Не надо бояться эклектичности прошлого. Надо принять его таким, какое оно есть
    Михаил Швыдкой - о том, как кипит жизнь в Калининграде
    25.07.2023 18:23
    25.07.2023 18:23
    Поделиться
    В минувшую пятницу в Балтийском филиале Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (ГЦСИ Калининград) концертом Владимира Мартынова открылся культурно-просветительский проект "Автоархеология. Онтография. Тактильная сопричастность". Соавтором композитора выступил Дмитрий Пошвин, отвечающий за визуальную целостность этого художественно-образовательного послания публике.

    "Мартынов. Воспоминания" - сорокаминутная композиция, которую Владимир Иванович исполнил на старом пианино марки "Терек" с раскрытыми струнными одеждами и молоточками. Она напоминала тему с вариациями - автор словно вслушивался сам в себя, извлекая нечто постоянно звучащее внутри, что и составляет неизменность человеческого существа, но по мере исполнения она расширялась и обретала новые мощные, распирающие пространство звучания. Старый инструмент звучал как орган в Кафедральном соборе. Мерная ритмика, как шелест волн в штиль, словно обретая независимость от исполнителя, взрывалась будто шторм на море. Но автор усмирял ее, возвращал к первоначальности, вслушиваясь в себя, к той повторяемости, которая ведет нас от детства к зрелости и старости. Мы неизменны и изменчивы. Окружающий мир испытывает нас на излом, но и привносит в наше природное существо много неожидаемого. Единство в многообразии - суть мира и человека. Всего сущего и живого. В музыкальных "Воспоминаниях" Мартынова знакомое кажется незнакомым, а оригинальное неожиданно воспринимаешь, как когда-то услышанное. Так живут человек и мир.

    Символично, что впервые услышал эту композицию в Калининграде, где тема воспоминаний всегда парадоксальна. Здесь прошлое имеет разную глубину и обличье. В городе с причудливой, но определившейся историей, где смешались языки, религии и эпохи, получившие с середины прошлого столетия новую динамику развития на советской, а потом и на российской почве.

    В Калининграде тема воспоминаний парадоксальна, а прошлое имеет разную глубину и обличье

    Но и до предсоветского прошлого здесь, что называется, рукой подать.

    Если вы захотите сделать селфи с Иммануилом Кантом, то, понятно, надо добраться до Калининграда, дойти до центрального входа в Кафедральный собор и, огибая его с левой стороны, по дороге к могиле великого философа вы увидите замечательный аппарат, исполняющий заветную мечту каждого, кто хочет сфотографироваться с автором "Критики чистого разума".

    Не уверен, что все желающие получить заветное селфи читали этот выдающийся трактат, равно как и другие великие труды кенигсбергского мыслителя, прославившего этот балтийский город, пожалуй, что больше его других уроженцев. Даже более Эрнста Теодора Амадея Гофмана, получившего известность уже в Берлине.

    Но не стоит сердиться на туристов, кому фотография с Кантом важнее чтения его трудов. Как и на тех, кто решил назвать сеть магазинов именем автора этой бессмертной работы. Как и многих других, прославивших гения, в том числе и той, где он занят изучением метафизики права и нравов. Но даже он, наверное, не был специалистом в области маркетинга и не смог бы объяснить причину, по которой имя Кант дают "Вашему магазину у дома", а именем героя авантюрного романа Томаса Манна называют ресторан в Светлогорске.

    Не надо бояться эклектичности прошлого, которое проступает в настоящем

    Поверьте, "Феликс Круль" - стильное место, где можно очень вкусно поесть. Равно, как и очень неплохо отовариться в "Вашем магазине у дома". Во всех этих сближениях гениев и их творений с калининградской повседневностью есть своя неизбывная прелесть. Величия, которое становится естественной частью жизни. Если пекарня с первоклассной выпечкой называлась бы "ВДНХ", ее вкуснейшие изделия разбирали бы все-таки с меньшим удовольствием, чем сейчас, когда она называется "Вы достойны настоящего хлеба". Впрочем, ее местоположение, когда открывается вид на восстановленный Кафедральный собор, вечно недостроенный Дом Советов и Новую синагогу, конечно же, способствует притоку покупателей.

    Не ищите в моих словах иронической укоризны. Напротив. Калининградцы одомашнили свою историю, приспособили к тем превращениям, в котором Альбрехт Бранденбургский, последний великий магистр Тевтонского ордена и первый герцог Пруссии, уживается рядом с Петром I и императрицей Елизаветой Петровной, принявшей власть над этим краем в процессе Семилетней войны. Имена маршалов Василевского и Рокоссовского, генералов Черняховского и Баграмяна, руководившими освобождением Восточной Пруссии от немецко-фашистских войск, упоминаются вместе с рассказами об Алексее Леонове, учившимся рисовать в здании бывшей Академии художеств и здесь впервые ощутившим "космос внутри". Как справедливо заметил Илья Дементьев, замечательный знаток истории Калининградской области, "не надо бояться эклектичности прошлого, которое проступает в настоящем. Надо принять его таким, какое оно есть, - и все встанет на свои места".

    Серьезный подъем, начавшийся в области в минувшие два десятилетия, с момента подготовки к празднованию 750-летия города, когда наряду с восстановлением памятников создавали новую инфраструктуру, и прежде всего дороги, дал ощутимые результаты. В Калининграде кипит жизнь. И не только на острове Октябрьский, где полным ходом идет строительство Культурного кластера, который качественно изменит социальное бытие региона. Несмотря на проблемы, вызванные COVID-19, санкции после начала СВО, область остается привлекательной для инвестиций, причем не только в туристическую сферу и сферу услуг, но в промышленность, сельское хозяйство, рыболовство. Эта новая история Калининграда становится неотъемлемой частью того многовекового прошлого, которое лишь помогает движению в будущее.

    Михаил Швыдкой
    доктор искусствоведения
    Поделиться