Новости

15.03.2005 02:00
Рубрика: Власть

Судебный расчет на честь и достоинство

Верховный суд рассказал, как защитить доброе имя

В прежние времена, еще при старой власти, статья 152 Гражданского кодекса, которая и говорила о защите чести и достоинства, была "мертвой" статьей. Нет, кто-то, может быть, и считал, что его достоинство пострадало в результате, скажем, опубликования статьи, но в суд такой человек не шел. Все теле- и радиоканалы, а также пресса принадлежали одному "хозяину" - партии, и спорить с ней в суде желающих не было. Потом, когда была объявлена гласность, произошел буквально всплеск таких исков. Но что с ними делать, толком не знали не только граждане, но и судьи. Сама имела возможность наблюдать, как первое обобщение судебной практики и разъяснение судьям о проведении таких процессов зачитывалось судьями буквально до дыр. Теперь иски о защите чести и достоинства такие же обычные и массовые процессы как, например, дележ имущества при разводе.

Что важно именно в последнем, публикуемом сегодня пленуме? В нашей Конституции есть две главные для понимания вопроса статьи. Это 23-я и 29-я. Первая говорит, что каждый человек имеет право на защиту чести и доброго имени, а вторая статья гарантирует всем свободу мысли, слова и свободу массовой информации. На стыке этих прав и рождаются судебные иски.

Пленум Верховного суда подчеркнул, что суды России в основном правильно рассматривали такие иски. Но так как наша страна ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и протоколы к этой Конвенции, в судебной практике появились вопросы, на которые надо ответить.

Как поступать, если в печати появились сведения, порочащие честь несовершеннолетних или уже умерших граждан? Ведь они сами в суд не пойдут.

Подобные иски могут предъявлять родные или наследники. А если невозможно найти автора? Такое случается весьма часто либо в анонимках, либо в Интернете. И в этом случае ситуация не безнадежна. Вполне можно потребовать, что бы суд признал сведения лживыми. Пленум подчеркнул, что именно является основанием для того, чтобы иск был удовлетворен. Это сам факт распространения сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Если отсутствует хотя бы одно из этих обстоятельств, то суд иск не удовлетворит. Кстати, распространение порочащих сведений может быть не только в статьях, передачах или фильмах. Это могут быть публичные выступления, служебные характеристики, или, скажем, заявления, адресованные начальникам. Порочить честь можно и в устной форме. Но если человеку гадость сказали один на один, то говорящий по закону отвечать не будет, если признано, что он постарался соблюсти конфиденциальность.

Еще важно, что сведения, которые содержатся в судебных приговорах, постановлениях следователей или других официальных документах, к искам о защите чести и достоинства отношения не имеют. Для оспаривания таких сведений предусмотрен другой порядок. О том, что в постановлении считать самым важным, "РГ" рассказал один из разработчиков проекта постановления пленума, координатор работы редакционной комиссии судья Верховного суда Сергей Потапенко:

- Это концептуально новое постановление, которое ориентирует суды общей юрисдикции на разрешение споров с использованием положений Европейской конвенции по правам человека. Пленум разъяснил судам, что заявления граждан в органы госвласти и местного самоуправления могут не быть основанием для иска. Так, например, обратился человек в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом преступлении, а его заявление не подтвердилось. Здесь имеет место реализация человеком конституционного права на обращение, а не распространение порочащих сведений. Но если суд установит, что письмо было не намерением исполнить гражданский долг, а исключительно желанием причинить вред другому человеку, то автор заявления ответит по закону.

Перед пленумом была обобщена судебная практика, и оказалось, что есть еще судебные решения, в которых порочащими признаются сведения типа "Иванов - плохой мэр" или "Взгляды Сидорова носят реакционный характер". Это не предмет опровержения, потому, что не поддаются проверке на истинность.

Весьма актуальным разъяснением в постановлении является то, что судам рекомендовано различать утверждение о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения. Кроме оценочных суждений, есть еще мнения и убеждения, которые не могут быть предметом судебной защиты. Но если субъективное мнение высказано оскорбительно, то на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда.

Интересен 15 пункт постановления. Верховный суд подтвердил свою позицию, что правила, которые регулируют компенсацию морального вреда гражданину, распространяются и на юридических лиц. Высказывалась мысль, что юрлицо не может физически и нравственно страдать, поэтому ему нечего компенсировать моральный вред. Но пленум с таким подходом не согласился. В этом пункте заложена еще одна важная мысль. Подлежащая взысканию сумма морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не ущемлять свободу массовой информации. Эта формулировка означает одно - сумма компенсации не должна вести к банкротству организации, выпускающей СМИ.

Власть Право Права человека Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд