1 января 2022 г. 10:00
Текст: Ольга Чагадаева (кандидат исторических наук, ведущая рубрики "Открытый урок "Родины")

Алексей Лосев: "Миф всегда жизнен и состоит из живых личностей..."

О чем во все времена должен помнить каждый учитель истории
В наступившем году сотни российских школ вновь подписались на наш журнал. "Родина" давно стала дополнительным и незаменимым учебным пособием для учителей истории и литературы. Мы продолжаем публикации рубрики "Открытый урок", где даем слово лучшим российским педагогам и мыслителям прошлого и настоящего.
Русский философ Алексей Федорович Лосев (1893-1988) и его знаменитая книга.
Русский философ Алексей Федорович Лосев (1893-1988) и его знаменитая книга.

Первый открытый урок 2022 года привязан к теме январского номера - как соотносятся мифы и факты в истории нашего Отечества. Об этом вряд ли кто-то скажет лучше философа Алексея Лосева, автора знаменитого труда "Диалектика мифа". Надеемся, и вся "мифологическая" подборка "Родины" поможет учителям, ученикам и родителям лучше ориентироваться в хитросплетениях российской истории.

Вероятно, каждый учитель истории сталкивался с ситуацией, когда неравнодушный к предмету, смышленый ученик приносил на урок сенсационное известие: в учебнике всё неправда. Можно отмахнуться от школьника. Но от мифа просто так не отмахнешься. Как писал выдающийся русский философ Алексей Федорович Лосев, "не зная, что такое миф, - как можно с ним бороться или его опровергать, как можно его любить или ненавидеть?"

Нетрудно разоблачить откровенную фальсификацию или обосновать несостоятельность ложных теорий дилетантов. Но перед популярным историческим мифом рациональное знание зачастую бессильно. Поэтому задача учителя не столько развенчать миф, сколько объяснить его происхождение, причину популярности и самоценность.

Предлагаем выдержки из философского трактата А.Ф. Лосева "Диалектика мифа" (1930), изменившего представление о мифе как таковом. Тезисы Лосева универсальны: он сам подразумевал под мифом равно и древнегреческий эпос, и коммунистическую идеологию, за что и поплатился свободой.

Подзаголовки для удобства расставлены редакцией.

О реальности

Миф не есть выдумка или фикция, не есть фантастический вымысел. Нужно быть до последней степени близоруким в науке, даже просто слепым, чтобы не заметить, что миф есть (для мифического сознания, конечно) наивысшая по своей конкретности, максимально интенсивная и в величайшей мере напряженная реальность. Это не выдумка, но - наиболее яркая и самая подлинная действительность... Миф есть сама жизнь.

О мифическом сознании

Я категорически протестую против лженаучного предрассудка, что некоторым историческим эпохам, в особенности современной нам, совершенно не свойственно мифическое сознание, что наука побеждает миф.

О чувствах и разуме

Миф всегда жизнен и состоит из живых личностей, судьба которых освещена эмоционально и интимно ощутительно; наука всегда превращает жизнь в формулу, давая вместо живых личностей их отвлеченные схемы и формулы; и реализм, объективизм науки заключается не в красочном живописании жизни, но - в правильности соответствия отвлеченного закона и формулы с эмпирической текучестью явлений, вне всякой картинности, живописности или эмоциональности.

Миф всегда чрезвычайно практичен, насущен, всегда эмоционален, аффективен, жизнен... Миф насыщен эмоциями и реальными жизненными переживаниями; он, например, олицетворяет, обоготворяет, чтит или ненавидит, злобствует.

Об истинности

Нельзя противоположность мифологии и науки доводить до такого абсурда, что мифологии не свойственна ровно никакая истинность или по крайней мере закономерность. В мифе есть своя мифическая истинность, мифическая достоверность. Миф различает или может различать истинное от кажущегося и представляемое от действительного. Но все это происходит не научным, но чисто мифическим же путем.

Об осмыслении фактов

История есть ряд каких-то фактов, причинно-влияющих друг на друга, вызывающих друг друга, находящихся во всестороннем пространственно-временном общении. Кто-то воевал с кем-то, потом было разрушение страны, потом случилась еще тысяча разных фактов и т. д. Покамест история есть история этих фактов, она вовсе даже не есть история...

Куча фактов, из которых состоит, например, эпоха культурного перелома России в XVII в., должны быть осмыслены заново так, чтобы получился действительно культурный перелом, а не просто голые факты, как, например, западная живопись в боярских домах или Немецкая слобода под Москвой. Все эти факты как факты, сами по себе, совершенно ничего не значат в смысле истории. Они должны быть обняты какой-то общей концепцией, в них же содержащейся, но не появляющейся из простой их суммы.

Об идеализме

Нужно быть очень плохим идеалистом, чтобы отрывать миф от самой гущи исторического процесса и проповедовать либеральный дуализм: реальная жизнь - сама по себе, а миф - сам по себе.

О реальной науке

Существующая реально наука всегда так или иначе мифологична. Чистая отвлеченная наука - не мифологична. Немифологична механика Ньютона, взятая в чистом виде. Но реальное оперирование с механикой Ньютона привело к тому, что идея однородного пространства, лежащая в ее основе, оказалась единственно значимой идеей. А это есть вероучение и мифология. И недаром на последнем съезде физиков в Москве пришли к выводу, что выбор между Эйнштейном и Ньютоном есть вопрос веры, а не научного знания самого по себе.

Одним хочется распылить вселенную в холодное и черное чудовище, в необъятное и неизмеримое ничто; другим же хочется собрать вселенную в некий конечный и выразительный лик с рельефными складками и чертами, с живыми и умными энергиями (хотя чаще всего ни те, ни другие совсем не понимают и не осознают своих интимных интуиций, заставляющих их рассуждать так, а не иначе).

О разрушении мифа

Наука как таковая ни с какой стороны не может разрушить мифа. Она лишь его осознает и снимает с него некий рассудочный, например, логический или числовой, план. Когда "наука" разрушает "миф", то это значит только то, что одна мифология борется с другой мифологией.

О чуде

Представители "науки", опровергающие чудо с "научной" точки зрения, бьют совершенно мимо цели, ибо чудо по смыслу своему никогда и не претендует на научную и даже вообще на логическую целесообразность.