Новости

07.06.2021 00:30
Рубрика: Культура

Если бы политики пели

Ирина Никитина убеждена, что музыка может распахивать все двери в мире
Известная телезрителям канала "Культура" ведущая программы "Энигма" Ирина Никитина, пианистка и президент Фонда "Музыкальный Олимп", рассказала "РГ" о своих сегодняшних проектах, важности классической музыки в современном мире и почему надо идти на риски ради сохранения международной истории музыки и культуры.
Ирина Никитина: Музыка - глобальное средство коммуникации. Фото: предоставлено пресс-службой фонда "Музыкальный Олимп" Ирина Никитина: Музыка - глобальное средство коммуникации. Фото: предоставлено пресс-службой фонда "Музыкальный Олимп"
Ирина Никитина: Музыка - глобальное средство коммуникации. Фото: предоставлено пресс-службой фонда "Музыкальный Олимп"

Все под впечатлением от выступления Даниэля Баренбойма в Московской консерватории. Как вам удалось привезти его в непростое время?

Ирина Никитина: У Даниэля выдалось два свободных дня по пути в Японию, потому что отменился Китай. Сегодня любые путешествия оборачиваются дикими нервами, но концерт стоил этого. Формулировки вроде "историческое событие", "выдающийся концерт" - правильные, но не выражают весь масштаб события. Это было другое измерение: настолько все прозвучало тонко, точно, пронзительно, негромко. Такой тишины в зале я давно не помню. Зал не дышал, не шевелился, находясь в состоянии завороженности. Профессия музыканта позволяет воспринимать мир в других измерениях, быть вне национальностей, вне политики. Музыка - глобальное средство коммуникации. Сегодня только культура может спасти безобразие, накрывшее, по сути, всех. Бобби Макферрин говорил мне, что, если бы все эти политики перед принятием своих недальновидных решений пели, может быть, решения были бы другими.

Вы работали над программой "Энигма", оказавшись в локдауне в Люцерне. Сложно было?

Ирина Никитина: Со мной не было моей постоянной съемочной команды. Начала искать швейцарских операторов - нашла. Узнала, что маэстро Герберт Блумстедт по счастью оказался в Люцерне, позвонила ему, спросила, не боится ли он сниматься. Он спокойно ответил, что все в порядке: "Мне 93 года, чего уже бояться?". Мы проговорили около четырех часов, на материале которых вышло две программы. Много передач мне удалось снять тогда в Германии, где на помощь пришли берлинские операторы. Удачной получилась программа с Софией Губайдулиной, которая редко дает интервью для ТВ, но мы знаем друг друга очень давно. Мы совершенно упоительно побеседовали около четырех часов.

Политика могла бы быть интересной, если бы в ней не было столько фальшивых нот

За именами героев ваших передач стоят уникальные судьбы. Вы легко открываете самые закрытые двери?

Ирина Никитина: Сейчас все происходит уже по принципу снежного кома. Мои приятели - директора Universal и Deutsche Grammophon - говорят, что аналогов такой передачи нет в мире. Марис Янсонс очень трогательно относился к "Энигме", и несколько передач появилось по его совету и рекомендации, в частности, он лично попросил Риккардо Мути согласиться на интервью для "Энигмы", и это было самое невероятное интервью в моей жизни. Личный ассистент маэстро была очень строга и отвела 40 минут на беседу в Мюнхене. А маэстро так увлекся, что мы проговорили больше четырех часов. Наша съемочная группа бесшумно меняла батареи для камер, боясь спугнуть атмосферу беседы. В какой-то момент Риккардо взглянул на часы и сказал: "Этого не может быть! Мы говорим больше трех часов!" И еще на полтора часа продолжил свой рассказ, в том числе даже о своих невероятных орхидеях.

Знание нескольких европейских языков тоже помогает в расширении "сфер влияния"?

Ирина Никитина: Да, безусловно, языки важны, но не менее важно понимание обстановки музыкального процесса в странах. Когда я говорю с пианистом Ланг Лангом, он прекрасно знает, как обстоят дела в Америке и Европе. Он понимает и то, что такое быть зажатым, поскольку родом из Китая, а я из СССР. Говоря с тенором Андреа Бочелли, мы прекрасно понимаем, что такое благотворительный ужин, приглашение ювелирной компании как главного спонсора... Когда я говорю с Тан Дуном, не скрываю, что обожаю Азию, где провожу много времени, была на Тибете, люблю Индию. Нас объединяет геополитическое и этнографическое слышание этого мира.

В Петербурге вновь проходит фестиваль "Музыкальный Олимп". Насколько сложно одноименному фонду формировать гастроли зарубежных солистов и оркестров?

Ирина Никитина: Ближайший год я уже ничего не планирую, а вот о сезоне 2022-2023 года подумываю. В Россию снова приедет пианист Андраш Шифф, чей концерт был отменен. С Даниэлем Баренбоймом мы обсуждали планы. У нас слетел концерт в декабре 2020 года в Москве - часть большого европейского проекта, когда маэстро должен был исполнить вместе с его оркестром-миротворцем "Западно-восточный диван" Девятую симфонию Бетховена к его 250-летию. Сейчас, когда Израиль вновь начали обстреливать, это так резко актуализировалось. Надо же думать, как на Ближнем Востоке восстановить мир, может быть, стоит объединить эти страны в какую-то федерацию?

Как бы ваша интуиция пригодилась сегодня в большой политике.

Ирина Никитина: Политика могла бы быть интересной, если бы в ней не было столько фальшивых нот, но там все вынуждены врать или скрывать правду. А в музыке обмануть невозможно: интонация решает все.

Справка "РГ"

Ирина Никитина - пианистка, ведущая программы "Энигма" на телеканале "Культура". Окончила Ленинградскую консерваторию, аспирантуру по классу фортепиано, Пражскую академию по специальности "клавесин", стажировалась в Бернской консерватории. С 1983 год по 1985 гастролировала по всему миру как пианистка. С 1995 года проводит фестиваль "Музыкальный Олимп" в Петербурге.

Культура Музыка Классика