Каким был знаменитый белорусский поэт Анатоль Астрейко

Сто десять лет назад, 24 июля 1911 года, в деревне Песочное Слуцкого уезда (ныне это Копыльский район Минской области) родился известный белорусский поэт Анатоль Астрейко. Он прославился как автор стихов одной из самых известных белорусских песен ХХ века, каждому слушателю которой западает в душу уверенность в том, что Неман для белорусского народа - река родная.
Астрейко - автор стихов одной из самых известных белорусских песен ХХ века. Фото: Национальная библиотека Беларуси

Песочное на литературной карте Беларуси - место абсолютно уникальное. Здесь появились на свет сразу два знаменитых поэта-песенника - за семь лет до Астрейко тут родился Адам Русак, автор хорошо известных строк "Бывайте здоровы, живите богато". Сами жители Песочного богато особенно никогда не жили, будущий поэт Астрейко в детстве прошел полный курс нелегкой сельской работы, включая и починку нехитрой обуви. Крещен он был Акимом, но в семье мальчика все звали Толей. Всего в жизни способному крестьянскому сыну удалось добиться за счет упорной учебы и тяги к чтению. Советская власть открыла в Песочном новую школу, а белорусский язык в ней преподавал родной дядя Астрейко Иван Шаблюк, который мог часами читать наизусть Коласа и Купалу. Поэтический дар у мальчика проявился еще в школе, но первые стихи сочли подражанием Есенину и печатать не торопились.

Астрейко прилежно занимался в Минске в педтехникуме и на литературном факультете пединститута, получил богатый опыт журналистской работы в газетах Полоцка, Орши и Горок, а также в минских изданиях, перед войной, в 1940-м, выпустил свой первый поэтический сборник. С началом войны поэт стал ответственным секретарем газеты-плаката "Раздавим фашистскую гадину", его дважды отправляли на оккупированную территорию. Там поэт освоился быстро и стал одним из авторов очень острого письма белорусских партизан Адольфу Гитлеру, написанного на манер сочинения запорожцев турецкому султану. В партизанской бригаде имени Чкалова Астрейко написал поэтический сборник "Слуцкий пояс", который за полтора месяца был изобретательно издан в лесной глуши. Книгу напечатали в 1943 году на плохонькой бумаге, захваченной в разгромленном немецком гарнизоне, шрифты получили, совершив нападение на типографию в Слуцке, краску изготовили из смеси ваксы с сажей, раздобыли даже медную проволоку на переплет. Удалось издать целую тысячу экземпляров - и книга понравилась настолько, что партизаны не рвали ее на цигарки.

Поэты довольно часто бывают людьми мрачными, но Астрейко был обладателем совершенно иного темперамента. В самые непростые времена он неизменно оставался человеком жизнерадостным и совсем не случайно перевел на белорусский язык "Вакхическую песню" Пушкина. Считал, что самые лучшие девушки - в родных краях, в окрестностях Слуцка, с ними и до ста лет дожить можно:

  • Выбірай дзячыну Слуцку,
  • З ёю ты не прападзеш,
  • Па-сяброску ды па-людску
  • Да стагоддзя дажывеш.

С такой жизненной позицией вполне можно было вместо долгих лет жизни угодить и в места не столь отдаленные, но поэта хранила судьба и белорусский руководитель Пантелеймон Пономаренко, после войны ценивший талантливых литераторов. Иван Шамякин вспоминал, как проходил в 1946 году первый послевоенный пленум Союза писателей БССР: "Меня, бывшего солдата, очень удивила, порадовала демократичная атмосфера. Не было генералов и полковников. И смелость высказываний, особенно в ресторане. Анатоль Астрейко, партизан, в подпитии критиковал самое высокое начальство, читал нам остроумные эпиграммы на коллег, на министров. Не трогали только Сталина и Пономаренко... Что мы, пьяные, говорили - тот же Астрейко, Макаёнок, Рылько, - так, по теперешнем понимании того времени, нас всех должны были посадить. Не посадили никого..."

Вскоре после войны поэт написал свои главные, как сейчас видится, стихи о Немане, которые замечательный белорусский композитор, автор гимна Республики Беларусь Нестор Соколовский (1902-1950), положил на музыку незадолго до своей безвременной кончины. На всю страну величественная песня на слова Астрейко прозвучала в феврале 1955 года в Москве на декаде белорусского искусства и литературы в исполнении обладавшего прекрасным голосом народного артиста СССР Николая Ворвулёва (1917-1967). Оперного певца за выступление на этой декаде оперативно наградили орденом Ленина, а массовому кинозрителю его исполнение тогда же, в 1955-м, стало доступно из снятого на "Беларусьфильме" фильма-концерта.

Поэты часто бывают людьми мрачными, но Астрейко был обладателем совершенно иного темперамента

Время интересным образом обошлось с текстом знаменитой песни, главный посыл которой в том, что река Неман "и песня, и слава народа моего и земли", а берега ее чудесно расцвели садами после войны при советской власти. Если сравнить вариант, который в середине 1950-х пел Ворвулёв, с тем текстом, который исполнял Иосиф Кобзон, например, на "Славянском базаре в Витебске" в 1996-м, то бросается в глаза позднейшая смягченность формулировки о врагах белорусского народа, сложивших голову на Немане. В самом первом куплете первоначального варианта речь шла о том, что берега реки устланы "костями бешеных зверюг". И современникам было хорошо понятно, что имеются в виду не только захватчики совсем недавние, немецко-фашистские, но и хорошо памятные неманским белорусам поляки, владевшие этими краями до сентября 1939 года.

Астрейко совершенно сознательно не стал упоминать в своих стихах нацистов, давая почувствовать тогдашним читателям и слушателям множественность "вражьей стаи". А вскоре с текстом случилось примерно то же самое, что и со знаменитой песней братьев Покрасс о трех танкистах, где, дабы не смущать послевоенных японцев, самураев заменили как раз таки на "вражью стаю". Из песни о Немане ради дружбы с народной в ту пору Польшей исключили "бешеных зверюг", но главное вымарать было невозможно. Анатоль Астрейко ярко и доходчиво донес до массовой аудитории, что Неман отныне и во веки веков - река белорусская.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.