27.01.2022 19:34
    Рубрика:

    Как за 100 лет Московская филармония стала сценой мировой культуры

    Сто лет Московской филармонии - это век не только российской, советской, но и мировой музыкальной культуры. Это великие имена и великие премьеры, сотни тысяч концертов, легенды, дебюты и многие поколения постоянных слушателей. Достаточно назвать несколько имен уникальной филармонической хроники: Шостакович, Прокофьев, Стравинский, Шнитке, Щедрин, Гилельс, Рихтер, Софроницкий, Ростропович, Ойстрах, Коган, Шафран, Кондрашин, Светланов и другие.
    Пресс-служба Московской филармонии
    Пресс-служба Московской филармонии

    Сегодня Московская филармония - одна из крупнейших концертных организаций в мире и авторитетная музыкальная сцена для исполнителей любого ранга. День своего 100-летия филармония отметит большим марафоном с участием Валерия Гергиева, Густаво Дудмеля, Элисо Вирсаладзе, Дениса Мацуева, Юрия Башмета, Даниила Трифонова, Анне-Софи Муттер, Российского национального молодежного симфонического оркестра и др. Накануне юбилея состоялся разговор с генеральным директором Московской филармонии Алексеем Шалашовым.

    Кто зажигает звезды

    Ситуация для празднования непростая. К чему готовитесь 29 января?

    Алексей Шалашов: Программы наши объявлены и билеты продаются. Мы давно готовились к юбилею и еще осенью представили целую серию спецпроектов, каждый из которых символизирует исторические направления, ценные для филармонии. Это, например, цикл "Парад оркестров", где мы представляем наших постоянных партнеров - ведущие столичные и региональные оркестры, серии "Звезды мировой сцены" и "Триумф российской исполнительской школы" с участием известных в мире музыкантов.

    Уже с первых лет своего существования Московская филармония приглашала выступать выдающихся зарубежных музыкантов. Я вспоминаю про знаменитые туры в СССР Артура Рубинштейна, чьи концерты стали огромным стимулом даже для такого гениально одаренного человека, как Святослав Рихтер. Артур Рубинштейн пишет в своих воспоминаниях, как Рихтер подошел к нему в Нью-Йорке, уже будучи известным пианистом, и поблагодарил за концерт в Одессе, на котором он был еще совсем юным: те впечатления способствовали его решению стать пианистом.

    Премьера 13-й симфонии Дмитрия Шостаковича «Бабий Яр» на стихи Евгения Евтушенко. 1962 год. Фото: Пресс-служба Московской филармонии

    Только что в Зале Чайковского прошел марафон молодых музыкантов?

    Алексей Шалашов: Мы представляли их и в Большом зале консерватории. Это давняя традиция Московской филармонии, уже с 30-х годов начавшей проводить Всесоюзные конкурсы, открывшие ряд выдающихся имен - Гилельса, Ойстраха, Мравинского, Кондрашина, Флиера, Рихтера, Ростроповича. Филармония уже тогда понимала масштаб их дарования, а потом об этом узнал весь мир. Нашими приоритетами всегда оставались выявление и поддержка талантов, формирование творческих коллективов. Уже в 1923 году у нас появился Квартет имени Бетховена, а в 1928 году - первый Симфонический оркестр филармонии. Приоритетом для нас была всегда и наша аудитория. Мы ее очень любим, бережем. Даже во время пандемии, несмотря на все трудности, выпускаем абонементы, потому что не хотим потерять нашу публику. Кстати, абонементы - это давняя традиция филармонии, появившаяся в 30-е годы.

    В те годы их было немного, а сегодня уже более 200 серий по 3-4 концерта в каждой.

    Алексей Шалашов: Да, перед пандемией мы запустили в продажу 100 тысяч абонементов и до начала локдауна успели продать 60-70 процентов абонементов - вот такой был интерес и спрос. И даже спустя год, в начале 2021-го, когда из-за ограничений нам пришлось сократить количество продаваемых абонементов, все они были проданы. Сейчас, в преддверии юбилея, не хочется думать об ограничениях. Важно, что, несмотря на все обстоятельства, филармония продолжает работать и каждый день проводит концерты во множестве залов. Мы выполняем свою главную миссию - создаем и приумножаем богатство и качество концертной жизни, без которой невозможно развитие искусства и общества.

    Вы отметили, что одним из главных трендов филармонии является работа с молодыми музыкантами, открытие новых имен. Обычно это происходит на конкурсах, но существуют ли у филармонии свои технологии открытия и продвижения молодых музыкантов? Кто попадает на сцену Московской филармонии?

    Алексей Шалашов: Дело в том, что в классической музыкальной сфере нельзя перепрыгнуть через несколько ступеней в своем продвижении и в обретении аудитории. Каждый музыкант постепенно завоевывает свою публику. Кому-то понравилось его исполнение, запомнилось имя, постепенно вокруг него начинает собираться аудитория. У нас существуют многоступенчатые программы продвижения: это и "Филармонический дебют" в малых и камерных залах, и абонемент "Молодые таланты" в зале Чайковского, где выступают в один вечер несколько исполнителей, и высшая ступень - "Звезды ХХI века". Продвижение музыкантов происходит не административным отбором, а решением музыкального сообщества, в том числе, и профессионального - дирижеров, оркестров, с которыми музыкант играет.

    В такт со временем

    В ХХ веке в приоритете у публики Московской филармонии была музыка Бетховена, Моцарта, Рахманинова, Чайковского. В последние десятилетия филармония радикально расширила свои репертуарные направления, предложив публике огромные объемы современной, барочной, оперной музыки. И этот сдвиг оказался чрезвычайно востребованным.

    Алексей Шалашов: Это так, но что касается современной музыки, то для филармонии этот шаг означал возвращение к большой традиции. Известно, что наши площадки были тем историческим местом, где исполнялись многие премьеры выдающихся советских композиторов - Шостаковича, Прокофьева, Хачатуряна, Щедрина и других. Сегодня мы регулярно представляем новые сочинения, премьеры партитур в камерных залах, а в последнее время - и в больших залах.

    1962 год. Единственный визит Игоря Стравинского в СССР. Концерты в Большом зале консерватории. Фото: Пресс-служба Московской филармонии

    В хронике Московской филармонии много сенсационных событий, связанных с композиторами ХХ века - гастроли Белы Бартока, Стравинского, Пендерецкого, исторические премьеры Шостаковича, Прокофьева, Шнитке и др. Потом наступил период 90-х, когда и на Бетховена было невозможно собрать зал. Но чуть больше десяти лет назад филармония создала фестиваль актуальной музыки "Другое пространство" и фактически вернула современную музыку в большой зал. Среди крупных проектов был фестиваль музыки Родиона Щедрина. Такого рода циклы, связанные с творчеством советских композиторов, очень важны сегодня, поскольку многие их сочинения не исполнялись никогда или очень редко. Недавно, например, в зале Чайковского прозвучала Первая симфония Локшина, единственный раз исполнявшаяся в Москве более пятидесяти лет назад. Филармония развивает системно это направление?

    Алексей Шалашов: Мы, безусловно, будем продолжать "музыкальную Атлантиду", как мы ее называем. В рамках "Другого пространства" исполняются десятки произведений, которые не звучали в России или звучали очень давно. И в Камерном зале у нас регулярно проводятся такие концерты. Мы делаем все, что возможно в этом направлении, но реально не хватает исполнительских ресурсов, симфонических оркестров. Дирижеров, которые увлечены современной музыкой, не так много. Между тем эту музыку должны исполнять музыканты, которые ее хорошо понимают, являются интересными интерпретаторами, чтобы слушатель мог понять ее язык, ее новые смыслы. И нам очень повезло с Владимиром Юровским, возглавляющим фестиваль "Другое пространство".

    На стане - оркестры

    В советские времена "лицом" филармонии были крупнейшие музыканты, ее штатные солисты и дирижеры - Гилельс, Ростропович, Ойстрах, Светланов и другие. Как сегодня выглядит взаимодействие филармонии с крупными музыкантами?

    Алексей Шалашов: Сегодня уже не существует такого типа отношений, как это было в советские времена. Это понятно, потому что музыкант должен выступать, постоянно гастролировать. Если он будет в штате, то ему придется все время оформлять свое отсутствие. Поэтому сегодня артисты работают с нами на условиях долгосрочных контрактов, которые подкрепляются конкретными договоренностями по каждому концерту. Это гибкая система, которая не связывает музыкантов ни в их гастрольных планах, ни в творческих поисках. У нас есть большой круг постоянных музыкантов, но формальными отношениями мы не связаны.

    Залы филармонии были тем историческим местом, где исполнялись многие премьеры выдающихся советских композиторов

    Среди абонементов филармонии постоянно поддерживаются персональные абонементы ведущих оркестров. Это эксклюзив Московской филармонии?

    Алексей Шалашов: Это историческая традиция Московской филармонии. Такой цикл имел уже первый наш оркестр, созданный в 1928 году, потом второй филармонический оркестр, появившийся в 1936 году (ныне Госоркестр имени Е.Ф. Светланова) и остававшийся до 90-х годов нашим штатным коллективом. Абонементы получали все оркестры, которые возникали в Москве, в том числе и Большой симфонический (БСО), и те коллективы, которые возникали в 80-90-е годы. Оркестры из других городов приезжали в Московскую филармонию всегда и некоторые даже давали свой первый концерт в Москве. Лет десять назад мы сделали абонемент "Симфонические оркестры России". Но первый персональный абонемент не московского оркестра у нас получил Госоркестр Республики Татарстан под управлением Александра Сладковского. Этот коллектив пользуется большим вниманием публики, представляет разнообразные программы, и, безусловно, является украшением московской музыкальной афиши.

    Фасад для музыки

    Зал Чайковского появился у филармонии в 1940 году. Известна сложная история этого здания и необычного зала-амфитеатра, создававшегося для Театра Мейерхольда. В последние двадцать лет этот зал переживает эволюцию - усовершенствовал свою акустику, технические возможности, позволяющие вести прямые трансляции концертов, были созданы новые комфортные зоны для публики. Какие еще идеи, или ноу-хау, связанные с современными технологиями, планируете воплотить?

    Алексей Шалашов: Во-первых, мы очень рады, что акустика нашего зала нравится и слушателям, и музыкантам, потому что работа над этим велась каждый день на протяжении двадцати лет. Что касается технологий, то, конечно, у нас идеи есть, но воплощение их требует значительных средств. Сегодня любой концертный зал и любой оперный театр вынуждены регулярно обновлять свое техническое оснащение, прежде всего свет и звук, потому что и запросы растут, и технические средства быстро стареют, вырабатывают свой ресурс. Филармония будет стремиться соответствовать запросам - и публики, и постановщиков.

    К 100-летию освободили наконец от строительных лесов фасады здания филармонии. Что пришлось реставрировать?

    Алексей Шалашов: Это была огромная работа, и мы очень благодарны министерству культуры, что нашлись для нашей реставрации финансовые ресурсы и прекрасная команда специалистов-реставраторов, на совесть сделавшая свою работу. За всю историю этого здания в нем никогда не проводилось реставрационных работ - только красили фасад. Но терразитовую штукатурку, которая была первоначально нанесена, красить нельзя: она перестает дышать и разрушается. Вообще за 80 лет любое здание, как бы хорошо оно ни было построено, разрушается. У нас уже пропадал замечательный декор - барельефы, скульптурные фигуры. Часть украшений вообще пришлось снять, потому что их надо было укреплять. Теперь все восстановлено.

    В авангарде - публика

    У филармонии семь лет назад появилось новое здание на юго-западе столицы - Филармония-2. Это не совсем привычное для филармонической жизни место - отдаленный микрорайон города. Как развивается этот комплекс, сформировалась ли там постоянная аудитория и почему именно там было решено развивать основные образовательные проекты филармонии?

    Алексей Шалашов: Понятно, что никакой принципиальной разницы ни в качестве программ, ни в уровне исполнителей между залом Чайковского и Филармонией-2 мы не делаем. Там выступают те же самые исполнители и оркестры, что и на наших сценах в центре Москвы. Но действительно особым направлением работы в этом зале стало большое количество специальных программ для детей и юношества, для младших возрастов. Более 55 детских абонементов мы делаем специально для Филармонии-2, потому что этот комплекс очень комфортный для посещения с детьми. Там есть хорошая бесплатная стоянка, туда удобно приехать по субботам и воскресеньям в утренние часы, когда проходят детские концерты и спектакли. Мы очень рады, что этот зал в Москве - в авангарде воспитания аудитории классической музыки. А просветительская работа в филармонии всегда проводилась большая, и свою публику мы создавали не только в стенах центральных залов. Еще до появления зала Чайковского концерты проходили в домах культуры, на предприятиях, в городских парках. А сегодня в Филармонии-2 мы формируем уже новое поколение аудитории. Мы не даем там столько же абонементов и концертов, сколько в зале Чайковского, но стараемся отвечать на запросы публики, повторяем программы, которые проходят в центральных залах. Такой опыт есть и в европейских столицах, когда оркестр играет программу дважды: в каком-нибудь хорошем зале в предместье и в центре. Сегодня в Москве стало больше концертных залов - открылись Дом музыки, "Зарядье". Есть все возможности для того, чтобы музыкальная жизнь развивалась.

    В классической музыкальной сфере нельзя перепрыгнуть через несколько ступеней в своем продвижении

    Появление новых залов создает конкуренцию. Но у филармонии мощная абонементная система, которая дает возможность последовательно и глубоко знакомиться и с барочным, оперным, симфоническим репертуаром, с современной музыкой, здесь есть уникальные циклы великих инструментальных концертов, камерной музыки, хорового и вокального репертуара. В юбилейном сезоне открылся новый фестиваль - Генделевский. По сути, Московская филармония является сегодня своего рода музыкальной Академией - для публики любого возраста.

    Алексей Шалашов: Дело в том, что филармония и создавалась изначально как учреждение, ответственное за развитие музыкального искусства. Слово "ответственность" - это ключевое понятие, которое, конечно, отличает филармонию от просто концертного зала. Концертный зал хочет как можно более интересную афишу и как можно большее количество слушателей, а у филармонии другая миссия - думать о будущем, о том, в каком направлении нужно формировать вкусы публики, как открывать и продвигать таланты. Даже Всесоюзные конкурсы, которые организовывала филармония, она проводила не для себя, хотя победители и становились ее артистами. Мы делали и делаем все, исходя из ответственности за будущее музыкальной жизни в стране, вообще - за музыку, за сбалансированную афишу, за многое другое. И ответственность - это то, что соединяет наше прошлое, настоящее и будущее.

    Лет пятнадцать назад вы приходили с Александром Владимировичем Чайковским, худруком филармонии, на "Деловой завтрак" в "Российскую газету". Речь шла тогда об упадке филармонической жизни в России, о потерянной в 90-е годы аудитории. Мы нашли тогда образ "шагреневой кожи классики". Сейчас вы более оптимистично смотрите на перспективу филармонической жизни в России?

    Алексей Шалашов: Если оглядываться назад, то да. Мы действительно много сделали. И наша аудитория расширилась с тех пор в два раза, и концертных залов стало намного больше. И если оценивать роль Москвы в современной музыкальной жизни, то, безусловно, сегодня она является одним из самых ярких музыкальных центров мира. Это результат и нашей работы - Московской филармонии.

    Ключевой вопрос

    Сегодня центр филармонической жизни переместился из Большого зала консерватории в зал Чайковского?

    Алексей Шалашов: Да, но мы будем продолжать проводить свои концерты в Большом зале консерватории. Это традиция - выступать в зале консерватории, в котором мы все выросли как музыканты. И публика очень любит ходить в этот зал. Передо мной афиша первого концерта Московской филармонии 29 января 1922 года в 2 часа дня. В этом году 29 января в 2 часа дня состоится историческая реконструкция этого первого концерта, который проходил в Большом зале консерватории или, как он тогда назывался, Большом концертном зале Госфила. А вечером юбилейный гала-концерт к 100-летию филармонии пройдет на сцене Концертного зала Чайковского.