06.05.2022 13:54
    Рубрика:

    Как 135 лет назад русская балалайка стала Андреевской

    В 1887 году произошло значимое для российской культуры событие: Василий Андреев, реформатор русских народных инструментов, общественный деятель, педагог, композитор, дирижер, исполнитель-виртуоз, усовершенствовал русскую балалайку, сделав ее полноценным концертным инструментом. Уже через год состоялось первое выступление коллектива, который сегодня называется Государственный академический русский оркестр им. В.В. Андреева. Андреевский оркестр приглашает слушателей отпраздновать эту знаменательную дату на концерте в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии 14 мая, в 20.00. Его художественный руководитель и главный дирижер, народный артист России Дмитрий Хохлов рассказал "Российской газете" об уникальном инструменте и своем коллективе.
    Пресс-служба Андреевского оркестра
    Пресс-служба Андреевского оркестра

    Дмитрий Дмитриевич, какие метаморфозы произошли с балалайкой, что она даже получила название в честь основателя оркестра?

    Дмитрий Хохлов: Дело в том, что Василий Васильевич Андреев ее усовершенствовал. Представьте себе скрипку, ее гриф, на котором нет ладов. В этом случае музыканту на слух приходится определять высоту издаваемых звуков. Или вспомните гитару, на которой есть лады, что облегчает обучение и игру на инструменте. Андреев придал балалайке удобную форму с отмеченными ладами, чтобы люди могли быстрее научиться на ней играть.

    Интересно, что к тому времени балалайка почти исчезла в России. Сам Василий Васильевич случайно в своем поместье услышал игру балалаечника и впервые увидел инструмент. Андрееву очень понравилось характерное звучание балалайки, он понял, что это особенный инструмент, и решил научиться на ней играть, а затем усовершенствовать ее. С этого все началось. Теперь балалайка, на которой есть лады, условно называется Андреевской.

    Еще одной заслугой Андреева является создание музыкального кружка, в котором были традиционные по звучанию балалайки, которые сейчас называются балалайки-примы. Василий Васильевич решил расширить диапазон оркестра. Для этого ему нужны были инструменты более низкого звучания. Андреев ввел в состав оркестра балалайки-секунды, которые были чуть больше балалайки-примы, балалайки-альты, балалайки-басы и огромные балалайки-контрабасы. Андреев смог создать оркестр по примеру симфонического, но в котором звучали только русские народные инструменты. Затем он добавил домры, которые тоже имеют право называться андреевскими, поскольку благодаря Василию Васильевичу они, так же, как и балалайка, были возрождены после их уничтожения по указу царя Алексея Михайловича Романова. Андреев создал домру-пикколо, малую домру, альт-домру, тенор-домру, бас-домру и даже контрабас-домру. Таким образом, все разнообразие русских народных струнных инструментов сегодня является заслугой Андреева.

    Многие, когда слышат "балалайка", "домра", "гусли" и так далее, сразу представляют исключительно фольклорные мелодии и народные песни. Насколько это относится к Андреевскому оркестру в самом начале его существования и сейчас, в наши дни?

    Дмитрий Хохлов: Когда Андреев основывал кружок, ясной репертуарной перспективы, как мне кажется, у него не было. Музыканты старались исполнять в основном народную музыку. Андреев говорил о том, что народ забывает свои песни, их не поют, мелодии исчезают вместе с исполнителями. Народную музыку нужно вернуть в народ. Об этом Василий Васильевич писал Толстому, который поддержал идею возрождения народной музыки.

    Андреевский оркестр в начале своего пути делал инструментальные переложения народных песен, затем стали аранжировать оперные арии, фрагменты из классической музыки, то есть начали расширять репертуар. Андреев заявил, что его идея - это соединить балалайку и фрак. Он не хотел оставлять инструмент на "низком", "крестьянском" уровне музицирования, а хотел вывести балалайку на уровень академических инструментов, таких как скрипка или виолончель. Поэтому Василий Васильевич старался поднять и класс исполнения, и уровень исполняемого репертуара.

    То есть на концертах Андреевского оркестра сейчас можно услышать и народную, и классическую музыку?

    Дмитрий Хохлов: Совершенно верно. За 135 лет существования Андреевского оркестра было проведено множество музыкальных экспериментов, начиная от поиска оптимального состава оркестра, заканчивая специально написанной для оркестра музыкой. Также были переложения музыки классических композиторов. Я как руководитель оркестра отношусь к выбору репертуара очень осторожно. У Андреевского оркестра свой путь, и наш коллектив прокладывает себе дорогу, все ещё часто встречая непонимание со стороны многих классических музыкантов и некоторой части публики. Это представляет немалую трудность, но в этом же и наше преимущество, потому что звучание народных инструментов ни с каким другим не спутаешь. Даже за рубежом звучание Андреевского оркестра сразу же ассоциируется с Россией. И это предмет нашей особой гордости.

    Произведения каких композиторов войдут в программу 14 мая?

    Дмитрий Хохлов: Мне хотелось показать достижения оркестра, а именно произведения, которые действительно хорошо звучат в нашем исполнении.

    Мы построили программу концерта из обработок русских народных песен, произведений самого Андреева, а также Чайковского, Лядова, Резетдинова, Хинастеры.

    Есть ли какие-то нововведения, которые лично вы привнесли в оркестр? Изменился ли он со времен Андреева, когда был только создан?

    Дмитрий Хохлов: Сам Андреев в начале своего пути экспериментировал. Он ввел духовые инструменты, такие как жалейки и свирели, а вместо литавр стал использовать накры - старинный ударный инструмент. Но постепенно Василий Васильевич понял, что кроме архаики это в себе ничего не таит. Накры звучали хуже, чем литавры, а жалейки и свирели звучали не так стройно, как флейта или гобой. Мы шли по тому же пути. Сами балалайки и домры не заменить скрипками и виолончелями, конечно. У них разная природа, разное звукоизвлечение. А вот духовую и ударную группы развивали, многое заимствовали из симфонического оркестра. В том числе медные духовые инструменты, которые использовались и раньше в нашем оркестре, но я стал их чаще задействовать.

    Некоторые классические произведения просто невозможно исполнять без медной группы, иначе в звучании мы сразу проигрываем симфоническому оркестру. Баяны никак не заменят тромбоны и валторны. Так что, я думаю, если мы хотим расширять репертуар, то мы должны двигаться и в этом направлении тоже.

    Есть ли произведения, которые вам лично удалось разыскать, аранжировать, восстановить?

    Дмитрий Хохлов: Таких произведений много. Я могу рассказать подробнее о знаменитом произведении "Эй, ухнем", которое когда-то исполнялось Андреевым даже на гастролях в Англии, где публика не знала названия, но знала, что в программе концерта оно идет под номером четыре. И зрители требовали на бис "номер четыре", потому что композиция пользовалась у них огромным успехом. Я впервые прочитал об этом в воспоминаниях Андреева и его современников. Подумал: "А почему у нас в репертуаре нет этого замечательного произведения?". Долго искал, нашел старые ноты, можно сказать, заново открыл это произведение, и теперь оно звучит в наших концертах. Его очень любит оркестр, и от него также всегда в восторге публика.

    Фото: Пресс-служба Андреевского оркестра

    Вообще многое пришлось пересмотреть. Репертуар очень большой - приходилось искать самые ценные произведения. Так что работа постоянно идет в этом направлении.

    Можно ли описать людям, которые никогда не были на концертах, чем отличается звучание Андреевского оркестра от симфонического? Что приобретают произведения?

    Дмитрий Хохлов: Они приобретают более национальный характер, колорит проявляется гораздо ярче. Причем, вы знаете, не только у русских произведений. Мы играем испанскую, латиноамериканскую, французскую, итальянскую, молдавскую, азербайджанскую музыку… В звучании симфонического оркестра несколько нивелируется народный характер музыки, и становятся неразличимы все эти национальные детали.

    У нас был как-то концерт с выдающимся тенором Виргилиусом Норейкой. Во втором отделении он пел неаполитанские песни. И когда публика была уже на пике восторга, вокалист остановил концерт и сказал: "Если бы знали итальянцы, как их музыка звучит в исполнении Андреевского оркестра!..".

    Многие вокалисты говорят, что с Андреевским оркестром петь очень легко, удобно, словно паришь в воздухе. Не знаю ни одного певца, который бы отказался работать с Андреевским оркестром.

    14 мая концерт состоится в Большом зале филармонии. А на каких еще площадках выступает оркестр?

    Дмитрий Хохлов: Мы регулярно выступаем в Капелле, а также в Белом зале Политехнического университета. Часто выступали в Концертном зале Мариинского театра, я надеюсь, что эта практика вернется в скором времени. На Первой сцене Мариинского театра проходили многие наши юбилеи. Небольшие ансамбли наших солистов выступают и в камерных залах города.

    В чем вы сейчас видите миссию коллектива, которым руководите?

    Дмитрий Хохлов: Есть два направления. Внутри России его роль, помимо чисто музыкальной, художественной, еще и образовательная: многие неподготовленные слушатели находят при нашей помощи дорогу в мир большой музыки. Можно слушать современную эстрадную и рок-музыку, но она никогда не подтолкнет пойти послушать классическую музыку. Люди как пугались слов "опера", "симфония", так и будут пугаться, для них эти сокровища остаются закрыты, а наш оркестр помогает найти дорогу в Большую музыку.

    За рубежом Андреева называли "дипломат без портфеля", потому что, как писали тогда газеты, "один концерт Андреевского оркестра располагает к России больше, чем работа десятков дипломатов". Это мы видели сами на наших зарубежных гастролях. У людей менялись глаза, их было не узнать. Все впечатления и весь восторг от услышанного на концертах проецируются на Россию. Андреевский оркестр - это составляющая нашей страны, которую не стыдно показать, более того - важно и нужно продвигать.

    Мы готовимся в 2023 году отпраздновать 135-летие Андреевского оркестра. Эта дата для нас очень значимая. Мы надеемся, что к юбилею у нас появится наконец свой дом, своя репетиционная площадка и что мы достигнем еще более серьезных результатов.