17.12.2021 17:45
    Рубрика:

    МИД Южной Кореи опроверг "отказ от участия в бойкоте Олимпиады в Пекине"

    Прозвучавшее 6 декабря заявление США о том, что они решили устроить дипломатический бойкот Олимпиаде-2022 в Пекине, поставило Сеул в непростое положение. Хотя Вашингтон сказал, что союзники сами будут решать, следовать этому примеру или нет, но позиция "старшего брата" ясна, а потому "младшим" невозможно это не учитывать. В Южной Корее же чиновники "вертятся ужом", стараясь выкрутиться из сложной ситуации, дойдя до того, что начали выдавать такие интерпретации высказываний своего президента, которые совершенно меняют первоначальный смысл слов.
    Анна Раткогло/ РИА Новости
    Анна Раткогло/ РИА Новости

    Если верить словам официальных лиц правительства США, то они уведомили заранее своих союзников о плане провести "дипломатический бойкот ОИ-2022", обвинив Китай в нарушении прав человека. Даже если уведомление и было, то на следующий день на брифинге в МИД Республике Кореи (РК) местные чиновники все равно чувствовали себя не очень уютно, когда журналисты накинулись на них с вопросом: "А что Сеул будет делать в этой связи?" Суть длинных и обтекаемых ответов в итоге можно было свести к фразе: "Пока сами не знаем".

    Казалось бы на днях южнокорейский президент поставил волевую точку в этом споре. Когда 13 декабря во время визита Мун Чжэ Ина в Австралию журналисты попросили его лично озвучить позицию по "дипломатическому бойкоту Олимпиады в Пекине", то президент сказал: "Мы не рассматриваем вариант бойкота Олимпиады". Он также добавил, что США от них и других союзников не требовали присоединяться к бойкоту, а Китай важен Южной Кореи для укрепления мира на Корейском полуострове.

    Эти слова Мун Чжэ Ина, которые были сказаны "под запись" и при этом президентом лично, были восприняты как СМИ, так и экспертами в качестве окончательной позиции Сеула - "Мы в Пекин поедем". Соответствующие заголовки типа "Южная Корея не будет бойкотировать Олимпиаду-2022" появились в самых разных изданиях, а Китай официально поприветствовал данный подход.

    Однако буквально вчера официальные представители МИД РК выдали совсем иную трактовку слов своего лидера, ударившись в нюансы корейской грамматики, вконец запутав и себя и журналистов. В ходе очередного брифинга репортеры вновь подняли тему "бойкота Олимпиады", попросив пояснить, почему президент Мун теперь четко сказал, что участия в бойкоте не будет. Ответ дипломата несколько удивил: "Президент Мун не сказал, что "не рассматриваем вообще", а сказал лишь, что "не рассматриваем в данный конкретный момент". Стоит отметить, что перевод на русский не может полностью передать те тонкости, на которых пытается развернуть свою позицию корейский дипломат. Чиновник, беседуя с журналистами о словах Мун Чжэ Ина, использовал две несколько разные грамматические конструкции корейского языка, одна из которых говорит о действии вообще, другая же подчеркивает наличия действия в конкретный момент.

    Чиновник добавил, что "по бойкоту" в Сеуле пока вообще ничего не решили, а потому нельзя говорить о готовой позиции. "Сейчас ничего нет определенного по поводу участия нашей делегации. Позже, когда будет проведен общий анализ всех факторов, решение будет принято, но пока время-то еще есть…", - процитировали несколько СМИ слова сотрудника МИД РК на условиях анонимности. Тут стоит подчеркнуть, что оборот "сотрудник МИД на условиях анонимности заявил в ходе брифинга" в СМИ Кореи используется, когда что-то говорит абсолютно конкретный и уполномоченный делать заявления чиновник, а не какой-то таинственный источник, высказывающий свою личную позицию или мнение. То есть это официальная позиция правительства.

    В итоге получается, что теперь позиция Сеула от "мы не участвуем в бойкоте" сместилась в сторону "мы ничего пока не решили". Разница весьма существенная.

    Сами местные корейские журналисты, которые являются носителями языка, отмечают, что началась скорее какая-то непонятная игра слов с попыткой "отыграть назад" слова президента. В вопросе 13 декабря Мун Чжэ Ину было понятно, что имеется в виду, и его ответ был весьма четкий, без попыток скрыться за нюансами корейской грамматики. Хотя действительно, в своих словах Мун использовал грамматическую конструкцию, которая подчеркивает конкретный текущий момент, но часто она используется и для объяснения действия вообще. Кроме того, своими дальнейшими словам, в которых Мун подчеркнул важность Китая для Сеула в качестве главного торгового партнера, а также участника по диалогу на Корейском полуострове, президент РК однозначно дал понять о необходимости учитывать мнение именно Пекина и принять участие в Олимпиаде.

    Примечательно, что косвенно и США оспорили другую часть высказываний слов Мун Чжэ Ина о том, что "США не просили о присоединении к бойкоту". Как сообщила южнокорейская газета "Тона Ильбо", ссылаясь на слова представителя Госдепартамента, Вашингтон "четко и ясно сообщил и согласовал свое решение со странами-союзниками и партнерами". То есть южнокорейцы прекрасно понимают, чего от них хотят американцы, а последние не особо это и скрывают, хотя не хотят это выставлять как явное давление.

    По мнению корейских экспертов, вся эта ситуация с "грамматикой заявлений президента" скорее всего является неким отражением споров, которые сейчас идут между разными ведомствами Южной Кореи по поводу оптимального подхода Сеула в связи с заявлением Вашингтона о бойкоте. С одной стороны, есть соображения экономики, геополитики, а также собственно олимпийского движения: предыдущие зимние Олимпийские игры были в Южной Корее - в Пхенчхане, а потому корейцам не хотелось бы устраивать бойкоты китайцам, но с другой - есть позиция США, которые хотя и "оставили на усмотрение" союзников, но дали однозначно понять, чего они хотят. Не случайно, ряд наиболее близких союзников США, включая Австралию, Новую Зеландию, Канаду и Великобританию, немедленно заявили о присоединении к бойкоту. Правда пока Сеул, что говорится, "еще держится". По крайней мере в официальной системе ОИ-2022 указано, что от Кореи будет официальная делегация во главе с министром спорта. Это означает, что бойкот пока не объявлен. Вопрос в том, является ли эта позиция Сеула окончательной.