Новости

09.11.2007 00:00
Рубрика: В мире

Американский диктант

На Западе снисходительно отнеслись к появлению диктатора во главе Грузии

Около сотни пострадавших от действий грузинского спецназа, разогнавшего митинг оппозиции с помощью резиновых пуль и слезоточивого газа, еще остаются в больницах Тбилиси.

Закрыты все частные телеканалы от оппозиционного "Имеди" до вполне лояльного властям "Рустави-2".

"Сбор и распространение информации запрещены всем электронным и печатным СМИ, за исключением Общественного канала", - заявил министр экономического развития Грузии Георгий Арвеладзе. Даже международное правозащитное движение "Хьюман райтс вотч", которое официальному Тбилиси весьма трудно причислить к "пророссийским" организациям, оказалось не в силах безучастно наблюдать за происходившим на улицах грузинской столицы. "Невозможно оправдать избиение журналистов за то, что они сообщают о событиях. Даже во времена кризиса жители Грузии имеют право на проведение мирного протеста", - говорится в заявлении "Хьюман райтс вотч".

Казалось, на этом можно поставить точку. И признать: увлеченный геополитическими играми на закавказском направлении, Запад проглядел появление в Грузии диктатора. А за столь приятными европейским лидерам рассуждениями президента Михаила Саакашвили о демократии и главенстве американских ценностей не понял, что имеет дело с правителем "латиноамериканского типа" середины прошлого века, который готов пойти на все ради сохранения власти.

Это наглядно продемонстрировали события в Тбилиси, где глава государства, который некогда предпринимал столько усилий, чтобы выглядеть цивилизованным лидером в глазах Запада, отдал приказ выгнать с улиц недовольных его политикой людей.

А заодно закрыть телевидение, которое, по мнению Саакашвили, неправильно освещало действия стрелявшего в спину демонстрантам спецназа. После чего объяснил действия оппозиции мифической рукой Москвы.

Бессмысленно спорить с человеком, не желающим понимать, что далеко не все в Грузии счастливы жить в полицейском государстве, созданном Саакашвили. И в любой стране при той экономической и кадровой политике, которую проводит официальный Тбилиси, неизбежно возникнет недовольство как местных элит, так и населения.

В конце концов оппозиция существует в любом демократическом государстве. Рано или поздно она приходит к власти. Но никто в подобном круговороте политической жизни не пытается углядеть "руки" соседних государств и не высылает их дипломатов.

Попытки Саакашвили причислить грузинскую оппозицию к "промосковским силам" выглядят настолько абсурдными, что могут вызвать лишь снисходительную улыбку. Как и объяснения грузинского лидера, который утверждал: разгон митинга был вызван стремлением наладить движение транспорта в Тбилиси.

Один из лидеров оппозиции бывший министр обороны Ираклий Окруашвили - человек, который силой собирался вернуть Абхазию и Южную Осетию в состав Грузии, - человек Москвы? Или предприниматель Бадри Патаркацишвили, проходящий в России по уголовным делам вместе с Борисом Березовским, пользуется поддержкой Кремля?

Более нелепые предположения трудно представить. Но именно в справедливости этих версий и пытался убедить жителей республики президент Грузии. В надежде, что эту "осетрину не первой и даже не второй свежести" кто-нибудь проглотит. Хотя выступления оппозиции еще раз показали: желающих вкусить то счастье, которое уготовил Саакашвили для своего народа, остается все меньше.

А что же Запад? Как он оценил ту славную победу, после которой более 500 граждан Грузии обратились в больницы? Запад призывает Саакашвили быть более сдержанным. По возможности попросить военных не стрелять в спину людям резиновыми пулями и наладить диалог с оппозицией.

Правда, не совсем ясно, сможет ли президент вести переговоры с ее лидерами, многие из которых были отравлены слезоточивым газом, как глава Лейбористской партии Шалва Нателашвили. Или обвинены в наркотическом опьянении и хулиганстве - такой протокол полиция составила на другого лидера оппозиции, Георгия Хаиндраву. Но на подобные мелочи в Евросоюзе и США просто закрыли глаза.

Между тем

Похоже, старая, хорошо известная фраза "он, конечно, сукин сын, но наш сукин сын" по-прежнему осталась актуальной для современной европейской и американской политики. Потеснив в списке наиболее значимых западных ценностей такие понятия, как демократия и свобода слова.

из первых уст

Нино Силагадзе,
корреспондент The Georgian Times:

- В среду по заданию редакции я пришла на митинг, чтобы взять комментарий у находившихся там оппозиционных лидеров. Примерно через двадцать минут после этого начался разгон манифестации. Нас окружили со всех сторон. Сначала подошла патрульная полиция, затем - особое подразделение спецназовцев, которое всегда используют в таких случаях. У нас их еще называют "роботами". Без предупреждения о том, что будет применяться сила, они пустили газ с очень тяжелым, неприятным запахом.

После этого между митингующими и патрульными завязалась драка. Сперва участники манифестации отогнали представителей полиции и спецназа. Некоторые протестующие бросали в своих оппонентов камни, но это была самозащита. Находившиеся на площади оппозиционные лидеры вступили в рукопашный бой со спецназом, сообщения о том, что их кто-то якобы сразу вывел в безопасное место, не соответствуют действительности.

Спецназ спускался со стороны моста Бараташвили, скандируя: "Миша, Миша!" Там тоже стояли митингующие, и их также разогнали дубинками. Я видела, что у одного мужчины после избиения была сломана нога. Затем добрались и до того места, где стояли мы. Направили дула своего оружия прямо в толпу.

Я наблюдала за происходящим вместе с ребятами из съемочной группы телеканала "Рустави-2". Когда к нам подошли спецназовцы, мы предупредили их, что являемся представителями прессы. Мы думали, они не тронут журналистов, исполняющих профессиональный долг. Однако эффект оказался прямо противоположным - они стали еще более агрессивными.

Рядом с нами находилась женщина, которая к тому моменту уже была в панике. Она накричала на спецназовцев. После этого пять или шесть человек напали на нас. Вначале они выкрикивали всяческие оскорбления, в том числе матерные, затем начали стрелять резиновыми пулями. Одна из них попала мне в шею, другая - в ногу. Я почувствовала такую сильную боль, что даже не поняла, что произошло, только старалась окончательно не потерять самообладание.

Спецназовцы продолжали оскорблять нас. Я сказала им: "Успокойтесь, в меня вы уже попали". Но они все равно принялись бить нас дубинками. Потом, переговариваясь между собой, произнесли: "Ну ладно, это ведь всего лишь женщины" и ушли. Мы были очень напуганы. Несколько митингующих, которые уцелели после разгона, увидели, что нам плохо и помогли уйти оттуда.

Я до сих пор в шоке от произошедшего и не знаю, когда у меня пройдет это состояние. К счастью, для меня все закончилось без последствий. Только синяки по всему телу пока еще болят. По телевизору все выглядит иначе, чем в реальности. Они не жалели никого. После того, что случилось, могу сказать только одно: сегодня оппозиция нынешней власти - это не Нателашвили и не Гамсахурдиа. Это весь грузинский народ. Сегодня нами управляет правительство, которого мы не заслуживаем.

В мире экс-СССР Грузия Политический конфликт в Грузии