Новости

21.09.2021 19:26
Рубрика: Происшествия

Что побуждает с виду безобидных юношей становиться массовыми убийцами

Текст: Анатолий Кучерена (адвокат, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ)
Чудовищная трагедия в Перми, где 18-летний студент юридического факультета одного из местных вузов хладнокровно расстрелял из дробовика своих сокурсников, еще долго будет оставаться предметом острых дискуссий.

Без всякого сомнения, мы вновь услышим предложения о дальнейшем ужесточении законодательства, связанного с приобретением, хранением и ношением огнестрельного оружия и усилении уголовной ответственности за его нарушение. Найдутся, как обычно бывает, и какие-нибудь "стрелочники", которые по чьим-то субъективным представлениям якобы могли предотвратить случившееся, но не сделали этого.

Не будем, однако, забывать, что за редчайшими исключениями убивает не оружие само по себе, а использующие его люди. И даже если мы полностью конфискуем все оружие у граждан, вызвав тем самым массовое возмущение у любителей охоты, проблема решена не будет.

Человек, задумавший совершить массовое убийство, найдет способ привести в исполнение свой замысел, отыскав, например, в интернете рецепты изготовления взрывчатых или отравляющих веществ. Или даже просто направив автомобиль на группу людей - такие случаи уже были. Кстати, и сам пермский убийца написал в оставленной им записке, что первоначально он планировал совершить нападение с помощью автомобиля или самодельной бомбы.

Начиная с массового убийства в школе "Колумбайн" в американском штате Колорадо, специалисты пытаются понять, как своевременно выявить лиц, замышляющих такого рода преступления, с тем чтобы предотвратить их. И - главное - что побуждает с виду скромных, застенчивых и безобидных парней брать на себя роль "суперменов", призванных очистить земной шар от "лишних", с их точки зрения, представителей рода человеческого?

Причин, безусловно, может быть названо множество, но мне бы хотелось остановиться на одной из них, тесно связанной с набирающей обороты во всем мире информационной революцией.

Уже сегодня у многих подростков с богатым воображением грань между виртуальными и реальными мирами практически полностью исчезла

Начиная с появления в незапамятные времена художественной литературы и театра жизнь человека протекала в двух измерениях - реальном и виртуальном. Читая "Божественную комедию" Данте, современники совершали путешествия по созданным воображением гениального флорентийца кругам ада, причем их переживания были настолько яркими, что они были почти уверены, что и в самом деле побывали там. "Страдания юного Вертера" Гёте и "Бедная Лиза" Карамзина побуждали юношей и девушек совершать самоубийства. Зрители в театре, будь то в древней Греции или в Англии времен Елизаветы I, наблюдая за игрой гениальных актеров, мысленно и чувственно перемещались на сцену и начинали жить жизнью героев великих драм. А ведь средства визуализации в виде примитивных декораций были предельно несовершенны.

Не случайно Антонио Грамши называл детективы и "триллеры" "духовным наркотиком": для многих людей они становились желанным суррогатом реальной жизни. Еще одним таким суррогатом являлись настоящие наркотики и другие психоактивные вещества, а также гипноз, включая массовый, порождавший порой психические эпидемии типа до конца не разгаданной эпопеи салемских ведьм.

Изобретение радио, кино и телевидения многократно усилило виртуальную составляющую жизни. Известен случай, когда радиопостановка "Войны миров" Герберта Уэллса вызвала в США массовую панику: люди подумали, что марсиане и в самом деле напали на землю, причем многие уверяли, будто и в самом деле видели марсиан. Виртуальное и реальное перемешалось.

Особенно ярко этот феномен проявился с появлением телесериалов. Теперь уже человек получил возможность жить в двух измерениях не эпизодически, а непрерывно - повседневная серая действительность и захватывающие перипетии на "голубом экране". Мне приходилось встречать людей, которые настолько вживались в роли телегероев, что начинали копировать их в обычной жизни. Причем, как правило, героев резко отрицательных. И это не удивительно: зло в яркой упаковке имеет гигантскую притягательную силу. Равно как и перспектива преодоления всех религиозных, нравственных, социальных барьеров в стремлении человека доказать самому себе, что он "не тварь дрожащая, а право имеет".

Не предсказанное ни одним фантастом создание интернета с его социальными сетями и компьютерными играми знаменует решительную победу виртуального над реальным. Значительное число людей проводят в Сети значительно больше времени, чем в обычной жизни, притом что их "сетевая" жизнь несравненно насыщеннее, ярче и эмоционально богаче.

Однако и это еще не предел. Сравнительно недавно Марк Цукерберг объявил о готовности реализовать утопию (или все же дистопию?) виртуальной Метавселенной, куда в конечном итоге переместится все человечество. В этой Метавселенной, основанной на новейших цифровых и биотехнологиях, вообще не будет никаких границ для исполнения любых желаний. Человек получит возможность в виртуальном пространстве без всяких описанных братьями Стругацкими телепортаций мгновенно переместиться в любую точку земного шара, встретиться с любым другим человеком, находящимся на расстоянии от него за тысячи километров, совершить путешествия к далеким планетам, куда невозможно добраться в принципе, и т.д.

Слегка домысливая от себя, могу предположить, что с помощью новейших технологий воздействия на человеческий мозг человек может быть "перенесен" и в прошлые эпохи и даже стать непосредственным участником великих исторических событий. Например, посодействовать Екатерине Медичи в организации Варфоломеевской ночи или покомандовать вместо Оливера Кромвеля битвой при Нейзби. Причем в отличие от современных компьютерных игр все будет совершенно как на самом деле. В этой Метавселенной Марк Цукерберг, судя по всему, отводит себе "скромную" роль бога, которому по силам не только управлять настоящим, но и "переформатировать" заново всю человеческую историю.

Эта дерзкая мечта, судя по головокружительным темпам цифровизации, - дело не столь уж отдаленного будущего, однако уже сегодня у многих подростков с богатым воображением грань между виртуальными и реальными мирами практически полностью исчезла. И чем менее интересна их жизнь в реальном мире, чем больше в ней проблем и негативных переживаний, тем сильнее желание ощутить себя каким-нибудь Рэмбо, крушащим своих врагов направо и налево. В этом плане характерны слова из записки пермского убийцы: "Я ненавижу себя, но я хочу причинить боль всем, кто встанет на моем пути".

Вопрос о том, можно ли своевременно выявить потенциальных массовых убийц, не имеет однозначного ответа. Известно, что, прежде чем приобрести ружье, пермский студент, как и положено, проходил обследование у психиатра. Психиатр, судя по всему, оказался добросовестным специалистом и направил его на платное дообследование к психологу. Это дообследование включало тест, состоящий из 500 вопросов, который юноша благополучно прошел.

Между тем, как отмечают эксперты, юноша все же, по всей видимости, страдал психическим расстройством. Отнюдь не обязательно оно было врожденным: вполне возможно, что оно развивалось постепенно на почве одиночества и недостатка внимания со стороны окружающих в сочетании с ощущением собственной неспособности справиться с нарастающими проблемами. Но для того чтобы своевременно диагностировать подобное расстройство, требуются специалисты высочайшего класса, которые вряд ли имеются среди штатных школьных и институтских психологов.

В свое время нам казалось, что всевозможные "шутинги" - это прерогатива американского образа жизни и до нас эта волна не докатится. Однако она уже докатилась: ведь случай в Перми - далеко не первый. С моей стороны было бы полной безответственностью предлагать какие-то скоропалительные пути решения этой проблемы. Такие рекомендации могут быть выработаны только совместными усилиями психиатров, психологов, экспертов в области информационных и биотехнологий и других специалистов. Одно очевидно: остановить научно-технический прогресс, отгородиться от него, замкнувшись в себе, на манер средневековой Японии, все равно не получится. Нужно думать о том, как использовать этот прогресс на благо человека и минимизировать его разрушительные свойства. Ведь виртуальный мир может стать мощнейшим средством развития и совершенствования человеческой личности. Но он должен существовать параллельно с реальной действительностью, а не сливаться с ней и тем более не подменять ее.

В регионах Происшествия Правосудие Следствие Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Пермь Стрельба в пермском госуниверситете