17.05.2022 18:45

    Олеся Фокина: Бросившему отца наследнику обогащение не пойдет на пользу

    Олеся Фокина, режиссер:

    Конечно, чтобы разобраться в ситуации с наследством, нужно знать конкретное судебное дело до конца, быть чуть ли не участником этого процесса. "РГ" пишет, что Верховный суд отказал наследнику, который несколько лет не общался с отцом-инвалидом.

    Мне сложно оценить справедливость и правомерность того, что такого наследника можно назвать незаконным. Я только могу сказать, что человек, который не общался с отцом-инвалидом, не оказывал ему никакой материальной и моральной помощи, но получил бы в итоге квартиру или какое-то другое наследство, сам бы себя наказал. Думаю, такого человека, который обрел бы эти материальные блага, в итоге замучила бы совесть, если, конечно, она у него когда-либо была. Ведь он оставил своего родственника, немощного отца в этой квартире в страдании, одиночестве, наедине со своей болезнью. Я уверена, что обогащение дополнительными квадратными метрами этому отпрыску все равно не пошло бы на пользу. Сомнения, муки совести за содеянное - это очень тяжкие испытания. Но если же у него эти душевные качества атрофированы, то жизнь сама расставит все по своим местам. Но я почти уверена, что родственник, который оставляет своих близких в страдании, сам будет страдать.

    Я это по себе знаю, ведь у меня сейчас нет возможности повлиять на жизнь своей сестры. Поэтому этот момент слишком деликатный и тонкий, я считаю, что такую семейную историю необходимо рассматривать с разных сторон.

    А вот вопрос, кому и зачем мы в этой жизни нужны или не нужны, как я вижу, - один из главнейших. И эта проблема очень болезненная: она является некой "узловой точкой" в жизни человека или, знаете, даже я бы сказала, что бывают такие "узловые станции" на жизненном пути, когда ты сталкиваешься с каким-то материальным моментом, неожиданным проявлением корысти от близкого. Или отсутствием чести с чьей-то стороны. Мне даже, если честно, больно стало обсуждать эту тему, потому что это касается жизни каждого из нас, когда мы предстаем перед своей совестью и понимаем заслуженность или незаслуженность того урока, который она нам преподносит. Все зависит, конечно, от степени развращенности души человека, если он претендует на то, на что не имеет права.

    Однако же есть и другая сторона медали этой истории. Здесь важно рассматривать происходящее с разных сторон: как складывались отношения людей в течение жизни, не было ли психологических травм и взаимных обид. Как же жил тот родитель, что от него отстранились, как добился того, чтобы ему руки не подали, как воспитал сына? Знаете, есть такая мысль: "Как ты посмел жить, чтобы тебя предали?" Поэтому и нет у меня в эксцессе с наследством четкого ответа. Здесь очень размыты границы между добром и злом.