06.09.2022 18:20
    Рубрика:

    Леонид Рошаль: "Мне стыдно за этот суд". Как медицинское сообщество реагирует на осуждение калининградских медиков Белой и Сушкевич

    Я не отвечал в эти дни на звонки, мне трудно было все осмыслить. Пришел к выводу, что произошедшее - приговор двум калининградским врачам, Елене Белой в виде 9 лет и 6 месяцев колонии общего режима, Элине Сушкевич 9 лет колонии общего режима, это огромная трагедия для врачебного сообщества. Судья в своем напутственном слове перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта обвинял подсудимых более двух часов, без учета всего того, что представляла защита. Это напутственное слово по времени и содержанию во многом превосходило даже выступление официального представителя прокуратуры и указывало только факты виновности подсудимых. Председательствующий откровенно доказывал присяжным состоятельность обвинения и убеждал их не верить подсудимым и их адвокатам. Он перепутал роль прокурора, которую занимал когда-то, с ролью председательствующего судьи. Все возражения защитников отклонялись. Без комка в горле и слез на это смотреть было невозможно. И это, как я понимаю, прямое нарушение статьи Уголовно-процессуального кодекса - статьи 340 УПК РФ. В частности, председательствующий должен был указать на исследованные в суде доказательства, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их. Вот как раз последнего в этом выступлении и не было. Унизили не только защиту, но и все профессиональное сообщество.
    Врачи в судебной клетке: Элина Сушкевич (слева) и Елена Белая. / РИА Новости
    Врачи в судебной клетке: Элина Сушкевич (слева) и Елена Белая. / РИА Новости

    Теперь мне стало понятно, почему судья Московского областного суда с таким упорством отказывался привлекать к рассмотрению в суде мнения ведущих специалистов-токсикологов, неонатологов, реаниматологов, микропедиатров страны. С ними сыграли как с котятами. Оказывается, участие специалистов, которые излагают иную точку зрения, могут заставить суд исследовать эти все конкретные факты и мнения, а это может существенно изменить ход дела. Из предложенных хотя бы 4-5 специалистов высочайшего класса судья сделал непозволительный ход, он вызвал в суд трех и допросил их в отсутствие коллегии присяжных заседателей. Разговор был поверхностным. Результаты этих допросов были приобщены к делу, но не были доведены до присяжных, поэтому не обсуждались. Таким образом, судья попросту скрыл от присяжных иную точку зрения.

    Приговор двум калининградским врачам - это огромная трагедия для врачебного сообщества

    Не выдерживает критики судебно-медицинская экспертиза, к которой у профессионального сообщества много вопросов. Но ими суд пренебрег. Судье было ясно все с самого начала. Не был исследован важный факт повышенной с точки зрения экспертов концентрации не только магнезии, но и цинка, и железа, и других элементов в исследованных органах. Это что означает, что доктор Сушкевич вводила через пупочную вену не только магнезию, но и цинк, и железо? Или факт распределения магния в изъятых органах. Наибольшая концентрация обнаружена в желудке, а не в печени, куда магнезия попадает прямо из пупочной вены! А почему не исследована возможность получения магнезии, цинка, железа от матери ребенка, которая принимала во время беременности препараты, содержащие эти элементы? Почему не исследовалась плацента и кровь? И как можно переносить нормы концентрации от взрослых на новорожденных? Это полная безграмотность. Кстати, одна из известных микропедиатров России профессор Марина Дегтярева нашла в мировой литературе цифры нормальных показателей, в том числе и магния, у новорожденных, которые, почему-то не нашли авторы судебно-медицинской экспертизы. Но суд даже не заинтересовался этим и не исследовал эти данные.

    Доктор медицинских наук, председатель Ассоциации клинических токсикологов России Галина Николаевна Суходолова указывает на все вышеперечисленное в своих выводах о проведенной экспертизе. Более значимого специалиста в этой области в России, по-моему мнению, нет. Она также указывает, что экспертиза проведена не качественно, дважды была проведена фактически одними и теми же лицами. Не был подтвержден факт быстрого струйного введения какого-либо препарата перед смертью ребенка.

    Вообще создается впечатление, что вся экспертиза - это конкретный заказ. Магний в официальный перечень препаратов к обязательному определению в судебно-медицинской экспертизе не включен. Не понятно, почему не посмотрели ртуть, таллий, литий и другие элементы, с помощью которых также возможны отравления? Исследования подгоняли под задачу, но перестарались, так как кроме магния обнаружили еще повышение железа и цинка. Так же грубо нельзя!

    Следователь произвела выемку образцов тканей для направления в Москву 19 марта, а само постановление о проведении экспертизы подписала 20 марта, материал отдан в лабораторию в Москве только 22 марта. Кто мог иметь доступ к этим материалам и когда? Где в законе написано, что материал для исследования передается до самого постановления без проведения специальной процедуры?

    Но всеми выводами проведенной судебно-медицинской экспертизы уверенно манипулирует председательствующий судья, у которого, вероятно, достаточно знаний в неонатологии и токсикологии, чтобы свободно рассуждать на эти темы. Кто вообще давал право судье делать заключение о том, что сомнений в выводах судебно-медицинской экспертизы быть не может, что он никогда не видел такую объемную экспертизу, отмечает академик Николай Володин, президент Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины.

    Мне лично, как специалисту, который более 20 лет занимался болезнями новорожденных, участвовал в создании двух центров хирургии новорожденных (на базе детской больницы им Русакова в Москве и Московского областного Центра хирургии новорожденных на базе МОНИКИ им. Владимирского), который провел первые циклы по хирургическим болезням новорожденных на кафедре детской хирурги ЦИУ для врачей и провел на стульях не одну ночь рядом с кувезами с новорожденными, в том числе недоношенными, автору разделов монографии по болезням новорожденных - не все ясно в заключении судебно-медицинских экспертов по этому делу, как и многим другим специалистам этого профиля. Все же допущенный до заседателей только один представитель профессионального сообщества не согласился с выводами судебно-медицинской экспертизы, но даже его выступление не было обсуждено.

    И еще. Каждый кто когда-то проводил закрытый массаж сердца, особенно у ребенка, знает, что после него могут на коже оставаться характерные следы - кровоизлияния. Как раз их отчетливо видно на фото, сделанном после смерти ребенка. И как их объяснить? Значит, Сушкевич одной рукой делала спасительный массаж сердца, а другой вводила смертельную дозу лекарства в пуповину? И зачем такое варварство - вводить целую ампулу? Достаточно трех - четырех миллилитров, чтобы у такого ребенка наступила смерть либо просто чуть-чуть изменить параметры вентиляции. Кроме того, основные улики - пустую ампулу и шприц не нашли, но в то же время подсудимые сумели спрятать в наволочке подушки историю болезни, пустую ампулу от сурфактанта. Не странно ли?

    А теперь о причинах произошедшего. Доказательств убийства новорожденного путем введения сульфата магния в пупочную вену, кроме наговора заведующей педиатрическим отделением роддома, нет. Именно она заинтересована в возложении вины на доктора Сушкевич, иначе в неоказании полноценной медицинской помощи рожденному ребенку в этом родильном доме была бы виновата она. Это тот доктор, которая в начале следствия заявляла, что все делалось правильно, а через полгода вспомнила про убийство. Предполагаю, что ее могли просто запугать.

    Ясно, что моральная атмосфера в этом родильном доме была далека от идеальной. Недопустимы просьба и.о. главного врача переписать историю болезни, сокрытие под наволочкой подушки первой истории болезни и пустого флакона от лечебного препарата сурфактанта, который как раз используется для лечения болезни гиалиновых мембран. И против этого диагноза возражает судья. Оказывается, ввели. А быстрый анонимный донос в следственные органы об убийстве новорожденного разве не настораживает? Но это никакого значения для суда не имеет. Бездоказательно осуждена именно доктор Сушкевич, за спиной которой сотни спасенных жизней, благодарности родителей и поддержка медицинского сообщества.

    Нам для победы не хватило только одного голоса. При равенстве голосов, а заседателей было восемь, решение принимается в пользу обвиняемых. Но по большинству поставленных вопросов голоса разделились пять на три, т.е. нам не хватило всего одного голоса. Очень обидно. Огромное спасибо трем мужественным неизвестным героям-присяжным, которые голосовали против наказания.

    Я не могу до конца для себя решить: это все судья сейчас делал по собственной воле? Кроме того, судья решил сломать волю обвиняемых, посадив их раздельно в камеры со всеми другими арестованными. Этот судья продержал их в заточении более 10 месяцев и не сломал.

    Говорю честно: мне стыдно за этот суд. Я опасаюсь реакции медицинского сообщества. Оно напряжено. Разве нам это сейчас нужно?

    Сидеть сложа руки мы не будем, так как считаем, что осужденные врачи не виновны. Мы требуем роспуска этого состава коллегии присяжных и повторного рассмотрения дела с проведением повторной судебно-медицинской экспертизы при участии профессиональных врачебных сообществ. А нарушение норм судейской этики требует четкой оценки профессионального сообщества.

    Суд

    Московский областной суд вынес приговор двум женщинам - Елене Белой и Элине Сушкевич - калининградским врачам, которых ранее коллегия присяжных признала виновными в убийстве младенца в роддоме.

    "Суд постановил на основании вердикта присяжных назначить наказание Белой в виде 9 лет и 6 месяцев колонии общего режима, Сушкевич - 9 лет колонии общего режима", - огласил решение судья Андрей Вьюнов.

    Напомним, 24 августа коллегия присяжных заседателей в Мособлсуде сочла доказанной вину врачей в гибели ребенка. Надо подчеркнуть, что сами присяжные наказание не назначают. Судьи из народа решают только вопрос факта: доказано или нет, что подсудимые виноваты. А суд уже дает юридическую оценку, то есть выносит приговор и назначает наказание, если подсудимые виновны.

    Согласно фабуле дела, в ноябре 2018 года в родильном доме у женщины родился недоношенный ребенок с массой тела 700 граммов. По версии следствия, Белая, получив информацию о рождении ребенка в тяжелом состоянии, решила его убить с целью не допустить ухудшения статистики и негативного влияния на ее дальнейшее назначение на должность главного врача. Как утверждает обвинение, Белая привлекла Сушкевич, которая прибыла в составе реанимационной бригады для оказания ребенку медицинской помощи и дальнейшей его транспортировки в перинатальный центр.

    Врачи свою вину не признали. В 2020 году врачи были оправданы судом в Калининграде на основании вердикта присяжных. Апелляционный суд отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение, после чего находившиеся на свободе врачи были арестованы. Новое разбирательство закончилось обвинительным вердиктом.

    Как напоминают юристы, отменить вердикт присяжных можно только по каким-то процессуальным основаниям. То есть если в ходе рассмотрения дела были существенно нарушены какие-то процедуры. Основанием могут быть, скажем, нарушения при отборе присяжных, нарушения тайны совещательной комнаты, давление на присяжных и т.п. Такие случаи в практике бывают. Поэтому и сейчас дело может быть направлено на новое разбирательство только в том случае, если будут выявлены какие-то процессуальные нарушения в ходе его рассмотрения коллегией присяжных.

    Как отмечает "Интерфакс", во время следствия многие известные доктора выступили в поддержку врачей. Также Елену Белую и Элину Сушкевич поддерживало Российское общество неонатологов. Отмечалось, в частности, что в мире выживаемость младенцев с экстремально низкой массой тела - 700 граммов, рожденных на 24-й неделе беременности, не превышает 5-10 процентов.

    Подготовил Владислав Куликов