Новости

10.10.2021 14:22
Рубрика: В мире

Варшава признала верховенство своих законов над европейскими, чтобы поторговаться

Решение Конституционного суда Польши о верховенстве положений своего Основного закона над европейским законодательством - не более чем выгодный официальной Варшаве политический демарш, за которым ничего не последует. Выносившие вердикт судьи подстраховались на случай, если ответные меры со стороны еврочиновников окажутся слишком болезненными.
Премьеру Матеушу Моравецкому предстоят тяжелые объяснения с коллегами по ЕС. Фото: AP Премьеру Матеушу Моравецкому предстоят тяжелые объяснения с коллегами по ЕС. Фото: AP
Премьеру Матеушу Моравецкому предстоят тяжелые объяснения с коллегами по ЕС. Фото: AP

Во-первых, они заранее оговорились, что речь идет "лишь об отдельных положениях европейского законодательства", которые не устраивают Варшаву, а вовсе не о глобальном демарше против Евросоюза. Во-вторых, облекли свое решение в форму постановления, которое, как иронично пишет Spiegel "не является фундаментальным решением" и при желании может быть пересмотрено. Причем сам вердикт еще не вступил в силу, поскольку не был опубликован в официальной газете. Окончательно довел ситуацию до абсурда представитель польского правительства, который заявил буквально следующее: "Решение Конституционного суда не влияет на области, в которых Евросоюз располагает компетенцией в соответствии с договорами ЕС".

Так что же произошло на европейском политическом Олимпе - революция Варшавы против "местных небожителей" или недоразумение, которое польские власти теперь пытаются всеми силами замять в ходе непубличных переговоров с Брюсселем? Судя по звучащим из Польши объяснениям - скорее последнее. Популистское решение польского премьера Матеуша Моравецкого обратиться в Конституционный суд, чтобы тот разъяснил имеет ли законодательство единой Европы приоритет над польской конституцией, в одночасье превратило Варшаву в европейского изгоя и "мальчика для битья". Изгоя, потому что на горизонте не видно государств, которые из солидарности поддержали варшавский демарш, в то время как старожилы ЕС - Франция, Германия, Люксембург, напротив, настроены весьма решительно и пригрозили полякам изгнанием из блока де-факто. А "мальчиком для битья" Варшава рискует стать, поскольку на ней европейские институты намерены отработать механизм, как наказывать тех, кто вносит смуту и не выполняет европейские законы. К тому же еврочиновники уже убедились - польские принципы легко продаются и так же легко покупаются. Еще недавно несколько польских воеводств с гордостью объявляли свои территории "зонами, свободными от ЛГБТ-идеологии". Но стоило Брюсселю лишить эти воеводства денег, поступавших из европейских фондов, как поляки заявили, что ничего против ЛГБТ-сообщества не имеют и их неправильно поняли.

Сегодня схожая возня происходит вокруг решения Конституционного суда Польши. Варшава боязливо плюнула в направлении Брюсселя, но сделала это таким образом, чтобы до того ничего не долетело. И чтобы в европейских институтах не обиделись настолько, чтобы отправить поляков с их непомерными национальными амбициями восвояси из Евросоюза. А перепуганный собственной смелостью премьер Польши Матеуш Моравецкий поспешно объявил: "Место Польши есть и будет в европейской семье народов". Еврокомиссия, по его словам, "кажется поняла нас неправильно". Но, как говорил царь Иван Грозный в комедии "Иван Васильевич меняет профессию": "Да как же тебя понять, кoли ты ничего не говоришь?"

Впрочем, о реальных причинах конституционного демарша глава польского правительства по понятным причинам распространяться не стал. За него это подробно сделали эксперты.

Варшава боязливо плюнула в направлении Брюсселя, но сделала это таким образом, чтобы до того ничего не долетело

Ключевых причин две. Первая - внутриполитическая: правящая в стране партия "Право и справедливость" обиделась на негативную оценку со стороны Европейского суда польской системы правосудия. Варшава утверждает, что в этих вопросах не наделяла Евросоюз полномочиями и потому не желает нравоучений со стороны Брюсселя. Вторая причина вытекает из первой - Польша рассчитывала получить "жирный кусок" из созданного Евросоюзом так называемого фонда восстановления и устойчивости размером в 750 миллиардов евро. Поляки претендовали на 23 миллиарда евро в виде грантов и еще на 32 миллиарда в виде дешевых кредитов. Правительство Моравецкого даже написало "Государственный план восстановления", где распределило эти деньги. Но 1 сентября еврокомиссар по вопросам экономики Паоло Джентилони недвусмысленно сообщил, что выделение денег из фондов ЕС по-прежнему является предметом переговоров с Варшавой, касающихся "как хорошо знают польские власти" в том числе вопросов приоритетности права Евросоюза. Иными словами, денег не будет до тех пор, пока Варшава не выполнит принятые Еврокомиссией и Евросудом решения.

Остаться без европейских миллиардов стало бы самоубийственным шагом для правящей в Польше партии "Закон и справедливость". Вот и решила Варшава поднять ставки в расчете, что их европейские оппоненты, испугавшись "поднятой ударной волны", дадут слабину и сядут за стол переговоров. Но польский план по "обмену денежных знаков на правовое государство", может с треском провалиться, похоронив под собой правительство, если председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен выполнит угрозу и "задействует все доступные средства", чтобы обеспечить верховенство европейского права. В этом ее уже поддержал европарламент. И теперь если Варшава не сумеет вылавировать из возникшей щекотливой ситуации, которая, как пишут европейские СМИ "затронула само сердце Евросоюза", то итог дальнейшего противостояния очевиден. Конечно, Польша не обанкротится без европейских денег и де-юре останется в составе ЕС, поскольку без добровольного согласия никого изгнать из союза невозможно. Но при этом наверняка Варшаву будут ущемлять в правах и публично заклеймят главным противником европейского единства. Со всеми вытекающими из этого статуса финансовыми и моральными потерями.

В мире Европа Польша Международные организации Европейский союз