Небитые карты

Долгожданный "Атлас картографических работ Владимира Арсеньева" введен в научный оборот

Выход в свет "Атласа картографических работ В.К. Арсеньева", задуманного и реализованного во Владивостоке научным коллективом Тихоокеанского института географии ДВО РАН, - событие, без которого понимание масштаба личности легендарного исследователя и его трудов было бы неполным.

"Родина" попросила рассказать об "Атласе" его главного редактора, директора ТИГ ДВО РАН Кирилла Ганзея.

Главный редактор "Атласа" Кирилл Ганзей.

- Сама идея - опубликовать оригинальные картографические работы Арсеньева и сопроводить их фотографиями, схемами, текстами из его книг и полевых дневников, оцифровать и наложить на современную картографическую основу - возникла сразу у нескольких коллег по институту. Ведь если мы говорим об огромном вкладе Арсеньева в открытие Уссурийского края для цивилизованного мира, то как обойтись без картографии? Карты - то, без чего невозможно исследование территории.

Берег Японского моря. (Арсеньев В.К. Полевой дневник N 3 от стр. 291 по 397. Маршрут 1906 г. Фото: ПКО РГО ОИАК. Ф. 14. О. 1. Д. 3. 132 л..

Работая над "Атласом", мы взяли за основу книги, опубликованные при жизни Арсеньева. Подчеркиваю: только те, в подготовке которых он лично принимал участие. Это очень важно, поскольку после его смерти тексты подвергались редактированию, сокращению, какие-то вещи подавались под "правильным" углом, однобоко. Советская цензура решительно вычеркивала и безобидные, казалось бы, авторские обороты ("Ваше благородие...", "Бог свидетель..."), и целые страницы с "крамольными" посвящениями, рассуждениями о войнах и революциях.

Фрагмент карты реки Тетюхэ в районе Дальнегорска. 1906 год. Фото: Научный архив РГО. Р. 116. О. 1. N 181.

Мы принципиально придерживались оригинальных текстов Арсеньева. Они цитируются в "Атласе" с точностью до запятой. А оригинальными картами, полевыми дневниками, фотоматериалами более чем вековой давности - настоящим богатством! - с нами поделились Приморское краевое отделение Русского географического общества - Общество изучения Амурского края, Центральный отдел РГО и его Научный архив в Санкт-Петербурге, Музей истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева (Владивосток) и Хабаровский краеведческий музей им. Н.И. Гродекова.

Сотрудница лаборатории консервации и реставрации документов восстанавливает карту Дальнего Востока составлленную писателем Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым. Ленинград. 1975 год. Фото: РИА Новости

База для "Атласа" - десять основных арсеньевских экспедиций с 1906-го по 1930-й годы. Мы попытались посчитать, сколько времени Владимир Клавдиевич провел в тайге. Получилось, из тридцати лет жизни на Дальнем Востоке - не менее шести. А ведь кроме широкоизвестных экспедиций было огромное количество "незнаменитых" выездов, походов, маршрутов, о которых остались лишь крупицы информации.

Береговые разрезы. Фото: Арсеньев В.К. Путевой дневник № 1. ПКО РГО ОИАК. Ф. 14. О. 1. Д 10. 153 л.

Затруднительно ответить и на вопрос, сколько километров прошел Владимир Клавдиевич дикими дальневосточными дебрями. Мы не можем назвать даже приблизительную цифру. Но имея в виду, что общая площадь едва ли не полностью описанного и исследованного Арсеньевым Уссурийского края - 130 тысяч квадратных км, можно сказать: за годы таежных странствий было пройдено много тысяч километров. И все пешком, на лошадях... В основном пешком.

Полевые чертежи р. Амур. Фото: Арсеньев В.К. Путевой дневник экономического обследования № 2. ПКО РГО ОИАК. Ф. 14. О. 1. Д. 30. 233 с.

Было очень интересно взять старые карты Арсеньева и наложить их на современную картографическую основу. Понять, что изменилось с развитием науки и техники, исследований из космоса, сравнить и оценить достоверность информации, возможность ее пространственной привязки в далеком прошлом и сейчас. Так вот: опубликованные в "Атласе" фрагменты полевых дневников Арсеньева с изображением рек, береговой линии, мысов при наложении на современную карту дают почти стопроцентную идентичность! Остается удивляться, насколько скрупулезно это было изучено и точно отрисовано. И это век назад, когда не было не то что цифровой техники или джи пи эс станций, но даже точных нивелиров, теодолитов и прочей классики геодезии. Всё из личных наблюдений, находок, всё по бумаге ручкой или карандашом, аккуратным и разборчивым почерком...

Жерди и палки, на которых сушится рыба. Фото: Арсеньев В.К. Полевой дневник N 2. ПКО РГО ОИАК. Ф. 14. О. 1. Д. 11. 153 л.

Та же картина - по части климата Уссурийского края, исчерпывающее описание которого дал Арсеньев. Наши специалисты-гидрометеорологи были поражены тем, насколько совпадают сегодняшние границы климатических зон с теми, что дает Арсеньев - достоверность столетней информации высочайшая! Естественно, есть определенные различия, появились новые подробные данные, изменились представления. Но вот что удивительно: Арсеньев исследовал климат, исходя из концепции бассейнового подхода к изучению географических объектов. Эта концепция была научно обоснована лишь в начале 2000-х годов. Так что мы вправе говорить об интуиции исследователя, обогнавшего свое время.

Карта инородческого населения Дальнего Востока по материалам В.К. Арсеньева.

Отдельный раздел "Атласа" - вопросы освоения и заселения юга Дальнего Востока в начале века. Оригинальная арсеньевская карта распределения русского населения с авторскими пояснениями представляет особую ценность. Автор повести "Дерсу Узала" любил малые коренные народы, знал их обычаи, верования, образ жизни, разумный и достаточный подход к пользованию дарами природы - много об этом писал, издал словарь удэгейского языка...

Украшения с использованием монет. Фото: Арсеньев В.К. Полевой дневник N 2. ПРО РГО ОИАК. Ф. 14. О. 1. Д. 6. 191 л.

Выводы? Их, основных, несколько.

Во-первых, картография Арсеньева - это детальная проработка и высокая точность топографической привязки.

Во-вторых, она соответствует современным реалиям и картам и дает возможность их сравнивать, исходя из динамики природных процессов за сто последних лет.

В-третьих, Арсеньева характеризует системный подход к изучению территории. Этим он выгодно отличается от иных приезжавших сюда исследователей и путешественников. Не отрывочные непродолжительные работы - базовое исследование, начиная с рельефа и геологии и заканчивая вопросами освоения.

Арсеньев, извините за каламбур, был последним первооткрывателем Уссурийского края. Тот, кто пришел за ним, - следовал его маршрутами, сверялся по его картам, опирался на его полевые материалы. Мы видим, что и сейчас результаты работы Арсеньева не потеряли актуальности. Уверен, они найдут отражение в новых научных исследованиях географов, археологов, этнографов.

Записала Наталья Островская

Фото и иллюстрации: Тихоокеанский институт географии ДВО РАН