Институт океанологии и МФТИ снарядили в Карское море "Академика Иоффе"

Пресс-служба ИО РАН
Пресс-служба ИО РАН
9 августа из Архангельска в Карское море на борту НИС "Академик Иоффе" выходят участники научно-образовательной экспедиции по программе "Плавучие университеты". Она организована в Год науки и технологий совместными усилиями Института океанологии РАН и Московского физико-технического института (Национальный исследовательский университет) - при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Фонда целевого капитала МФТИ.

Тридцать три студента и аспиранта, выдержавших конкурсный отбор, под руководством 18 наставников - молодых научных сотрудников и преподавателей - будут в течение месяца производить замеры, ставить эксперименты и вести научные исследования. Фундаментальные и прикладные.

Что выделяет эту экспедицию в ряду других, в диалоге с "РГ" рассказал директор Института океанологии РАН, доктор географических наук Алексей Соков.

Алексей Соков: Для нас каждая экспедиция дорога. Тем более сейчас, когда из-за ограниченного финансирования их можно по пальцам пересчитать. А маршрут этой для института привычный: Арктика, Карское море - наш приоритет. В Арктику запланировано до пяти экспедиций в этом году. Одна - в Антарктику, плюс 4-5 - в Атлантический океан, это тоже традиционный для нас сектор исследований. Еще несколько мониторинговых и по времени непродолжительных - в Балтийском море.

А почему морская экспедиция в "соавторстве" с Физтехом?

Алексей Соков: Сотрудничество с МФТИ мы ведем давно, у нас уже были совместные экспедиции - в основном по программам прибрежных исследований. А вот такую крупную, с образовательным уклоном, на большом экспедиционном судне организовали впервые.

Она не в ущерб сугубо научным планам института? Ведь это затраты, и немалые. Да и судно после месяца в морях потребует межрейсового обслуживания, что тоже деньги, и немалые…

Алексей Соков: Точно не мешает. Напротив, она становится частью наших планов. Ведь все научные экспедиции имеют в основе своей бюджетное финансирование. Только средства на них по разным каналам приходят. Эту экспедицию в рамках программы "Плавучий университет" Минобрнауки финансирует в особом порядке. Она идет вне конкурса и не соперничала с другими экспедициями. Нам это только в плюс, потому что пароходы какое-то время в году все равно простаивают, а так они на 30 суток больше в деле. В сложившейся ситуации каждая дополнительная экспедиция улучшает наши экономические показатели. Потому что суда работают.

Экспедицию называют пилотной - почему? Что за этим стоит?

Алексей Соков: Мы много лет пытаемся восстановить, создать заново ситуацию, при которой молодежь могла бы ходить в море. Она должна туда ходить. А иначе как заинтересовать и привлечь в науку молодых исследователей? Ведь система производственных практик, по которой все океанологи, и я в том числе обучались, была разрушена.

Раньше очень много студентов решались на практику в Институт океанологии. Они своими глазами видели и понимали, что их здесь ожидает, на что рассчитывать в смысле возможной научной карьеры. И те, кто был заинтересован, приходили в институт на работу. То есть существовал конвейер кадровой подпитки, который много лет себя оправдывал. А потом все резко изменилось.

От старых форм отказались, им на смену ничего не предложили и не создали...

Алексей Соков: Да. В итоге образовался известный провал в среднем поколении исследователей. Поэтому "Плавучий университет" - это и для нас, и для студентов, будущих выпускников, новое окно возможностей. Сходят в море, сверят свои ожидания, в чем-то себя проявят, на кого-то из них обратят внимание, пригласят… Ради этого все и делается - чтобы привлечь действительно увлеченных, мотивированных людей к нам в аспирантуру и на работу в институт. Цель однозначная, интерес - прагматический.

Почему сами, за счет института, не можете взять студентов на практику в свои плановые экспедиции, как это делали прежде? Не целевое расходование средств?

Алексей Соков: И по этой причине тоже. Но главное в другом: средств на это просто нет. Напрямую нам они не выделяются, а выкроить из других источников и статей крайне сложно или просто нельзя. В те лучшие годы, когда это было возможно, я брал по 5-6 студентов и аспирантов в свои экспедиции. А теперь это централизованно не финансируется. И университеты из средств по госзаданию не могут такие расходы оплачивать. Только сам ученый, получатель и распорядитель гранта, решает: может он выкроить сумму, чтобы оплатить участие в экспедиции, скажем, своего же аспиранта. Или 1-2 студентов-старшекурсников, с которыми ведет ту же грантовую тему…

А в случае с "Академиком Иоффе"?

Алексей Соков: Как я уже сказал, на совместную экспедицию нашего института и Физтеха Минобрнауки выделило средства дополнительно. И не только на оплату судна (в среднем - 1,5 млн рублей за экспедиционные сутки - АЕ.), но и на тех студентов -исследователей, которые вышли в море. Это важный момент. Потому что участие в морских экспедициях научных сотрудников и специалистов нашего института, как и наших коллег из других НИИ, Минобрнауки по нынешним правилам не финансирует.

Что это значит? На судно по числу экспедиционных суток деньги выделяются. А на все остальное, включая проживание, питание, страховку, проезды и перелеты к месту выхода судна в море и обратную дорогу из порта прибытия к месту своей работы, должен оплатить сам ученый из своего гранта. Или его работодатель - научный институт или университет со строго регламентированным бюджетным финансированием…

Словом, пилотный рейс на борту "Академика Иоффе", где Минобрнауки напрямую финансирует все прямые расходы студентов - это отдушина и надежда для тех, кто связан с морской экспедиционной деятельностью. Такая форма позволяет вовлечь большое количество студентов в серьезные исследования и выявить, кто из них действительно предрасположен к научным работам в области океанологии.

Научно-исследовательское судно «Академик Иоффе» приписано к Атлантической базе флота Института океанологии РАН. Фото: Пресс-служба ИО РАН
Поделиться