раз. Или их вывели… Я разволновалась. Трогала холодные стены, покосившийся забор, деревья, которые были молодыми во время оккупации… Старая водонапорная башня. В ней можно было прятать больных? - спрашиваю Бориса. Нет, отвечает он, немцы сразу её замуровали. Вот так и стоит до сих пор.

    Здесь раньше был целый больничный городок с мастерскими и розарием, огородом и домашними животными, здесь рождалось новое отношение к психиатрическим больным… Их называли по имени-отчеству, приучали к порядку, красоте и работе… Их лечили по-другому, - трудом и любовью. Об этом рассказали психиатр Александр Двирский и его отец, последователи Наума Балабана. Борис Берлин нашёл целую папку написанных от руки воспоминаний о Науме. Берёшь пожелтевший лист, читаешь и будто погружаешься в тот мир…

    …Нас долго не хотели пускать в больничный музей. Он находится на втором этаже морга. Наконец, открыли дверь и опустили глаза. На полу - покосившийся большой портрет Наума, коробки с папками, истории болезней, старая печатная машинка, различная символика времён Советского Союза. И всё… Музей умер. Пыль в лучах солнца… И здесь я остро ощутила, что так не должно быть. Надо написать, рассказать людям, достучаться до сердец.

    С этой больницы начался путь фильма к зрителю. И в этой больнице был наш последний съёмочный день. Он закончился далеко за полночь. Мы обнимались, плакали от предстоящего расставания и благодарили Наума за то, что объединил нас. Мне кажется, он за нами всё время наблюдает и помогает. В другом посте расскажу несколько прямо мистических историй.

    В итоге к концу мая 2014 года, практически на одном дыхании, был написан первый вариант сценария игрового фильма "Клятва". Он стал победителем сценарного конкурса Фонда кино. Но, увы, это не явилось преференцией для получения финансовой поддержки от государства. Поэтому путь к зрителю оказался долог. Целых пять лет.

    Полностью записки опубликованы в Фейсбуке на странице Татьяны Мирошник.