Дмитрий Дибров: Эпидемия заставила людей понять, что лучший отдых - в России

Дмитрий Дибров: Эпидемия заставила людей понять, что лучший отдых - в России

Текст: Владимир Ладный
Дмитрий Дибров пришел к нам в редакцию всей семьей: с женой Полиной и сыновьями-школьниками - Сашей, Федей и Ильей. Пришел прямо с плота, на котором они провели отпуск, сплавляясь по Дону.

Когда-то мы вместе с ним оканчивали Ростовский университет, но теперь звездная, рублевско-останкинская жизнь знаменитого ведущего, казалось бы, забросила его бесконечно далеко. И все равно несколько раз в год Дмитрий обязательно прилетает с семьей на свою малую Родину.

Как скрипач Моня "Битлз" победил

Дмитрий, вы можете позволить себе отдых в любом, самом фешенебельном месте планеты, почему же Дон?

Дмитрий Дибров: Двенадцать лет назад я ухаживал за Полечкой, и притащил сюда в Ростов друзей - Юру Николаева, он тогда вел утреннюю почту, Женю Болдина - бывшего мужа Аллы Пугачевой. Коля Василенко, неустанный креативщик, привел оркестр военного округа - они играли босса-нову. И тут Юра Николаев говорит: так ведь тут у тебя Бразилия! А когда мы с Саней Любимовым из "Взгляда" посетили левый берег Дона - он говорит - так тут у тебя Лас-Вегас!

Дон оккупирован - я вынужден это признать как казачий полковник. Лет пять назад мы с детьми подумали, что есть смысл установить на углу Соколова и Пушкинской, рядом с прекрасным битловским подвалом Женьки Маевского, памятник "Битлз", так, чтобы он был бы не просто бронзой, а чтобы он работал, был трибуной для креативной части интеллигенции, чтобы поэты читали под ним свои стихи, музыканты играли. Кинули клич, ростовчане откликнулись, в РИСИ даже объявили конкурс, студенты сделали классные макеты. Саня Розенбаум имел тут концерты, и он ходил со мной в РИСИ, вместе отбирали макеты. Это необходимо делать, чтобы такие города как Ростов не были провинцией.

Фото: Виктор Серпионов

В результате нашелся умник, написал: нельзя ставить памятник битлам, которые развалили СССР! Собрал кучу подписей, и руководство города отказало.

В итоге вместо битлов согласовали памятник ростовскому скрипачу Моне. Ну хоть так.

Дмитрий, при вашем бешеном графике работы как вообще выкроить время на отдых?

Дмитрий Дибров: Отдыхом лично я называю перемену работы. Более того - я должен сказать, что лучший отдых на свете - в Останкино. В студии, где снимается программа "Кто хочет стать миллионером".

Хопер злая река, Медведица тоже, а Верхний Дон-тихий

Но для вас-то это работа?

Дмитрий Дибров: Это работа? Да я должен за нее платить! Правда, так я думаю часа в три дня; а когда уже три ночи, а у меня еще гости в гримерной… Но недаром же Конфуций рекомендовал: найди себе работу по душе, и не будешь работать ни дня в жизни.

Фото: Виктор Серпионов

Некоторые полагают, что отдых - это когда ничего не делаешь. Глупости. А я ведь теперь еще и писатель. Писатель работает даже глядя в окно.

На маленьком плоту

Дмитрий, но неужели на плоту лучше, чем на зарубежных курортах?

Дмитрий Дибров: Где? В Турции? Посмотрите на того, кто туда едет! Он делает вид, что едет с семьей - это неправда! Первым делом он обгорает, и это единственное время, что он провел с семьей. У него теперь есть официальное извинение, почему он нашел там таких же, как он, и они сутками пьют эту дрянь, которую они там называют водкой.

Я считаю, плот, который мы с Полечкой нашли на это лето - идеально, потому что здесь всего достаточно. Например, свободы.

Фото: Виктор Серпионов

Русский мужик, чтоб почувствовать свободу, первым делом надирается и поет в караоке "Ой да не вечер". Жанне Бичевской говорю: почему вы не сказали всем, что это ваша песня? - Потому что я не хочу подрезать песне крылья.

Но какие крылья в кабаке да в Турции? Когда ты на плоту - вот это твоя свобода в полной мере. Кайф, дети визжат, официальная возможность купаться сколько хочешь. Безопасность полнейшая: глубина маленькая, утонуть невозможно. Останавливаешься в любой момент: увидел интересное дерево, заводь - вышел, гуляешь. Там бы снимать любовные сцены - красота! И людей - никого.

Даже рыбаков нет?

Дмитрий Дибров: Ну там ведь не везде рыба. Говорят - убили электроудочками, такая китайская сволочная штука - опускаешь в воду два электрода и всплывает вокруг все живое.

Зато звери непуганые, косуля прямо перед нами переплывала Дон.

Фото: Виктор Серпионов

Но в путешествии хочется увидеть что-то новое, экзотическое?

Дмитрий Дибров: А кто из россиян, даже из ростовчан, бывал на среднем Дону? Люди не выезжают из городов. Кто видел, как на самом деле выглядит Дон-батюшка? Вся история России - там! Надо пойти на плоту, только никуда не спешить. И донской ветер сам все скажет.

Слово о полку Игореве - он ведь пошел донской воды из своего шлема испить. Россия прирастала Сибирью, но Ермак-то - с Дона. Емельян Пугачев - отсюда. А тот, кто его брал - Суворов - начинал комендантом ростовской крепости.

Небо фантастическое - когда развеялись все тучи - звезды падали. Мы не можем без Дона. Родина заряжает.

Когда говорят про плот, представляется несколько бревен, перевязанных лианами…

Дмитрий Дибров: Наш не такой. На нашем поместились шесть палаток. Большой стол и скамейки - сердце плота, именно тут происходят все разговоры. Мотор - чтоб объехать мели. Но в остальное время он не работает - работает только мозг собеседника, в полнейшей тишине.

Молодежь вскладчину заказывает такие плоты и танцует всю ночь, никто не помешает, никто не скажет сделать музыку потише, это ж пустыня.

Верхний Дон пробивает себе дорогу промеж гор. И бесконечный песчаный яр, обрыв, и у него такие красивые параллельные барельефы из песка…

Мы плыли от Вешек до Серафимовича. А можно пойти и от станицы Казанской, и от Воронежа.

Фото: Виктор Серпионов

А почему не по Волге?

Дмитрий Дибров: Волга судоходна. Это другое обаяние, когда мимо тебя гоняют баржи и танкеры. А верхний Дон тихий. Притоки - те быстрые: Хопер, злая река, течением наносит песок, река Медведица тоже - нас с детьми в них сносило течением.

В России плоты - это целое движение. Между "плотилиями" отношения, плотшеринг, компания может покататься по Дону, а оттуда по Волге.

Ваше путешествие началось в казачьей станице Вешенской, и посадил вас на плот внук Михаила Шолохова Александр?

Дмитрий Дибров: Да, он благословил нас в путь. По вечерам мы включали аудиокнигу - "Тихий Дон", роман его великого деда. И такое было ощущение, что все, что Михаил Александрович описывает - все как будто вырастает в голограмме. Теперь мы знаем, что это такое - хребтины меловые. А женский монастырь! А пещеры - там знаменитый камень, и легенда гласит, что у тех, кто его поцелует - родятся дети. Отчего не попробовать - туда даже пожить приезжают.

Детям показали все казачьи фокусы - мастер-классы самые разные, например, учили изготавливать старинными методами посуду из глины, дети выжигали, раскрашивали, пилили, подбивали гвоздями сапоги, Полина варила мыло…

Фото: Тагир Раджавов

А какой прекрасный музей в Еланской - сбалансированная композиция крестов и звезд. И ведь это честно: нет ни одной казачьей семьи, где революция и гражданская война не прошла бы баррикадой. И в моей семье так. В равной мере там висят плакаты и советские, и белоказачьи. И прекрасный памятник матери-казачке - вот уж кому и белые, и красные только слезы приносили.

А музей Шолохова в Вешках. История оживает. Фрак, который Шолохов просил ему сшить в счет Нобелевской премии. Лодочный мотор, который в 1964 году ему подарили поклонники из Америки…

Клуб рублевских жен

Фото: Виктор Серпионов

Дмитрий, как ваша жена стала организатором вояжей по российской глубинке?

Дмитрий Дибров: Она создала клуб для рублевских жен. Клуб Полины Дибровой. Когда у человека все в порядке с деньгами, у него начинается проблема: чем бы заняться? Полина организовала интереснейшие мастер-классы: астрология, тарология, сексология, нумерология, психология - женская, детская, семейная, декор, тематические вечеринки.

А как-то на день рождения Полины приехали мы на Дон из Москвы большой компанией - и было лучше, чем в столице. И Полина стала организовывать путешествия членам своего клуба.

Фото: Тагир Раджавов

Еще материалы