Новости

19.07.2011 00:09
Рубрика: Культура

Фантазии о прошлом и будущем

Андрей Прошкин о молодом Киносоюзе, разочарованном зрителе и Золотой орде

На прошедшем недавно I съезде Киносоюза его председателем избран режиссер нового поколения Андрей Прошкин ("Спартак и Калашников", "Игры мотыльков", "Миннесота").

Киносоюз существует меньше года. Кроме мастеров уровня Эльдара Рязанова, Андрея Смирнова, Алексея Германа или Гарри Бардина, этот союз объединил почти всю новую волну активно работающей молодой режиссуры. О его планах и намерениях Андрей Прошкин рассказал в беседе с корреспондентом "РГ".

Российская газета: Как вы чувствуете себя в роли лидера?

Андрей Прошкин: Я заканчиваю работу над фильмом и в первый день на съезде не был. Cлучившееся было для меня сюрпризом. Я никогда не считал себя лидером, но в Киносоюзе собрались люди активные и творческие - думаю, сообща мы справимся.

РГ: Проблем, с которыми предстоит справиться, на съезде названо много. Среди них упадок кинематографического образования.

Прошкин: Есть общее ощущение, что кинообразование не поспевает за изменениями в сегодняшнем кинематографе. Необходимы свежие идеи, и Киносоюз постарается что-то предложить со своей стороны. Одна из проблем: серьезно работать в кино можно только обладая определенным жизненным опытом, когда есть что сказать зрителям. Но именно таким людям трудно попасть в киноинститут: второе высшее образование у нас платное. Вадим Абдрашитов давно бьет тревогу по этому поводу, и мы его поддерживаем: для творческих вузов должно быть сделано исключение. Потому что инфантилизм молодой режиссуры бывает очень заметен.

РГ: Наше кино не имеет выхода к зрителю - об этом тоже много говорили на съезде. Кто-то считает, что причина - качество самого кино, кто-то видит проблему в системе частного проката. Что здесь может сделать Киносоюз?

Прошкин: Правы и те, и другие. Прокат отделен от национального кинопроизводства, и эта пропасть с каждым годом все шире. Даже очень хорошей нашей картине попасть на экраны почти невозможно. Последний пример - фильм "Жила-была одна баба", который снял Андрей Смирнов. Это эмоциональная картина с героями и внятной историей, но прокатчики говорят: картина замечательная, но никому не нужна. Было бы несколько миллионов на раскрутку - дело другое. Зритель привык к мощной рекламе.

РГ: Выросло поколение, приученное воспринимать кино как аттракцион, развлечение, и фильмы такого уровня просто не востребованы этой публикой.

Прошкин: Возможно, я идеалист, но мне кажется, еще не поздно вернуть в залы людей, способных воспринимать кино сложное. Их не так мало. Ведь развлечения бывают разными: одним нравится, когда пятки чешут, другим - слушать Моцарта.

РГ: Киносоюз мог бы способствовать воссозданию компетентной зрительской аудитории? То есть продолжить работу, прерванную 1991 годом?

Прошкин: Разумеется, это одна из задач, но смешно замыкать ее рамками кино: это большая социальная проблема. Почитайте статьи об уровне абитуриентов, поступающих в вузы! У нас произошло резкое падение уровня образования. Причем произошло это в XXI веке, который целиком строится на образовании и научном знании. Это падение отражается и на уровне публики: в кино теперь ходит узкая прослойка людей. Что тут может Киносоюз? Мы можем рассказывать людям, которых не устраивает кинорепертуар, что есть и другие картины. Такая работа особенно нужна в студенческих центрах, и наше сотрудничество с Международным университетом - ее начало. Очень важную роль в кинообразовании играл Музей кино, там росли не только зрители, но и многие ныне знаменитые режиссеры: Звягинцев, Попогребский, Хлебников… Закрытие Киномузея - своего рода метафора нашего времени. На родине кинематографа - во Франции - кино проходят в школах! А в очередях к кинокассам я там видел и подростков, и людей за семьдесят. Если и у нас в кино снова станут ходить не только подростки, то и картины понадобятся разные.

РГ: Назревает эра принципиально других взаимоотношений кино и его зрителей. Люди бесплатно скачивают фильмы с торрентов, и у этой практики есть мощная общественная поддержка.

Прошкин: Тогда давайте узаконим воровство автомобилей! Ведь дело не в том, что из-за торрентов падают сверхдоходы звезд, это чушь. Кинопроизводство - затратное дело, и возврат денег - это просто способ сделать следующую картину. Если возврата нет, кино рано или поздно прекратится или выродится в любительские фильмы, снятые мобильными телефонами.

РГ: Каковы пути выхода из тупика?

Прошкин: Безусловное наказание за торговлю краденым. В эпоху DVD мы видели, что еще не вышедшая на экраны картина уже лежала на уличных лотках, но если фильм был произведен Первым каналом или другими влиятельными в политических кругах продюсерами, то их картины на лотках не появлялись. Значит, противостоять разбою можно - была бы политическая воля!  Защита интеллектуальной собственности - одна из обязанностей государства. Но есть у Интернета и другая сторона: это замечательный способ доставки, и нужно развивать легальные способы такой доставки картин по Сети.

РГ: Киносоюз будет налаживать контакты с Союзом кинематографистов?

Прошкин: Если для решения каких-то проблем понадобятся совместные действия двух творческих союзов, то у нас никаких предрассудков на этот счет нет. Более того, многие члены Киносоюза продолжают быть членами СК, а Алексей Федорченко даже входит в правление Киносоюза и одновременно является секретарем СК.

РГ: Первые шаги Киносоюза были конструктивны: конференция о киноиндустрии как части национальной культуры в Воскресенском оказалась полезной.

Прошкин: Мы даже иронизировали над собой в кулуарах: никто не подозревал в себе такой общественной жилки. Но сидели по 8-10 часов, пытались сообща найти какие-то выходы из ситуации. Там были далеко не только члены Киносоюза - необходимость в деловом общении, в дискуссиях, в диалоге ощущают многие кинематографисты. С другой стороны, мы пытаемся вести диалог с властью, чтобы она услышала точку зрения кинематографистов.

РГ: А какие проблемы требуют вмешательства властей?

Прошкин: Их много, мне не хотелось бы их бегло перечислять. То же пиратство - безусловно. Но на ближайшем заседании Общественного совета при министре культуры мы будем говорить о государственной поддержке документального кино. Попытаемся рассказать, как эта поддержка осуществляется во всем мире, в какие условия поставлены наши ведущие мастера, и попытаемся вместе с Минкультом как-то скорректировать систему господдержки, чтобы деньги не уходили, как сейчас, в песок.

РГ: Я застал вас за монтажом фильма "Орда" - этот проект известен под рабочим названием "Святитель Алексий". Кино в последнее время активно разрабатывает глубины истории: Николай Досталь закончил сериал "Раскол", мы видели два фильма о Чингис-хане, и вот у вас - XIV век, Золотая орда. Чем вас заинтересовала эта эпоха?

Прошкин: Зачастую историческое кино может точнее и больше сказать о современности, чем современный сюжет. И, на мой взгляд, история, придуманная замечательным Юрием Арабовым, больше говорит о нас, о человеческой жизни вообще, чем конкретно о XIV веке. Чем и интересна. Делать эту картину было невероятно увлекательно. Оценивать результат я, понятно, не могу, но могу гарантировать, что делали мы не агитку, в чем нас не раз уже заранее упрекнули, а честную и авторскую картину.

РГ: Роль Алексия играет Максим Суханов. Он актер широкого диапазона, но выбор кажется неожиданным.

Прошкин: Мне был интересен герой мощный, уверенный в себе и при этом интеллектуал. Такие качества не играются, исполнитель должен ими обладать. Что в полной мере подходит Максиму.

РГ: Это ваш первый опыт исторического фильма. В чем трудности работы над таким кино?

Прошкин: Прежде всего, скудность сведений о жизни в 1357 году. Все приходится додумывать. Мы работали не столько на территории исторического кино, сколько на поле мифа. Житие - специфический жанр, он ближе мифологии, чем исторически достоверным источникам. Очень многое в фильме, от антуража до поведения людей, создавалось с нуля. Это трудно, рискованно - и увлекательно.

РГ: И все же ваша фантазия на чем-то базировалась?

Прошкин: Конечно. Многое прочитано - и жутковатые материалы о Руси XIV века, и об Орде, о монгольском обществе. Полезнее всего оказались записки людей, побывавших в Орде, - путешественников из Марокко, Европы… Многое создано по аналогии с другими обществами, которые нам казались похожими. Это фантазийный мир, основанный на исторических материалах в той же степени, как и на ощущениях от нашего сегодняшнего общества.

РГ: Кто, кроме Максима Суханова, участвует в картине?

Прошкин: Александр Яценко, Виталий Хаев и  Алексей Шевченков - с ними я уже работал и надеюсь работать дальше. Выдающаяся, на мой взгляд, актриса Роза Хайруллина, которая много играла в провинции, а теперь - в Театре-студии Олега Табакова. Снималась команда прямо-таки роскошных якутских актеров - мощных, своеобразных…

РГ: Общение с новой генерацией режиссеров как-то развеивает ощущение всеобщего уныния. И даже появляются надежды относительно будущего русского кино.

Прошкин: Вообще-то с фестивальными успехами у нас сейчас очень неплохо. Многие русские картины в последние годы получили серьезнейшие международные призы. Но нам не хватает хорошего кино для массового зрителя. Оно тоже может быть честным, искренним, своеобразным - то есть авторским, и при этом основываться на ярких характерах и внятной истории  - то есть на том, что способно увлечь зрителя. Мы должны показать зрителю, что в стране есть кино, к нему дружелюбное и ему адресованное.

Культура Кино и ТВ Кино и театр с Валерием Кичиным Лучшие интервью