Почему за выпускниками Томского политеха выстраивается очередь

32-летний Дмитрий Седнев - один из самых молодых ректоров России. Фото: предоставлено Томским политехническим университетом
32-летний Дмитрий Седнев - один из самых молодых ректоров России. Фото: предоставлено Томским политехническим университетом
Бренд Томского политехнического университета - вовлечение студентов в науку. Вуз один из первых в стране дал возможность выпускникам защищать дипломы в виде стартапов перед представителями бизнеса. Под руководством молодых ученых здесь работают 9 лабораторий, более 50 процентов высокорейтинговых статей написаны в соавторстве или под авторством молодых ученых до 39 лет. О том, как работает эта система подготовки, корреспондент "РГ" беседует Дмитрием Седневым. Спустя 9 лет после окончания ТПУ он возглавил свою Аlma mater и стал одним из самых молодых руководителей вуза в России.

Дмитрий Андреевич, как вы оцениваете завершившуюся приемную кампанию? Есть ли в этом году дефицит абитуриентов с высокими баллами по физике?

Дмитрий Седнев: Результатами я, с одной стороны, доволен, потому что мы в этом году на 30 процентов увеличили контрольные цифры приема на бюджетные места, и все они оказались востребованы. Но, с другой стороны, предварительные данные действительно показывают снижение среднего балла ЕГЭ, что мы считаем достаточно важным показателем при определении качества приема в университет.

Отмечу, что сложно находить высокобалльников по физике и информатике, ребят с технической направленностью, готовых остаться в регионе. Мы взращиваем их буквально со школьной скамьи. Но многие уезжают в центральную часть России и поступают там в ведущие вузы. Поэтому мы уже сейчас обсуждаем планы следующей кампании, выстраиваем стратегию именно по привлечению высокобалльников. В своей заявке на участие в программе "Приоритет-2030" вуз делает ставку на инженерное образование и формирование новых конкурентных продуктов, которые должны привлечь физиков и информатиков.

А как заинтересовать вчерашних абитуриентов заниматься научной деятельностью? Это "обязаловка", или студент сам приходит в науку? На каком курсе?

Дмитрий Седнев: Здесь нужно провести границу между серьезной наукой, когда человек начинает бороться за гранты, и профессиональной или проектной деятельностью, которая ведется в рамках учебного плана. Научно-исследовательской работой студенты начинают заниматься уже с первого курса, чтобы овладеть различными навыками, в том числе проведения исследований. А вовлечение их в серьезную науку происходит чуть позже - курса с третьего. Усваивая базовые принципы работы, базовые дисциплины, студент готовит себя к тому, чтобы присоединиться к какой-то из научных групп.

Но это необязательно. Например, у меня это произошло на пятом курсе. Я занимался научными исследованиями в рамках учебного плана, участвовал в различных мероприятиях, конференциях. А целенаправленно погрузился в научную деятельность, когда вуз открыл лаборатории по программе мегагрантов, и я присоединился к коллективу под руководством профессора Михаэля Кренинга.

Скажу крамольную вещь. Когда мы учим студентов через какие-то учебные гипотетические задачи, то есть шанс, что мы получим не тот образовательный результат, который хотим. А когда студент вовлекается в реальную исследовательскую или инновационную деятельность, у которой есть заказчик, результат которой оплачен и востребован, то это абсолютно другая мера ответственности, мотивация и дисциплина.

Если у студента есть собственная научная идея, может он ее реализовать?

Дмитрий Седнев: Если студент что-то пытается сделать сам - это только поощряется. Мотивированный на работу студент - это лучшее, что может быть. Мы активно развиваем технологическое предпринимательство. В вузе есть сформированная экосистема, чтобы молодые специалисты и ученые могли внедрять свои разработки в бизнес-проекты. Отмечу, что Томский политех стал первым вузом в Сибири, который дал своим студентам возможность защищать дипломы в виде стартапов перед представителями бизнеса. Предпринимательские навыки помогают ребятам понять весь процесс жизненного цикла продукта - от разработки до вывода на рынок. Только в этом году было защищено 68 дипломов в таком формате. Важно подчеркнуть: свои идеи студенты довели до конца.

Можно привести несколько интересных бизнес-проектов?

Дмитрий Седнев: Конечно. Например, электромобиль, инкубатор для новорожденных, онлайн-касса, производство ЗОЖ-водорослей, фильтр-стакан для очистки питьевой воды, робот-толкатель кормов, робот-бармен, кресло-опора для реабилитации пациентов, тканевые повязки, которые пропитываются специальными веществами с наночастицами для ускоренного заживления ран. И таких перспективных разработок у нас немало.

Студенту, который мечтает реализовать свой замысел, важно понимать, что ему придется перебрать очень много идей, чтобы найти среди них стоящую и работающую. Поэтому я хочу обратиться ко всем ребятам и сказать: если одна идея не получилась - это не повод опустить руки, две идеи - тоже не повод. У меня был год, когда мы написали подряд 13 заявок на грант. Это была колоссальная работа. Мы готовили заявку, отправляли и... она не выигрывала. Принимались за следующую. И выиграла последняя - тринадцатая! Главное - не сдаваться, верить в то, что ты делаешь, и пытаться довести это до конца.

Я абсолютно уверен в том, что в политехе любая интересная идея студента может найти воплощение. В вузе имеются высокотехнологические мастерские, в которых студенты могут проверить свои гипотезы, попробовать своими руками создать какой-нибудь продукт. У нас работают 9 лабораторий, которыми руководят молодые ученые до 39 лет. И сейчас мы подали две заявки на конкурс минобрнауки на создание новых лабораторий. Одна из них связана с перспективными материалами в области водородных энергосистем, а вторая - химией и молекулярным дизайном. Я очень надеюсь, что они будут поддержаны.

А как молодым ученым найти средства на реализацию их идей? Должны ли они сами этим сегодня заниматься?

Дмитрий Седнев: Если идея ученого востребована, то очень важно, чтобы он сам или человек из его команды мог эту идею упаковать, представить и, уж простите меня за сленг, продать. Умение привлекать внебюджетные средства на исследования - это крайне важная компетенция в наше время. Если посмотреть на структуру доходов университета, то у нас около 2 миллиардов рублей - внебюджетные доходы. И 250 миллионов из них привлечены молодыми учеными на свои исследования. Я считаю, что это достаточно серьезная сумма, которая позволяет им трудоустроиться, удовлетворить свой исследовательский интерес и заниматься любимым делом.

Внебюджетные доходы университета около 2 миллиардов рублей, из них 250 миллионов привлечены молодыми учеными на свои исследования

Как вы думаете, мотивирует студентов ваш личный пример? Ведь вы очень быстро прошли путь от студента первого курса до руководителя престижного вуза?

Дмитрий Седнев: Надеюсь, что да. Мне кажется, что их мотивирует возможность самореализации и возможность быть услышанными и поддержанными. Какие бы устремления ни были у студента, мы готовы найти для него место в системе университета, где ему будет наиболее комфортно. Будь то наука, учебная деятельность или медиатехнологии, волонтерство, стройотряды, организация досуга, развитие кружкового движения. Политех максимально диверсифицирован в этом плане, мы готовы много чего предложить. Главное, чтобы было желание.

Насколько востребованы ваши выпускники на рынке труда?

Дмитрий Седнев: Томский политех находится на седьмом месте в рейтинге Форбс по востребованности наших выпускников у работодателей. На каждого студента старших курсов приходит в среднем по семь заявок. Наши выпускники могут выбирать, где они будут работать.

За что ценятся студенты политеха?

Дмитрий Седнев: Без ложной скромности скажу, что за качество инженерной подготовки, которое у нас получают студенты. Оно дает им возможность быстро вливаться в работу компании и двигать ее вперед. Второе - это плотная связь с компаниями на протяжении всего обучения. Студенты уже знакомы с задачами, которые им предстоит выполнять, поэтому период адаптации максимально сокращен. И третье - это вовлечение студентов в практическую деятельность. Они умеют многое делать руками и головой, знают, как реализовать это на практике.

Какие у вас планы по развитию науки в вузе на ближайшее время?

Дмитрий Седнев: Мы сделали три стратегические ставки на программу "Приоритет-2030". Одна из них касается инженерного образования. Амбиции университета - стать центром развития высшего инженерного образования в России за счет создания и апробации новых моделей подготовки специалистов. Второе направление связанно с медицинской инженерией. Мы готовы создавать и производить высокотехнологичные медицинские приборы вместе с участниками различных консорциумов. Также хотим создать федеральный референсный центр медицинских технологий, где новые приборы пройдут клинические испытания и потом будут тиражироваться в России.

Третья и самая основная наша ставка на проекты в области энергетики. Речь идет как о новых источниках энергии, так и об инновационных подходах в работе с существующими. Стратегия будет разделена на три блока, среди которых традиционная энергетика, перспективные источники и фронтирное направление - водородная энергетика.

В 2020 году политех стал инициатором консорциума в области технологии водородной энергетики, к которому присоединились более 20 индустриальных партнеров. Это первый в России и самый масштабный консорциум, который работает в этой области.

На недавно прошедшем форуме "Технопром-2021" мы вместе с представителями бизнеса и науки решили, что в Сибири должен быть создан технологический центр развития водородной энергетики, работающий в экстремальных климатических условиях. У нас есть планы по созданию здесь технологического кластера, который будет называться "Водородная долина Томской области", где сможем апробировать технологии как по транспортировке, так и по хранению водорода. Думаю, что это будет востребовано не только для внутреннего потребления, но и станет нашим экспортным потенциалом.

Вопрос ребром

Сколько сегодня студент может заработать в научном проекте?

Седнев: Сумма ограничена лишь бюджетом проекта. Если студент вовлечен в научную деятельность и его компетенции нужны, он может зарабатывать от 60 до 80 тысяч рублей в месяц.

Скажем, в моей лаборатории студенты, выпускники и аспиранты заняты сразу в трех и более проектах. Ежемесячно они получают около 100 тысяч рублей. Это работа сдельная. Мы не гарантируем им такой заработок на целый год. Но когда один проект заканчивается, ребята переходят в следующий. Помимо этого они могут зарабатывать на стипендиях - университетских, партнерских, правительственных, выигрывать гранты. Многие из них потом остаются в вузе как аспиранты, как молодые ученые и тоже имеют достойный уровень оплаты труда.

Мы запустили программу внутреннего стимулирования постдоков, только что защитившихся молодых ученых. Им гарантируется зарплата на уровне 60 тысяч рублей из собственных средств университета. Есть и другие механизмы финансового стимулирования. И это дает свои плоды. Около 50% всех высокорейтинговых статей, которые публикует университет, написаны в соавторстве или под авторством молодых ученых до 39 лет.

Визитная карточка

Дмитрию Седневу 32 года, он уроженец города Северск Томской области. В 2012 году окончил Томский политехнический университет по специальности "Безопасность и нераспространение ядерных материалов", затем учился в аспирантуре ТПУ и защитил кандидатскую диссертацию. Обладатель медали РАН для молодых ученых, стипендии президента РФ. В 28 лет возглавил в ТПУ Инженерную школу неразрушающего контроля и безопасности. А спустя 9 лет после окончания университета, в 2021 году, стал его руководителем. Дмитрий Седнев разработал технологию контроля целостности и подлинности контейнеров с ядерными материалами и отходами по сварному шву, а также ультразвуковой дефектоскоп в новой конфигурации.

Поделиться