Худрук Сергей Ковальчик: Я работаю со смыслами

Один из крупнейших русских театров за пределами России - Национальный академический драматический театр имени М. Горького в Минске - открыл свой 89-й сезон. Уже идут репертуарные спектакли и репетиции ближайшей премьеры - мистического детектива "Братья Карамазовы" по одноименному роману Федора Достоевского в постановке известной актрисы и режиссера Ольги Клебанович. Художественным руководителем спектакля выступает Сергей Ковальчик.
Алексей Матюш Алексей Матюш
Алексей Матюш

С художественным руководителем и главным режиссером театра Сергеем Ковальчиком мы встретились после его возвращения из Москвы, где проходило заседание Экспертного совета по премиям Союзного государства в области литературы и искусства. Тайну голосования он нам, конечно, не раскрыл, но о любимом театре, семье и связях с Россией поговорил с удовольствием.

Сергей Михайлович, какие изменения ждут зрителя после грандиозного ремонта?

Сергей Ковальчик: Весь сентябрь и октябрь нашей главной задачей было восстановить рисунок прежних постановок.

Всю мощь нового светового пакета публика и мы вместе с ней ощутим только на ноябрьской премьере. Первый показ "Братьев Карамазовых" назначен на 12 ноября.

Знаю, что вы работаете и над собственным проектом - рок-оперой "Граф Монте-Кристо".

Сергей Ковальчик: Это моя давняя мечта и попытка разговора на волнующие сегодня темы в острой форме. Мы долго думали, что это будет за жанр. Остановились с композитором Тимуром Калиновским и либреттистом Игорем Скрипко на рок-опере. Музыка позволяет избежать длинных словесных сцен и не потерять идею. Мы долго не могли реализовать проект, тут "помогли" ремонт и пандемия. Поэтому я решил не спешить, а разгадывать смыслы Дюма.

К отцу (главному режиссеру Белорусского государственного музыкального театра заслуженному деятелю искусств России Михаилу Ковальчику. - Прим. ред.) обращаетесь за советами?

Сергей Ковальчик: Мы с отцом в очень хороших отношениях. Иногда, безусловно, заводим какие-то дискуссии, чтобы "размять" материал. Но результат этой разминки не может быть каким-то категоричным: мол, делай только так. Наши беседы - это скорее поиск направлений, обсуждение идей. При этом он, конечно, во время бесед всегда обогащает меня новыми знаниями. Так же, как и мама, которая была хорошей актрисой, а сейчас хороший театральный педагог.

Отец, мама, жена - все ваши близкие связаны с театром. Дома говорите о работе?

Сергей Ковальчик: Редко. Театра нам и на работе хватает. Дом для меня -это место накопления сил. А еще, кстати, не люблю, когда меня называют представителем театральной династии. Потому что династия - это когда есть как минимум три поколения. А в нашем случае я просто пошел по стопам отца. У нас пока просто театральная семья. Я вообще не вижу ничего плохого в преемственности. Есть же рабочие, врачебные династии... И этим гордятся. Это нормально со всех точек зрения.

Вы, наверное, глядя на родителей, с детства мечтали о театре?

Сергей Ковальчик: Ну что вы! В детстве я хотел быть космонавтом. Любил научную фантастику, запоем смотрел фильмы Ричарда Викторова. Как-то мы с мамой приехали к папе, который тогда работал в бобруйском театре. Он попросил меня выйти на сцену - заболел мальчик, который играл в спектакле. Я никогда не забуду того ужасного ощущения, когда смотришь в пустоту и понимаешь, что там сотни глаз - и все они обращены к тебе. Кое-как доиграл ту сцену, а после спектакля сказал папе, что театр не люблю и работать там не буду.

Как же театр стал частью жизни?

Сергей Ковальчик: Я попал в актерскую студию. Компания у нас подобралась прекрасная: Вовка Маркевич, Света Боровская, Алла Клюка, Игорь Лагутин (сейчас он актер Московского театра сатиры), Наташа Масич, работающая в театре Вахтангова… Помню, ребята репетировали какой то отрывок и попросили меня посмотреть со стороны. Я посмотрел, поправил, уточнил… Отрывок показали руководителю Виктору Николаевичу, ему очень понравился мой ход. И во мне произошел внутренний переворот: я вдруг захотел помогать другим и радоваться от того, что у них получается. С той поры мне стало неинтересно самому выходить на сцену и что-то показывать. Я захотел стать режиссером.

Недавно вы вернулись из Костромы, где участвовали в мероприятиях по случаю 200-летия со дня рождения Александра Островского. Говорят, так вдохновились, что решили поставить "Бесприданницу".

Сергей Ковальчик: У нашего театра давние связи с Россией. В 1932 году он был создан как первый русский театр БССР. Мы входим в Ассоциацию деятелей русских театров зарубежья. Конференцией в Костроме начат марафон, посвященный 200-летию со дня рождения Островского, которое будет отмечаться в 2023 году. Мне захотелось тоже что-то поставить. Выбрал "Бесприданницу".

Ваш театр - один из самых гастролирующих по России. Уже есть планы на будущий год?

Сергей Ковальчик: В этом году нашей главной задачей было выйти из реконструкции, поэтому гастрольную деятельность мы временно приостановили, чтобы привести площадку в порядок и произвести наладку аппаратуры. О планах сейчас думаем, созвонимся с регионами. У нас был большой тур по Уралу: Магнитогорск, Курган, Челябинск. Тур по Сибири: Томск, Кемерово. По Алтаю… Уральские горы запомню на всю жизнь. Как-то ехали из Томска на автобусе по тайге. И там целый час за окном была одна белая береза до самого горизонта - такая настоящая Россия. Сейчас мы репетируем Достоевского, и там у старика Карамазова есть слова: "Русская земля крепка березой. Истребят леса - пропадет земля русская…" Актерам, считаю, обязательно нужно было увидеть эту березу, чтобы понять и еще глубже прочувствовать классику, которую мы ставим.

Сергей Ковальчик: "Граф Монте-Кристо" - это моя попытка разговора со зрителем на волнующие сегодня темы в острой форме. Фото: Алексей Матош
Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.