Новости

27.07.2007 03:30
Рубрика: Власть

Опасная Арктика

Неясный правовой статус региона может ущемить интересы России
На днях научно-экспедиционное судно Арктического и антарктического научно-исследовательского института Росгидромета "Академик Федоров" отправилось в арктическую экспедицию.

Этот рейс преследует две задачи: научную и геополитическую.

Во время экспедиции в Северном Ледовитом океане будет осуществлено множество экспериментов и исследований. В ней принимают участие сотрудники свыше десяти научно-исследовательских институтов России и ряда зарубежных научных центров.

В первой части рейса будет проведена высокоширотная подводная экспедиция. В ходе нее впервые в истории глубоководные обитаемые аппараты "Мир-1" и "Мир-2" совершат погружение в точке Северного полюса, где глубина достигает 4,2 тысячи метров.

Во время второй части рейса будет открыта новая российская дрейфующая станция "Северный полюс-35". Это произойдет в юбилейный для отечественных полярников год - 70 лет назад начала работать первая в мире дрейфующая станция "СП-1"

А пока ученые занимаются глубоководным исследованием шельфа в океане, юристы-международники внимательно изучают вопрос, какие правовые нормы могут обеспечить России право на обладание арктическим шельфом. Ведь до сих пор правовой статус Арктики во многих деталях не определен, что может затронуть интересы России, перечеркнуть ее достижения в этом регионе.

На спорные юридические аспекты пристального внимания к Арктике обратил внимание заведующий кафедрой международного права Московской государственной юридической академии профессор Камиль Бекяшев. Вот его комментарий.

- В Морской доктрине России, утвержденной президентом Владимиром Путиным, в качестве одного из главных региональных направлений национальной морской политики выделено арктическое.

Это не случайно. Во-первых, в Арктике таятся огромные залежи нефти и газа. Начальные извлекаемые ресурсы углеводородного сырья на шельфе оцениваются в 136 миллиардов тонн условного топлива, что составляет 25 процентов от общемировых ресурсов углеводородов. Здесь возможна добыча золота, никеля, алмазов и других ценных минералов.

Во-вторых, в настоящее время остается неясным правовой статус арктических секторов -являются ли они районами национальной юрисдикции или принадлежат всем.

В 1926 году президиум ЦК СССР объявил территорией Советского Союза как открытые, так и могущие быть открытыми земли и острова в арктическом секторе, который является самым обширным в мире. США, Дания и Норвегия официально не объявили границы своих секторов. Но они имеют их на основе обычного международного права.

В-третьих, в результате быстрого таяния льдов и изменения климата в Арктике возможны изменения правового статуса секторов шельфа. Например, они будут открыты для круглогодичного безледокольного плавания, что должно в разы уменьшить расстояния между Европой и Америкой.

Пятого июня 2007 года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун отметил: "В Арктике потепление происходит в два раза быстрее, чем в среднем по планете. Зоны вечной мерзлоты сужаются. А ледниковый покров Гренландии и Арктики тает быстрее, чем кто-либо мог предположить".

В Арктике уже поселился камчатский краб и стал промысловым видом. В настоящее время российские рыбопромышленники вылавливают более трех миллионов штук краба. Вот-вот начнется промышленный улов лососей, развернется добыча китов, морских котиков, мойвы, трески, сельди и корюшки. И все это может стать добычей иностранных рыбаков.

Таким образом, речь идет о защите наших комплексных интересов в арктическом регионе. Каким образом ее можно обеспечить? Во-первых, необходим федеральный закон России об Арктике, в котором следует объявить нашими водами всю водную поверхность от материка до полюса. Кстати, это сделала Канада еще в 1925 году. Никто против канадского закона не возражал.

Во-вторых, необходимо разобраться с внешней границей российского континентального шельфа в Арктике. Не ясно, где находится его внешний предел. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, в которой участвуют семь арктических стран, кроме США, позволяет объявить при известных условиях ширину шельфа до 350 миль без учета подводных возвышенностей.

Но тут должны быть учтены два критерия. Первое: глубина воды должна быть не более 2500 метров. И второе: шельф должен в геологическом смысле быть продолжением сухопутных территорий без каких-либо интервалов.

Необходимо иметь в виду еще одно важное обстоятельство: с установлением континентального шельфа в Арктике мы признаем факт распространения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года на Арктический сектор.

В этом случае за нашим шельфом шириной 350 миль могут добывать минеральные ресурсы другие государства. Они также будут вправе прокладывать кабели и трубопроводы сразу же за пределами 12 миль от берега.

Изменится и правовой статус Северного морского пути. Там, где он выходит за пределы 12-мильного территориального моря, будет действовать режим открытого моря для прохода судов. Мы должны будем обеспечивать там безопасный проход иностранных судов, к чему в течение 40 лет стремятся США.

В настоящее время трассы Северного морского пути объявлены национальной единой транспортной коммуникацией России в Арктике. Об этом прямо сказано в федеральном законе о территориальном море России.

Руководству страны и депутатам нужно обдумать возможность совершенствования нормативной базы и защиты оборонных и экономических интересов России.

Власть Позиция Общество Наука Арктика: битва за ресурсы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники