"Проявление какой-то внутренней ущербности, даже плебейства". Почему в центре старой Москвы три четверти вывесок на чужих языках
Сергей Куксин/ РГ

"Проявление какой-то внутренней ущербности, даже плебейства". Почему в центре старой Москвы три четверти вывесок на чужих языках

Сергей Куксин/ РГ

"Проявление какой-то внутренней ущербности, даже плебейства". Почему в центре старой Москвы три четверти вывесок на чужих языках

Текст:
Елена Новоселова
Что скрывается за дверями "Faceology"? Какой ассортимент предложит "Mollusca"? Эти и другие ребусы "РГ" пыталась разгадать, прогуливаясь по одной из старинных московских улиц с членом Совета по русскому языку при президенте РФ Маргаритой Русецкой.

Дом львицы

Центр. Большая Дмитровка. Здесь познакомились поэт Маяковский и художник Родченко, чтобы создавать гениальные, с точки зрения маркетинга, вывески на русском языке. Мы же выбрали эту улицу потому, что рядом Госдума, где 13 декабря в первом чтении рассматривают законопроект о защите русского языка от излишних заимствований. Прямо на Дмитровке находится и Совет Федерации, где много раз поднимали вопрос о чистоте русского языка и о грамотности наших чиновников.

Ветрено. У театральных касс охотятся за бюджетными билетами аккуратные старушки, школьницы на экскурсии замирают у сияющих витрин зарубежных бутиков. К брендам у нас претензий нет: закон "О рекламе" не требует переводить их на кириллицу. Да и смешно это выглядит: "Луи Виттон", "Армани"… С нашими магазинами вопрос сложнее. Хотя приходится признать, что импортные названия - давняя традиция московских купцов. Например, в доме, где сейчас находится Московский театр оперетты, был магазин, принадлежавший одному из столичных богачей - Гавриле Солодовникову. Он назвал его "Au bon marchе" (с французского - "По доступным ценам"), чем немало позабавил извозчиков, которые запруживали улицу в дни спектаклей.

Фото: Сергей Куксин/ РГ

Неподалеку от театра оперетты, вверх по Дмитровке, удобно устроилось кафе "Tehnikum" - кирпичные и деревянные поверхности, лаконичная мебель - продвинутый "лофт". Когда-то на этом месте был двор богатых людей Собакиных, родственников третьей жены Ивана Грозного, потом там обитал московский вице-губернатор, теперь вот едят москвичи и гости столицы.

- Почему латинскими буквами? Потому что это модное гастробистро? Уж не латинскому ли языку там обучают? - размышляет Русецкая.

Пройдя пивной с милым нерусским названием "Mollusca", предлагающей невероятное количество способов приготовления мидий, мимо сквера Майи Плисецкой, можно попасть в клондайк латинских вывесок. В советские годы дом №16 прославился на весь мир чудесной историей про львицу в коммунальной квартире. Хозяйкой ее была писательница и сотрудница зоопарка Вера Чаплина, которая взяла львенка, брошенного матерью, выхаживать домой. Теперь 16-й дом приветливо поблескивает вывеской магазина обуви "Kicks Town".

Фото: Сергей Куксин/ РГ

Рядом салон красоты "Faceology" (если переводить с английского, будет что-то типа "Лицеведения") заманчиво предлагает уход, массаж и прочие радости.

Фото: Сергей Куксин/РГ

А в следующем подъезде - петербуржская фирма одежды с коротким, напоминающим об аэропортах названием "Gate31". Обсуждаем, как было бы здорово перевести его на русский язык по-питерски, как "Парадная".

- Чем не название для брендовой одежды? Звучит красиво и многозначно", - говорит филолог.

Фото: Сергей Куксин/ РГ

Конечно, дело хозяйское, как назвать свой бизнес. Общество может лишь сетовать на отсутствие языкового вкуса, указывать на закон о рекламе, который давно действует и предписывает дублировать вывески на государственном языке, и удивляться, почему "GULYAEV: made in Russia", а не "GULYAEV: сделано в России"?" Во время своей прогулки мы не нашли фасада, где в той или иной степени не нарушался бы закон. Например, "О защите прав потребителей", если в вывесках, наименованиях или описаниях товаров есть непонятные слова. "Получается, на этой улице кроме как иноязычных покупателей никого не ждут? - говорит наш "гид" и упирается взглядом в надпись на старинной кириллице: "Галерея Михайлов. Русское ювелирное искусство". - Как глоток свежего воздуха, кусочек старой Москвы".

А вот переводить на кириллицу названия брендов закон "О рекламе" не требует. Фото: Сергей Куксин/ РГ

"Лингвистическая диктатура"

По мнению Русецкой, все документы, которые нужны для того, чтобы очистить и улицы, и законы от избыточных иностранных слов, уже приняты, необходима только воля чиновников к их исполнению. Ведь когда, к примеру, открывается новое заведение, - магазин, парикмахерская, кафе, - документация, в том числе и по названию, согласовывается с властями. Почему бы им не заметить явные нарушения?

Что же касается нового законопроекта, который в очередной раз всполошил общественность, он лишь напоминает о норме, которая уже есть в законе "О русском языке как государственном". Отслеживать ее исполнение должна была Федеральная антимонопольная служба. Но за все годы, пока действует закон, в ФАС не поступило ни одной жалобы на оскорбленное иностранными словами чувство родного языка. По крайней мере, нам неизвестно ни об одном судебном разбирательстве.

- То есть норма в законе есть, но не работает. И в пояснительной записке к новому проекту опять нет обязательных требований к органам, выдающим разрешения, лицензии, права, - объясняет Маргарита, которая является еще и депутатом Мосгордумы, где вместе с юридическими службами и лингвистами пытались "включить" неработающий закон.

Попытки закона регулировать язык предпринимаются постоянно, подхватило их и издание "Панорама", специализирующееся на фейках, и тут же предложило свой вариант: соцсети вторую неделю подряд обсуждают новость о Федеральной службе лингвистической безопасности (ФСЛБ), где, якобы, уже идет набор кадров и разрабатываются нормативные правовые акты.

Фото: Сергей Куксин/РГ

Камергерский, Столешников, Козицкий - чудесные московские топомимы, ветки на стройном дереве Дмитровки. Которая, к сожалению, не обошлась ни без своего "бизнес-центра", хотя "деловой центр" звучит вполне респектабельно. Ни без своей "Плазы".

- В соединении со старорусским названием "Столешников" воспринимается, на мой вкус, как пошлость, - Маргарита Русецкая вспоминает, как недавно ей попался на глаза каталог новых жилых комплексов столицы. ЖК "Victory Park Residences", ЖК "Famous", ЖК "Mod"… - Такого 95 процентов. По мне, так это проявление какой-то внутренней ущербности, даже плебейства. Бизнес себя ощущает более значимым и конкурентоспособным, если называет свой "корабль" не по-русски, а по-европейски. В его картине мира нет представления, что русский язык может означать высокое качество, модность и современность.

И вот что особенно грустно: вывески-то поменять легко, а самосознание сложнее.

Прячась за кириллицу

- И что, соберется, как сказано в новом проекте закона, некая лингвистическая экспертиза, возьмет, например, слово "иностранный" и решит поменять его на "чужестранный"? - спрашиваю, не скрывая иронии.

- Такая собирается, например, в Институте франкофонии в Париже, - моментально реагирует Русецкая. - Вполне государственная структура, действует не первый год, борется с массовой атакой заимствований на французский язык. Удалось же им победить такие популярные английские слова, как "компьютер" и "онлайн"!

Мимо на приличной скорости проносится автомобиль с ярко-оранжевой надписью "Московский каршеринг". Иностранные слова русскими буквами - один из способов обойти закон о рекламе. "Тут все чуть-чуть сложнее, - объясняет Маргарита. - Дело в том, что слово "каршеринг" стало общеупотребительным. И обозначает явление, которого не было еще в нашей жизни. Это неологизм, который хоть и является заимствованием, но не нарушает закона о рекламе" (неологизмы не считаются иностранными словами - прим. ред.)

Фото: Сергей Куксин/РГ

Впрочем, другой пример, как прячут за кириллицей иностранные слова, тут же попадается на глаза. Вот у самого Страстного бульвара ядовито-изумрудными буквами зазывает голодных прохожих точка здоровой пищи "МИЛТИ". Название явно спродуцировано из английского "meal" - еда. Если прибавить к нему хвостик-суффикс "-ти", размышляем мы, получится по-русски что-то типа "едальная". Чем хуже непонятного и малоаппетитного "МИЛТИ"?

Итог нашей экскурсии - только каждая четвертая вывеска на родном языке.

Кстати

В 1937 году Большую Дмитровку, которая после революции носила имя автора "Интернационала" Эжена Потье, переименовали в Пушкинскую улицу в связи со 100-летием со дня смерти А.С. Пушкина. В одном из ее домов в 1830 году он проиграл крупную сумму денег карточному шулеру Огонь-Догановскому. Этот проигрыш Пушкин выплачивал по частям в течение многих лет, и последнюю часть выплатили его наследники уже после гибели поэта на дуэли. В 1993 году улице было возвращено ее историческое название.

Справка "РГ"

Маргарита Русецкая - депутат Мосгордумы, директор Корпоративного университета московского образования.

Мнение

Живу в Огонек Village, читаю "Капотню Daily"

Юрий Пронько, телеведущий:

- Занимаюсь в спортзале с английским названием. Находится он в ТРЦ с английским названием. Рядом поднимают стены клубного дома с английским названием. Кофейня напротив с английским названием. Только рядом стоящая "Точка" стала русской, но я не ем такую еду. Накануне мне написали, что, дескать, это рынок. Люди не хотят жить в деревне Огонек, они хотят жить в Огонек Village. Удивлен. Это незнание языка или глупость? Переведите на русский слово village - "деревня". Или слух так ласкает? Мол, я читаю "Капотню Daily", а не "Новости Капотни"?

Ну это же тупость!