Новости

01.06.2007 02:00
Рубрика: Культура

Канн - интриган

На 12 дней Канн становится мировой столицей кино. Только что это случилось в 60-й раз

 Итоги юбилейного конкурса известны: Золотую пальмовую ветвь завоевал фильм молодого румына Кристиана Мунджиу "4 месяца, 3 недели и 2 дня".

Россия не осталась без наград: приз за лучшую мужскую роль получил Константин Лавроненко из фильма Андрея Звягинцева "Изгнание".

Второй российский фильм "Александра" призов не получил, хотя собрал урожай позитивных рецензий. Таким образом, пятая попытка Александра Сокурова завоевать каннский приз опять не принесла успеха.

Победители

Впрочем, поражений на Каннском фестивале не бывает. Не верьте тем, кто злорадно пишет о провале какой-нибудь конкурсной ленты: само участие в каннских программах считается большой победой. К тому же каннские жюри традиционно предъявляют решения нелогичные, и их предпочтения не всегда можно рационально объяснить.

Последний пример - присуждение премии за лучшую мужскую роль Константину Лавроненко.

Хорошо ли сыграл Лавроненко? Очень. Была ли его работа лучшей на фестивале? Нет. Это было так очевидно, что зал, услышав решение жюри, даже забыл похлопать. Потому что по-настоящему крупные актерские работы случились в других картинах: Хавьер Бардем, к примеру, уникально сыграл комического злодея в фильме братьев Коэнов "Для стариков здесь места нет". Был превосходный молодой актер в комедии Эмира Кустурицы "Завет". А в "Изгнании", согласно режиссерскому замыслу, там актеры ограничены в эмоциях, им даны намеренно безликие тексты - они, как хотел Звягинцев, изображают не столько живых людей, сколько функции.

Иными словами, в этой действительно замечательной картине актеры - яркое и самобытное, но запрограммированно слабое звено. Поэтому вручение приза Константину Лавроненко прозвучало как удар грома с ясного неба.

Что же тогда произошло в наглухо изолированной комнате жюри, где каждое слово - большой, большой секрет? По некоторым признакам можно восстановить ход этой типичной для фестивалей интриги.

То, что фильм получил награду, говорит о симпатиях жюри к молодому таланту, так ярко заявившему о себе в Венеции.

Неясно было только, какой приз дать. Главного, все понимали, заслуживает картина Кристиана Мунджиу "4 месяца, 3 недели и 2 дня" о проблеме запретного аборта в коммунистической Румынии. В этом все сходились единодушно: и пресса, и публика, и, как мы теперь видим, рефери. По результатам голосования премия за режиссуру тоже по справедливости ушла Джулиану Шнабелю, снявшему пронзительную драму "Скафандр и бабочка" о парализованном человеке, который сумел написать книгу воспоминаний, продиктовав ее близким при помощи подрагивания левого века - единственного физического действия, которое он мог контролировать. Споры накалялись, премий явно не хватало: приз жюри даже пришлось поделить между крайне медленным и очень проникновенным фильмом мексиканца Карлоса Рейгадаса "Тихий свет" и посредственным, но политически острым мультиком-комиксом француженки Мариан Сатрапи "Персеполис" (нельзя же совсем обделить наградами хозяев поля!). По-видимому, когда вспомнили, что надо бы что-то дать "Изгнанию", бесхозными оставались только актерские премии. Споры шли, судя по всему, до последнего момента, а когда пришли к компромиссному согласию, Константина Лавроненко уже было поздно вызывать на церемонию из Москвы. Приз получил, не скрывая удивления, режиссер картины. Не скрыл удивления и сам Лавроненко: актер никак не ожидал такого успеха своего скромного труда.

Подобных случаев в истории Каннского фестиваля не счесть. Так в 1999 году фильм Сокурова "Молох" получил в Канне приз... за отсутствующий в нем сценарий. Тоже хотелось чем-нибудь наградить - и дали приз, остававшийся бесхозным. Так в том же 1999-м всех Джеков Николсонов с Робертами Де Ниро обошли артисты-любители - солдат и домохозяйка, сыгравшие в фильме "Человечность" самих себя и признанные лучшими актерами года. Их, как и фильм, давно забыли, но казус - помнят все. В 2004 году из всех игровых фильмов главным оказался фильм документальный - антибушевская предвыборная агитка Майкла Мура "Фаренгейт 9/11", а званием лучшего актера увенчали 14-летнего Юю Ягиру из Японии.

Проигравшие

Среди "проигравших" - хорошие режиссеры. Квентин Тарантино - виртуоз револьверных выстрелов, отсеченных голов и автомобильных погонь. Мастера "черного юмора" братья Коэны. Переполненный жизненной энергией певец житейского абсурда Эмир Кустурица. Александр Сокуров - никогда не улыбающийся проповедник, исследователь природы человека, власти и войны. Ну как их сравнивать, скажите, по каким критериям? Это как пытаться определить преимущества зеленого перед соленым. Поэтому фестиваль - всегда компромисс, который нельзя принимать слишком всерьез. Это просто праздник - нарядный, гламурный, полный интриг, явных и тайных, это парад звезд и прикидов, а заодно - возможность посмотреть хорошее кино, которое весь год отбирали для своих гостей фестивальные эксперты. И еще это самый действенный способ раскрутки фильма: золотая веточка на афише или хотя бы упоминание об участии в Каннском фестивале сразу открывают картине широкую дорогу на мировые экраны.

Великолепный пример - все то же "Изгнание" Звягинцева. Первая картина молодого режиссера "Возвращение" взяла в Венеции 2003 года двух Золотых львов, чего не случалось за всю историю Венецианского фестиваля. Имя Звягинцева сразу стало знаменитым, скромную историю о трагическом путешествии отца с двумя сыновьями купили практически все страны мира. Стали ждать второго фильма нового русского гения. "Изгнание" покупалось на корню - еще не видя ни единого кадра, не зная даже сюжета будущей картины, крупнейшие прокатчики соревновались за право ее показать и готовы были платить любые деньги. Каннская премьера погрузила их в задумчивость: рецензии вышли в большинстве кислые, а два ведущих киножурнала США прямо написали, что у картины нулевые прокатные перспективы. Активность купцов сразу приутихла, у стенда нашей дистрибьюторской фирмы "Интерсинема" уже не стояла очередь, кто-то даже не пришел подписать заготовленный контракт. О чем горько пожалел уже вечером 27 мая, когда картина оказалась в числе лауреатов, и цены на нее взлетели.

Так что лучших зазывал, чем Каннский фестиваль, Венеция или "Оскар", в кино пока не придумали.

   каннские рекорды

Самая звездная премьера 2007 года - авантюрная комедия Стивена Содерберга "Тринадцать друзей Оушена": в ней снимались только "первачи", которые к восторгу толпы и прибыли в полном составе в Канн: Джордж Клуни, Брэд Питт, Мэтт Деймон, Энди Гарсиа, Эллен Баркин, Аль Пачино, Дон Чидл...

Самый медленный фильм - "Тихий свет" Карлоса Рейгадаса: уже первый кадр, который, оставаясь недвижным, прослеживает рассвет над сельским пейзажем от звездного неба до первых лучей солнца и первых петухов, длится около 6 минут.

Самой смешной картиной конкурса оказался "Завет" сербского классика Эмира Кустурицы: там дед посылает 15-летнего внука в город срочно искать себе невесту, и хохот в зале, который начинается еще до титров, ни на секунду не смолкает до самого финала.

Самое большое разочарование - "Доказательство смерти" Квентина Тарантино, бесконечный скучный треп компании самоуверенных девиц, иногда перемежающийся короткими, но, как всегда у Тарантино, лихими дуэлями на автомобилях.

Сюрприз фестиваля - новая роль героя "Титаника" Леонардо ДиКаприо, который выступил в качестве продюсера и ведущего документального фильма "11-й час" о необратимом и губительном влиянии человечества на экосистему Земли и о том, что еще не поздно опомниться.

Бомбист фестиваля - Майкл Мур, который снова приехал с разоблачительной документальной картиной, где доказывал преимущества кубинской социалистической системы здравоохранения перед американской страховой - капиталистической.

Культура Кино и ТВ 60-й Каннский кинофестиваль