Новости

06.09.2005 03:15
Рубрика: Власть

Обратная сторона преемника

Вчера Совет по национальной стратегии (СНС) собрался вместе с представителями оппозиционных сил, чтобы детально обсудить, откуда может появиться преемник главы государства и каким должен быть его курс. Сопредседатель cовета Иосиф Дискин отметил, что у российской преемственности есть одна серьезная проблема - каждый преемник приходит во власть под флагом поддержки курса и буквально тут же отказывается от предшественника. Отсюда и причина слабого модернизационного развития страны: ни разу реформам не давали прорасти. Поэтому в вопросе преемственности необходимо определить границу между той частью, в которой нация может прийти к консенсусу, и той, где возможно ведение политических дискуссий.

Однако такое начало явно не устроило оппозицию. Представлявший "Родину" Сергей Глазьев удивился, что СНС взялся утверждать о какой-то реформаторской политике государства: "Вы действительно думаете, что правительство ведет модернизационный курс?" И тут же выдал монолог, общий смысл которого сводился к тому, что страна не движется вперед, а по факту, наоборот, отброшена на 30-40 лет назад. Немногие же достижения являются результатом исключительно благоприятной макроэкономической конъюнктуры.

Его поддержал зампред "Яблока" Сергей Митрохин, выступивший с куда более конкретными "обвинениями" в адрес властей. "Я могу констатировать, что с определенного момента в стране начался процесс демодернизации", - заявил он, подчеркнув, что все перечисляемые положительные факторы, такие как снижение бедности и прекращение заимствований из-за рубежа, являются обратимыми. В России сегодня нет институтов, способных удерживать деньги в экономике, что ведет к раздуванию Стабилизационного фонда.

Немного пошумев, собравшиеся все-таки вернулись в конструктивное русло и попытались разобраться, как же можно совместить преемственность власти со стабильным развитием страны. Член федерального политсовета "Союза правых сил" Алексей Кара-Мурза выдвинул предположение, что модернизация будет эффективной только в том случае, если раскрепостят демократические институты, поддерживающие модернизацию. В таком случае даже вопрос преемственности власти не станет вызывать ожесточенные споры в верхах и обществе. В конце концов в развитых демократических странах действующая власть тоже выбирает себе преемника, но этот процесс основывается в большей степени на демократических открытых процедурах.

Во времена не столь отдаленные в Советском Союзе действовала мощная коммунистическая машина, которая выдвигала нового генерального секретаря партии. Подобного механизма доставки преемника во власть в России уже нет. В то же время отсутствует и альтернативная система, распространенная на Западе, когда несколько крупных "машин" доставляют своих кандидатов наверх и они конкурируют между собой за власть. "Сейчас сложилась посткоммунистическая российская традиция", - констатировал Кара-Мурза.

К тому же без критики того, что делал предыдущий президент, невозможно получить ни рейтинг, ни поддержку со стороны элит и экспертов.

Еще политиков и экспертов, которые уже давно ожидают появления преемника президента, смущает, почему его имя до сих пор неизвестно. В конечном счете, поле для выбора настолько огромное, что здесь не должно быть серьезных проблем. Правда, все названные места поиска выглядят несколько сомнительно. Преемник из числа губернаторов маловероятен, хотя весомые фигуры, пользующиеся популярностью, здесь есть. Преемник из правительства возможен, но это необязательно должен быть премьер и необязательно из действующего кабинета министров. Преемник из руководства крупной российской компании - это предположение прозвучало как полный абсурд.

Власть Работа власти Внутренняя политика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники