Новости

Маргарита Вагайцева, кандидат психологических наук, клинический психолог НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, директор Ассоциации онкопсихологов Северо-Запада РФ:

Диагноз "рак" часто выбивает людей из колеи. И не важно, сам ли человек болен или же недуг настиг кого-то из его родных и близких: будь то ребенок, супруг, отец или мать, брат или сестра. Справиться с этим известием не всем бывает просто. В таких случаях и нужна помощь онкопсихолога.

Онкологическими заболеваниями страдают все: от мала до велика. Но когда заболевает ребенок, особенно маленький, то помощь требуется, скорее, не ему, а его родителям. Потому что ребенок сам наверняка не понимает, что с ним происходит. А вот родители переживают огромный стресс. Они целиком и полностью вовлечены в данную ситуацию. Поэтому и работать психологу нужно со всей семейной системой разом, а не с отдельными ее членами.

Что касается взрослых пациентов, страдающих раком, то нельзя сказать, что им всем поголовно нужна психологическая помощь. Сейчас, кстати, узнав о страшном диагнозе, люди стали чаще обращаться к психологам, чем даже 5-6 лет назад. Но в массовое явление это все же не превратилось.

В нашей стране к психологии вообще относятся с некоторым предубеждением, потому что путают с психиатрией. А это разные вещи. Психолог не ставит диагнозов и не лечит заболевания, а лишь помогает справиться с эмоциональными проблемами и переживаниями.

Кроме того, взрослые люди и сами зачастую неплохо владеют разными бессознательными методами саморегуляции и рано или поздно адаптируются к болезни. Как показывают исследования и наблюдения, только сорока процентам онкобольных не помешала бы консультация психолога. Но и из них до нас доходят единицы. Нередко бывает, что людей останавливает предыдущий неудачный опыт обращения к психологам.

Тех, кому в обязательном порядке нужна психологическая помощь, специалист видит сразу. Чрезмерное эмоциональное напряжение, тревога, беспокойство, подавленность - все это не скрыть ни под какой маской. Врачей мы тоже обучаем различать эти маркеры и таким пациентам рекомендовать общение с психологом.

Но для многих, конечно, все еще упирается в финансы. Консультация психолога стоит денег. А специалисты, работающие бесплатно, есть далеко не везде.

Онкобольным часто внушают мысль, что для исцеления важно поверить в себя и в возможности своего организма, мол, о чем ты будешь думать, то и сбудется. Таким образом доброжелатели просто растягивают вилку эмоционального напряжения. Человек не понимает, как ему поверить в излечение, если тело дало такой фундаментальный сбой? Как ему быть в хорошем, позитивном настроении, если ситуация радоваться не позволяет? Не стоит игнорировать свое заболевание и думать, что одни лишь "правильные" мысли помогут от него избавиться. Это ложный путь.

Действия должны быть адекватны ситуации. Не все, кстати, способны это понять. Вот тут как раз и нужен психолог. Его основная задача - помочь человеку адаптироваться к ситуации онкологического заболевания. Чтобы в дальнейшем человек мог принимать здравые решения, руководствуясь разумом, а не эмоциями, научился жить в новых для него условиях.

Мне бы хотелось, чтобы психологи работали в каждом онкологическом стационаре нашей страны. В Санкт-Петербурге, надо сказать, сейчас дело с этим обстоит довольно неплохо. Лучше, чем лет десять назад. Практически во всех учреждениях онкологического профиля есть штатная единица психолога. Но Петербургом ведь Россия не ограничивается.

В мире же очень по-разному относятся к вопросу онкопсихологии. В больницах Англии, например, штатных психологов нет, но есть люди, которые учат персонал корректному взаимодействию с раковыми больными. В Америке или Польше, наоборот, таких специалистов очень много. А в Азии даже и не задумываются об их необходимости.

Общество Здоровье Общество Семья и дети Онкология: как победить рак