07.12.2022 08:48
    Рубрика:

    В Омской области начался судебный процесс о лишении родительских прав многодетной омички. Но в деле все не так однозначно

    В Тарском районном суде Омской области начался процесс по иску органов опеки и попечительства к 24-летней Надежде Привалихиной. Чиновники требуют лишить молодую женщину родительских прав и передать ее троих сыновей под опеку.

    Судный день

    Надя живет в деревне Чекрушево и воспитывает трех мальчишек - пятилетнего Богдана, трехлетнего Илью и восьмимесячного Сашеньку. В свидетельстве о рождении в графе "Отец" у всех детей стоял прочерк. В российской глубинке небогатые семьи обычно так делают, чтобы получить лишнюю тысячу рублей пособий. Но по факту папа у детей был. Бывший детдомовец Виктор Вшивков калымил вахтами на Севере и дома появлялся редко. А Надя с тремя маленькими ребятишками круглые сутки крутилась одна. Младший Сашенька родился с патологией - врожденным косолапием. Прооперировали. Выходила. Вернулись домой. Малыш должен 23 часа в сутки носить специальные брейсы, за ним требуется особый уход. Ближе к осени к Надежде зачастили представители центра социального обслуживания, который по иронии судьбы тоже носит имя "Надежда". Якобы для того, чтобы помочь многодетным. По словам матери, один раз привезли старые игрушки, в другой раз несколько листов для раскрашивания, потом попросили расписаться за пожарную безопасность.

    Историю Надежды Привалихиной мы рассказали 29 ноября.

    А 2 ноября внезапно приехали вновь - с представителями органов опеки и инспектором ПДН. Надежда спала, малыш лежал в кроватке, братья играли рядом. По словам проверяющих, они долго не могли разбудить мать. Поэтому решили, что она пьяна. Детей завернули в одеяла и увезли.

    - Я бежала за ними раздетая по сугробам, хватала за руки, хотела забрать Сашеньку, - говорит Надя. - Потом мне сказали, что такое поведение - показатель моей неадекватности. А я просто вымоталась с малышами, всю ночь не спала, чувствовала себя плохо, у меня низкий гемоглобин.

    Что было с Надей на самом деле - точно уже не установишь. "Скорую помощь" никто не вызвал, врача не пригласили, медосвидетельствования на алкоголь не проводили. Видеосъемки отобрания детей нет. На фотографиях, сделанных службой опеки, - разбросанные по квартире вещи. Беспорядок, который нередко бывает в доме, где много детей. Бокалов, рюмок или початых бутылок на снимках нет. В сопроводительных документах написано, что в холодильнике обнаружили десяток яиц, два пакета молока, батон, кусок сыра, кетчуп, майонез и отсутствие свежеприготовленной еды. А еще было прохладно. По ощущениям. Но столбик на термометре опять же зафиксирован не был. Однако на этих основаниях проверяющие решили, что имеется угроза жизни и здоровью детей.

    Уставшая мама крепко спит, а дети играют рядом - это достаточно обыденная ситуация. Но не исключено, что в этот момент действительно может произойти несчастье.

    Однако Надежда моментально пришла в себя, осознала, что рискует потерять самое дорогое, и поехала в Тару искать своих малышей. Нашла их в местной больнице, сутки лежала вместе с детьми и ухаживала за ними, потом ее выпроводили: не положено...

    Тогда Надя стала носить мальчишкам передачки. Но однажды узнала о том, что из больницы пропал маленький Сашенька. И она нигде его не может найти.

    Ребенка отдали как котенка

    "РГ" начала собственное расследование. К поискам ребенка подключились правозащитники. После резонанса в соцсетях в Тарский район экстренно выехала комиссия регионального минобра.

    И маленький Саша нашелся. В городе Екатеринбурге! Под предварительной опекой в семье... потенциальных усыновителей. Как оказалось, 47-летний директор крупной коммерческой организации на Урале и ее 29-летний спутник зарегистрировались в едином реестре усыновителей только 8 ноября. А 11 ноября уже получили постановление о предварительной опеке над мальчиком.

    Чужие люди увезли восьмимесячного Сашу на машине в другой регион, за тысячу километров. Разлучили с братьями и мамой. Ничего не сообщили об этом родной бабушке, проживающей в той же деревне. Мальчика спешно сняли с медобслуживания, из тарской базы данных он исчез.

    - Мы были потрясены произошедшим, - говорит президент Ассоциации по защите интересов семьи "ДОМ" Алеся Григорьева. - Совершенно посторонним людям ребенка отдали как котенка - в нарушение всех норм и правил. Его мать пока не лишена родительских прав и по закону имеет право навещать своего сына. У него есть кровные родственники, имеющие преимущество в оформлении опеки. Бабушке всего 50 лет, и она готова воспитывать своих внуков.

    После разгоревшегося скандала опекуны вернули Сашеньку в Тару. Виктор Вшивков решил узаконить брак с Надеждой и установить отцовство в отношении трех детей. В этот же день мальчишек вернули отцу. Ведь родительских прав он не лишен, предосудительных поступков не совершал...

    Однако постановление об отобрании детей глава Тарского района не отменил. Иск о лишении Надежды родительских прав из суда не отозван. Следовательно, о том, чтобы сохранить детям родную семью, не идет и речи.

    - Я много лет проработал в полиции, видел немало трагедий, поэтому считаю, что детям будет лучше с опекунами, - пояснил "РГ" глава Тарского района Евгений Лысаков.

    Надя ранее уже привлекалась к административной ответственности - ее дети бегали возле дома одни. После этого случая семью и поставили на социальный патронаж. Впрочем, как выяснилось, местные власти многодетной матери ничем не помогли. Абсолютно никаких мер поддержки, положенных семье, попавшей в сложную жизненную ситуацию, Привалихиным не оказывалось. Детям Надежды никогда не выписывали бесплатную молочную смесь или лечебное питание, им не выделяли оздоровительных путевок. Многодетная семья не стоит в очереди на земельный участок, не получала древесину для личных нужд, не участвует ни в одной программе по улучшению жилищных условий.

    Чиновники отказываются протянуть руку помощи молодой семье. А если суд лишит Надежду родительских прав или ограничит ее в них, семья будет разрушена. По закону дети останутся с отцом. А матери придется собирать чемодан и уезжать из деревни. Ведь она лишится права воспитывать сыновей. Ехать ей некуда. Разводиться и делить избушку?