23.11.2018 15:19
Рубрика: Власть

Верховный суд допустил продажу единственного жилья должников

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного суда России приняла решение, допускающее включение в конкурсную массу единственного жилья гражданина, который проходит процедуру банкротства. Об этом сообщает агентство "Интерфакс". Текст самого решения пока не обнародован. Однако, судя по другим материалам дела, речь о том, что должника подозревают в недобросовестных действиях, и формально единственное жилье на деле не является таковым.

Фото: Depositphotos.com

"Единственное жилье гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и реализовано с торгов, следует из решения Верховного суда. Коллегия ВС РФ удовлетворила кассационную жалобу на акты нижестоящих судов, разрешивших должнику спасти свою пятикомнатную квартиру площадью 198 кв. м от реализации".

По данным агентства, конфликт между ответчиком и его кредитором длится почти 10 лет. Суды в 2010-2011 годах признали наличие долга на сумму более 8 млн рублей, но должник передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, та же подарила ее дочери. Затем, правда, суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье, стоимость которого составляет около 28 млн рублей, в единоличную собственность должника.

В апреле 2017 года должник, долг которого перед Кузнецовым с 8 млн рублей вырос до 13, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В августе суд удовлетворил его просьбу и ввел процедуру реализации имущества. В том же месяце Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Арбитражный суд Москвы, апелляция и кассация встали на его сторону. Прежде всего, они сослались на позицию Конституционного суда (КС) РФ, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный статьей 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, предписав одновременно законодателю поправить кодекс, чтобы определить пределы этого иммунитета, исходя из принципа соразмерности при защите интересов кредитора. Но пока изменения в законодательства не внесены. Как писала "РГ", министерство юстиции продолжает работу над соответствующей инициативой.

В ходе судебного заседания в Верховном суде, представители кредитора обращали внимание судей на то, что суды общей юрисдикции констатировали в действиях должника признаки недобросовестности и злоупотребления. При этом, как подчеркивала адвокат, злоупотребление правом со стороны должника носило длящийся характер. "За 10 лет ни одной добровольной выплаты так и не было", только удержания с пенсии, говорила она. По мнению представителей истца, само банкротство было инициировано, чтобы применить статью 446 ГПК РФ об имущественном иммунитете.

"Злоупотребления носят защитный характер, а не в целях ухода от долгов. Ответчик не обладает юридическим образованием, не совсем должным образом осознавал степень проводимых им действий", - говорил в ответ представитель должника. По его словам, действия его доверителя были исключительно в рамках закона.

"После непродолжительного совещания судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты нижестоящих судов. Обособленный спор отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции", - сообщает источник. На юридическом языке это означает, что окончательное решение еще не принято. Но, как поясняют эксперты, в любом случае на улицу должника не выбросят.

"Исключая из конкурсной массы должника указанное жилое помещение, судами в настоящем деле не была дана надлежащая оценка доводам и доказательствам заявителя о наличии в действиях должника признаков злоупотребления правом в процедуре банкротства, а также о невозможности применения к спорной квартире безусловного имущественного (исполнительского) иммунитета", говорится в определении Верховного суда о принятии дела к рассмотрению, вынесенном в начале октября.

Принципиальный момент: кредиторы подозревают, что должник действует недобросовестно. Раньше квартира не была у него единственной, но он искусственно создал ситуацию, когда роскошные апартаменты стали его единственным жильем. Иными словами, нет речи о том, чтобы сделать бездомным бедного. Истцы пытаются доказать, что и деньги, и возможности у должника есть, но он идет на различные уловки. В таком случае, по мнению кредиторов, справедливо было бы разделить квартиру и уплотнить должника, а за счет излишних квадратных метров погасить долг. Возможно ли так сделать, будут изучать нижестоящие суды. Но даже в случае положительного для кредиторов решения, массовыми выселениями должникам из единственных апартаментов такой поворот судебной практики не грозит.

Strossle